откровение недели от Нарциссы Малфой: "Я на свидания так не собираюсь, как на шашлыки."

Охота на слонопотама

пост недели

Devolo
Он защищал её и оберегал всё то время, когда Андриан уезжал в свои экспедиции, терпеливо сторожил дом, словно забыв о волчьей природе, смиряя дикий нрав ради стаи, но теперь девочка выросла, став юной девушкой, в чьём сердце расцвела весна и плясало лето. Она ступила на свой путь, занялась своими исследованиями, отправившись вместе с тем странным побратимом вожака. Магом, от кого резко и горько пахло кровью, уверенной чёрной силой, собачьей верностью и едва различимым оттенком печати Бездны. Андриан доверял ему абсолютно, а значит он, Деволо, тоже не должен был сомневаться.

Рассвет Новой Эры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рассвет Новой Эры » Партнерство » Finite Incantatem


Finite Incantatem

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

https://forumstatic.ru/files/001a/e8/59/82790.png
HARRY POTTER 1980 // МИНИСТР МЕРТВ

МЕРТВ[/size][/font][/align]

0

2

теодор паркинсон ждет

https://i.imgur.com/0mO7gvR.gif https://i.imgur.com/Q7iugu2.gif

Penelope (Penny) Finnigan
[1950-1955, факультет на выбор, daily prophet (?), нейтралитет; —// diane guerrero]

просто здравствуй, просто как дела
пе-не-ло-па, пэнни - это только для близких и для Артура. ты - Артур? ты знаешь, что делать, когда я готова сожрать пол отдела за затянувшийся материал для колонки? нет? ну, так какая я тебе пэнни, алло не алло?

мы познакомились с тобой, когда я еще работал в ежедневном пророке; скорее всего мы пришли туда примерно в одно время, потому что нас постоянно ставили на одни репортажи, а ты каждый раз с этого смеялась так, что окружающие не понимали - то ли Паркинсон тебе не подходит, то ли ты - ему. но стоит отдать тебе должное, ты в каждой неловкой ситуации находила выход: подружилась с моей женой, стала вхожа в наш дом, я позволял тебе называть себя идиотом и давать советы Флоре [жене], как меня поставить на место.

ты - лучшая подруга и один из лучших журналистов, с которым мне приходилось работать. поэтому после того, как я решил уволиться, мы с тобой ненадолго поссорились [ты обиделась, что я тебя оставляю в политизированной и ограничивающей настоящую журналистику газете]. но скоро и в этом нашлись плюсы: я давал тебе наводки на самые важные и эксклюзивные дела, а ты обеспечивала мне правильный нарратив.

мы хорошо вместе работали, думаю, что я точно пытался тебя переманить к себе в помощницы, но вряд ли ты согласишься бегать у меня на побегушках [я бы никогда тебя не заставлял этим заниматься, кстати]. подозреваю, что ты имеешь какое-то отношение к новым оппозиционным журналам, но пока не могу с точностью сказать, с каким именно - с орденовским или пожирательским. приходи, покушаем стекла и вернем настоящую журналистику


все-все-все менябельно. просто будь моей подругой, дружи с моей женой, помоги нам выбраться из стекла, а еще постарайся не умереть в этой войне. по-братски прошу. от себя обязуюсь защищать, считать своей сестрой и отрубать каждому пальцы, кто тебя тронет. приходи  https://i.imgur.com/JZg28jx.gif

0

3

ремус люпин ждет

https://i.imgur.com/1Ma14dn.gif

Lyall Lupin
[1937, на выбор'55, ММ, отдел регулирования магических популяций и контроля над ними, нейтралитет, при желании оф; —// внешность: matthew davis]

Как выглядела среднестатистическая семья магической Британии в шестидесятых? Кажется, у Ремуса где-то в ящике завалялись колдографии из далекого детства. Лайелл Люпин — энергичный и временами вспыльчивый полукровный волшебник, пробивающий себе дорогу в Министерстве тяжелым трудом и сверхурочной работой. Хоуп Хоуэлл, ныне Люпин, невероятной красоты девушка-магл, полная неунывающего оптимизма и мечтающая в будущем обзавестись еще и дочкой, а лучше несколькими. Ну а Ремус был старшим сыном, которому по плану была уготована роль няньки для той оравы детей, которой родители грозились обзавестись. Жили Люпины на окраине городка Блэкпул, графство Ланкашир, в той части города, которую уже много лет как облюбовали местные волшебники. Но потом их уютная идеальная жизнь пошла крахом. Умные люди утверждают, что все до "но" можно даже не читать. Ну а после этого "но" случился Фенрир Грейбэк. Его судили за убийство двоих местных детей, и так уж вышло, что Лайелл оказался единственным, кто понял, что перед ним самый настоящий оборотень, а совсем не бродяга-магл. Лайелл оказался в меньшинстве, и Грейбэка выпустили на свободу, а все, что оставалось Люпину-старшему — это захлебываться от возмущения и в приступе праведного гнева проорать, что Фенрир заслуживает разве что смерти, а оборотни – злобные существа, которым не свойственно ничто человеческое. Грейбэк решил проучить Люпина за пренебрежение к оборотням, и заканчивается это все нападением на пятилетнего Ремуса прямо в детской. Услышав шум, Лайелл успевает забежать в детскую и осыпать оборотня мощными заклинаниями. Но тот уже сделал то, ради чего пришел – оставил укус на плече Люпина-младшего, чем обрек мальца на ежемесячные болезненные трансформации в озлобленного маленького монстра, опасного для окружающих и себя самого.
Оптимизм Хоуп не прошел испытание на прочность. Рем отчетливо помнит как часто слышал ее сдавленный плач в ванной или запертой спальне. На лице Лайелла появились преждевременные морщины, а на голове – седые пряди. За последующие месяцы Люпины посетили буквально всех колдомедиков Британии, и каждый твердил одно и то же "мне очень жаль, но лекарства нет".
До нападения Ремус больше времени проводил с отцом, ходил за ним хвостом, пытался повторять мимику и жесты. Потому что Лайелл для сына был во всех смыслах примером и эталоном. Однако после нападения Лайелл был настолько раздавлен чувством вины, что долгое время не мог спокойно даже смотреть на сына. Пытаясь пережить то, что стал причиной, по которой надежд на нормальное будущее у Ремуса теперь немного, он невольно отдаляется от семьи, хороня себя под сверхурочной работой в Министерстве. Вместо того, чтобы зарегистрировать сына в министерских списках оборотней, он решает скрывать болезнь сына настолько долго, насколько это возможно, чтобы уберечь его от статуса изгоя в общества. Перед первым полнолунием Лайелл с Хоуп разбирают подвал, вычищая оттуда все, что можно сломать и чем пораниться, укрепляют дверь и вешают на нее здоровенный амбарный замок. Слыша крики, рычание и метание загнанного зверя в подвале, Лайелл сидит в гостиной с бокалом огневиски и мечтает о том, чтобы Фенрир заразил ликантропией его, а не сына. Первое время Люпин-старший пристально присматривается к Ремусу, боясь найти в его поведении проявления агрессии и жестокости. Не находит. Помимо ночей во время полнолуния его сын все тот же, разве что чаще чувствует себя уставшим и измотанным. Урок Грейбэка усвоен — оборотни не монстры, которых стоит перебить без оглядки.
За последующие годы Люпины научились жить с последствиями ошибки Лайелла, и проверка лунного календаря уже кажется нормальной повседневной привычкой. Очень долгое время Лайелл и Хоуп скрывают от сына подробности нападения. Не говорят ни кто его укусил ни, что самое главное, почему. Правда выходит наружу во время рождественских каникул выпускного курса Ремуса. Лайелл и Ремусом ссорятся так, как давно не ссорились. Вскоре мирятся, но осадок, что называется, остается, и образует серьезную трещину в отношениях отца и сына. А дальше война, Орден Феникса, собирается семья вместе намного реже, чем раньше. Но когда восстанавливать отношения, как не сейчас, когда никто не может быть уверен в том, что завтра действительно наступит?


— сам в шоке от количества стекла в заявке, но у Люпинов драматичный сюжет по канону, никуда не деться. Если случится чудо, и вы по заявке придете, то будьте уверены, что играть будем не только это самое стекло, но и экшн,и кучу еще всего другого. У Лайелла с сыном сложные отношения, приправленные ошибками прошлого и невозможностью их справить, но тем не менее они семья и осознают силу этой родственной связи, особенно в такие неспокойные времена.
— Лайелл — не нытик, а классный деятельный мужик (минутка рекламы персонажа), который многие годы вез на себе все семейные невзгоды и отважно разгребал последствия ссоры с Грейбэком. В каноне о нем известно очень мало, буквально только то, что он не умеет держать язык за зубами оскорбил Грейбэка во время слушания в Министерстве и потом прогнал его из детской Ремуса. Все остальное можете смело додумывать так, как вам хочется.
— по канону Хоуп умирает где-то в 78-81гг. Предварительно есть задумка, что ее убьют Пожиратели за брак с волшебником. Так что нас с вами ждет еще больше драмы. И девчонки меня тут заставляют написать, что выстраиваются в очередь за горячим вдовцом ахах а еще у нас с вами будет альтовая Хоуп Люпин, такие дела.
— размер постов и лицо, от которого вы их пишете, значения не имеют. Люди мы тут с вами уже все взрослые, реал и работу никто не отменял, поэтому суперактив от вас тоже требовать никто не будет, но вы главное не пропадайте совсем уж.
— на этом все, преданно вас жду и приманиваю шоколадками :3

пример поста

[indent] Сегодня Люпин особо тщательно собирается перед тем, как отправиться в штаб-квартиру Ордена Феникса. Максимально удобная для пробежек по пересеченной местности одежда, несколько раз проверяет, ничего ли не забыл, хлопая себя по карманам потертой мантии. После чего трансгрессирует за несколько сотен метров до штаба, и оставшийся путь проходит пешком - необходимая мера предосторожности. Да и немного свежего воздуха для ясности мыслей в ответственный день тоже не помешают. Курс молодого бойца в исполнении Росса уже пройден (хотя Люпин все еще периодически бегает к Лорнеллу с просьбами обучить его тому или иному дуэльному приему), и парня уже допускают до заданий Ордена. Но сегодняшний штурм - определенно самая масштабная миссия, в которой Люпину приходилось участвовать. Никого из Мародеров на этом задании не будет, что только добавляет мероприятию серьезности и ответственности. Назвав пароль, Ремус проходит в дом как раз вовремя, потому что в кабинет, служащий местом для совещаний, уже потихоньку стягивается народ.
[indent] Люпин обменивается приветствием с Лонгботтомами и занимает место за спиной невысокого Мунгулуса Флетчера, откуда прекрасный обзор на дубовый стол, на котором разложена магическая карта местности, где им сегодня предстоит работать. Директор Хогвартса размеренно вышагивает вокруг стола и указывает то на одну точку, то на другую, а над картой на высоте нескольких сантиметров в воздухе плавают белые и черные шахматные фигуры, обозначающие участников сегодняшнего штурма. Люпин - ладья. Удивительно, что не пешка. Ну судя по тому, что самая младшая фигура досталась некоторым матерым орденцам, Дамблдор присвоил людям фигуры случайным образом. По ходу обсуждения операции время от времени возникают вопросы, и перед тем как задать свой, Рем едва сдерживается чтобы не поднять руку как на занятиях в школе. Инстинкт, вбитый за семь лет обучения, за несколько месяцев просто так не выветривается. Десять баллов Гриффиндору.
[indent] Ремусу сегодня предстоит быть в атакующем отряде Фрэнка. Марлин, которая сегодня будет вместе с Россом выполнять роль разведчика, высказывается против участия новичков в задании. От парня не ускользнуло отношение Маккиннон к новичкам. С одной стороны, Ремус не согласен с девушкой: не стоит недооценивать находчивость и способности молодого молодого поколения. У них еще не замылен взгляд, они еще помнят, почему пришли в Орден и не успели потерять себя в каждодневной борьбе с Пожирателями Смерти. Любой динамичной организации нужна свежая кровь, и Орден не должен быть скоплением старцев, воюющих по инерции. Судя по тому, как активно идет вербовка ровесников Ремуса в состав Пожирателей, даже люди "по ту сторону" это понимают. Но с другой стороны, вчерашний гриффиндорец понимает Марлин. И вполне возможно, что через какое-то время уже он будет смотреть на новобранцев как "лучше бы ты шел радоваться жизни вдали от всего этого". За прошедшие месяцы Люпин осознал, что он с друзьями несколько романтизировал борьбу на стороне добра. Война оказалась беспорядочной, жестокой, и люди как правило не получали то, что заслуживали.
[indent] Шумное обсуждение и жужжание голосов в кабинете сменяется напряженным молчаливым ожиданием по мере того как приближается время штурма одной из штаб-квартир Пожирателей. [float=left]https://i.imgur.com/bPhxvF0.gif[/float]Рем обратил внимание, что у многих его собратьев по оружию есть свои маленькие ритуалы, которые они выполняют перед тем, как отправиться на задание. Кто-то выходит закурить трубку определенное количество раз за пару часов, кто-то садится медитировать в кресле перед камином, а некоторые бормочат себе под нос одну и ту же песню. Сам парень еще не выработал себе подобного обычая, но, будучи человеком привычки, понимает, что непременно выработает. Приходит время, и люди отправляться в шервудский лес. Маккиннон покинула штаб минут пять назад, Фрэнк - за пару минут до нее. Лорнелл и Люпин должны занять свои позиции следующими. Росс уже движется в стороны двери, когда его на полпути перехватывает Муди и Дамбдор и быстро командуют, что тот срочно нужен в другом месте. Очевидно, так, где все пошло не по плану. Маккиннон одну решют не оставлять, и не успевает Люпин оглянуться, как он уже в разведческой части отряда. С Марлин, которая не хочет иметь дело с кем-либо моложе лет эдак тридцати. Прекрасно, просто замечательно.
[indent] На обочине пыльной дороги Рем оказывается буквально через секунду. Чтобы не оставаться на виду, парень быстро юркает к деревянному забору, через который перекидывается накренившаяся старая лиственница. Он делает несколько шагов вперед, и глаза слепит люмос в исполнении Марлин. Конечно, она думает, что он по глупости перепутал отряды. - Лорнелла Дамблдор с Муди отправили на другое задание минуту назад. Там дела пошли не по плану, нужно было подкрепление, - Рем ловит обеспокоенный взгляд Маккиннон. Похоже, они думают сейчас об одном и том же: как Росса без объяснения приин швырнули куда-то в гущу совершенно другой, видимо, не очень удачной операции. Но сейчас не время мыслями быть в другом месте. - Отряд Фрэнка в курсе, меня перебросили к тебе.
[indent] По пустой дороге проносится магловский автомобиль, и водитель не обращает совершенно никакого внимания на два темных силуэта в тени у забора. Люпин бросает взгляд на здание на холме, где, по сведениям информатора Ордена, располагается логово Пожирателей. И было бы глупо просто брать и врываться туда с боевым кличем. Именно поэтому они с Марлин здесь. Здание скорее смахивает на заброшенное помещение магловской фабрики, чем на пристанище родовитых аристократов. - Выглядит не очень-то чистокровно, - пожимает плечами Люпин - я ожидал, знаешь, готический замок с горгульями. У здания нет окон с торцевой стороны - идеально для того, чтобы подобраться поближе незамеченными. Короткими перебежками и то и дело проверяя подозрительные участки на наличие ловушек, Маккиннон с Ремусом продвигаются вперед, пока не прижимаются спинами к кирпичной стене. - Идем? - спрашивает парень, выглядывая за угол и примечая входную дверь в паре метров от них. Но рядом и небольшое окно под потолком, какие обычно делают на кухнях и подсобных посещениях. Оставалось дождаться, каким путем опытный аврор Маккиннон решит пробраться в стан врага. Lady's choice.

0

4

фините инкантатем


ЛУЧИ ЛЮБВИ ПЕРСИВАЛЮ БЕРКУ ♥

0

5

алекто кэрроу ждет

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/670533.gif

Anthony (Jean-Jacques) Coutu
[1960-1961, Шармбатон (факультет и год на выбор), журналист в издательстве "Рев Мантикоры", Министерство Магии; —// внешность: alex lawther ]


- Мать – чистокровная волшебница из Франции, отец – полукровка. Семья матери всегда лояльно относилась к полукровным волшебникам, поэтому никакой трагедии из брака дочери делать не стали, наоборот, хорошо приняли и зятя, и ребенка, который родился немного раньше положенного срока.

- Жан-Жак Кутю был окружен чрезмерной заботой матерью и отца, так как является единственным и долгожданным ребенком в семье. Гулял только под присмотром матери и друзей из-за этого особо не имел в нежном возрасте, был счастлив поступить в Шармбатон, когда пришло время.

- Жан-Жак никогда звезд с неба не хватал, волшебник из него такой себе, в квиддич тоже не играл. К метле близко не подходит, но всей душой обожает квиддич и старается не пропускать значимые матчи. В детстве совершил неприятный полет на метле, после которого беднягу искали три дня и три ночи, пока не нашли на дереве. Откачивали всем Шармбатоном. Никому об этой истории не рассказывает.

-  После окончания школы сразу же уехал подальше от матери, решил покорять магическую Британию, начал он с Мантикоры, так как более крупные издания не были готовы с ним работать. Любит писать классные статьи и брать интервью. Заговорит любого, лучше к нему лишний раз с разговорами не подходить, иначе от диалога не отвертеться. Имеет легкий, но все же французский акцент. Никому в Британии не говорит свое настоящее имя, так как оно никогда ему не нравилось.

- К чистоте крови равнодушен, но к маггловским штукам относится осторожно и старается с ними не связываться лишний раз.

- Взяли на полную ставку два месяца назад, до этого долгое время был только на позиции стажера. Приходилось подрабатывать в E.L.M. Теперь ночью снятся кошмары.

- Приносит пончики и приглашает на свидания слишком чистокровных волшебниц. Впрочем, никак не может понять, в чем проблема, так как совсем не разбирается в политике и этих ваших священных 28.


Мы тут все такие ведем серьезные разговоры о войне, в мире все плохо, а Энтони живет где-то немного в другом мире, своем собственном. Тленность бытия осознать не сумел в связи с юным возрастом и хорошим детством. Пытался пригласить Кэрроу на свидание, но выбрал не тот спорт. Это немного комичный персонаж, который влипает в неприятности, которые потом приходится разгребать не только ему. Несколько раз ставили в пару с колдографом – Алекто, ему даже понравилось, колдографии делает неплохие, но сама мрачновата. Авада Кедавру пока не получил, но очень напрашивается. Внешность сменяема. Просто давайте привнесем в суровую магическую Британию немного юмора и приключалок. Заберите его кто-нибудь, а. 

пример вашего поста

Алекто задумалась над словами Энид о том, что ей предлагают перейти на полную ставку, но она не представляла то, что ей придется бросать работу в Министерстве. Да, ей нравилась работа здесь, но все же Министерство Магии - более престижная деятельность для волшебницы, именно свои же предрассудки и останавливали Алекто полностью перейти на работу в издательство. С таким она еще бороться не научилась. Хотя именно сейчас ее более занимала ситуация, которое происходила перед ними. И эта рыжая мисс со странным именем Хекторина, и ее странный "милый" дворецкий-охранник создавали ощущение достаточно странной парочки. Алекто не удивилась бы, если бы оказалось, что Хекторина использует этого Эдварда еще и в постели, пока ее муж проводит время где-то на работе.

Хозяйку же этого причудливого местечка явно возмутили слова Энид о количестве Эдвардов в ее распоряжении. Она недовольна поморщила носик и встряхнула головой. Ее рыжие волосы, которые еще не успела застать седина, мягко упали на ее узкие плечи.

- Эдвард у меня один, - она сказала это, будто с гордостью, - один мой Эдвард прекрасно справляется с обязанностями. А насчет яиц - из республики Буркина-Фасо, конечно же. Прямо с родных мест мн доставляют рунеспур, а дальше я их уже сама развожу. Конечно, климат в нашей суровой Шотландии не так хорошо им подходит, но в Британии все еще хуже. Вы же оттуда, верно?

Хозяйка дома явно не очень поверила в историю Энид про открывание яиц какому-то непутевому мужчине, но сделала вид, что не обратила на это внимание. Когда же Эдвард принес чашечку чая, она мило улыбнулась ему и легким жестом указала на дверь. Эдвард вернулся на свой пост - охранять поместье этой странной мисс.

- Вы не представились? - она закинула ногу на ногу и взяла в руки чашку чая и блюдце, - напомните, как вас зовут?

- Лорелай, - Алекто тоже взяла в руки чашку чая, но пить не стала, - да, мы из Британии.

Своим настоящим именем она представляться не стала, боясь, что в ее родной Британии может всплыть что-то не то, связанное с этой странной историей. Пить же она не собиралась по причине того, что от чая шел весьма странный аромат. Алекто увлекалась зельями, поэтому с опаской относилась ко всем жидкостям, которые ей предлагают в чужом доме. Сама же мисс со странным именем чаем не брезговала и успела сделать уже несколько глотков.

Самой же Хекторине эта парочка казалась немного странным. Приехали за яйцами, но интересуются еще чем-то сторонним, еще и таким опасным. Она, конечно, обратила внимание на мешочек, который достала женщина постарше, но все же. Она решила проигнорировать фразу о том, есть ли в этом доме что-либо еще, но при упоминании картины, она заметно оживилась.

- Спасибо, - она почтительно кивнула, - это портрет моей дочери, прекрасная леди, мой муж, к сожалению, давно почил и мне пришлось обеспечивать ее самостоятельно. Она должна скоро вернуться, кстати. 

- Так что у вас еще есть? - Алекто была настойчива, но еще продолжала держать в руках чашку чая, - у нас есть галлеоны не только на яйца, мы бы рассмотрели и другие причуды вашего дома.

- Пока мои гостьи не отведают чая, - хозяйка легонько качнула головой, - не могу продолжать диалог, простите.

Алекто это насторожило, так как понятно было, что это не просто чай, но такая настойчивость от этой мисс только сильнее подтверждала догадки. Алекто аккуратно сделала один глоток, чтобы, если Алекто отключится, Энид смогла бы продолжить диалог. Через несколько минут у той закружилась голова, Алекто попыталась встать, но у нее не вышло. Алекто попыталась посмотреть на мисс, но никак не могла собрать глаза в кучу. Она находилась в смятении и нервно металась по дивану, иногда натыкаясь на Энид.

- Простите, - Хекторина мило улыбнулась Энид, - ваша спутница слишком грубо обошлась с моим Эдвардом, пришлось ее немного наказать. Не обращайте внимания, это всего лишь настойка, чтобы ее угомонить. Эффект скоро пройдет, она должна уснуть. Не волнуйтесь, в вашем чае ничего подобного нет. Как я понимаю, вы же здесь главная, верно? Поэтому с вами мне диалог и вести. Что вы спрашивали, повторите, пожалуйста.

Алекто же продолжала с открытым ртом метаться по дивану. Проблема была в том, что это был брат-близнец Эдварда. Настоящий же Эдвард болел и лежал дома. Эдвард номер два совершенно не разбирался в зельях и на кухне у него стояла достаточно трудная задача - подмешать все верно, вот только вместо усыпляющего зелья, он подмешал дурманящую настойку. Хекторина не знала о том, что это вовсе не тот Эдвард, к которому она привыкла, но разницы заметить так и не смогла. Награждать горячностью в такой ситуации Кэрроу явно было плохой идеей и стоило Хекторине жизни.

Когда же Алекто, вместо того, чтобы уснуть крепким сном, с кружащейся головой, смогла поднять с дивана, она достала волшебную палочку и направила ее на Хекторину. Алекто не совсем понимала, что вообще сейчас происходит, но знала, кто в этом виноват. Виновницей происходящего явно была Хекторина. У Хекторины же волшебной палочки при себе не было, для этого у нее был Эдвард, который все еще находился за дверью.

- Авада Кедавра! - Алекто произнесла это достаточно четко и из ее палочки вырвался зеленый луч света.

Дом озарила яркая вспышка, которая явно была видна всем магглам в округе, в том числе и Эдварду, который стоял за дверью. А так как Эдвард был не совсем настоящий, то к своим обязанностям он относился не так серьезно, как его брат, поэтому успел отойти в сторожку рядом с поместьем. В сторожке окон не было и вспышку света он заметил не сразу.

- Что здесь происходит? - Алекто резко поворачивалась из стороны в сторону, направляя палочку то на уже мертвую Хекторину, то на Энид, - Энид, эта женщина пыталась меня отравить, да? Я ее убила. Ты видела, да? Как голова-то кружится. А где ее Эдвард? Я его тоже убью. Кажется, она ошиблась в зелье.

Вот только со второго этажа послышались снова шаги и перед ними предстала женщина, которая была в точности похожа на Хекторину, но уже с волшебной палочкой в руках.

- Это третья служанка за неделю, - женщина явно была возмущена происходящим, - в моем доме, еще и с непростительным! Или вы думаете, что можно просто попасть в мой дом и убивать моих слуг? Я не такая глупая, чтобы сама общаться с подозрительными гостями. Все ваши галлеоны на стол и успокойте свою служку, пока я не упрятала ее сама лично в Азкабан.

0

6

патриция селвин ждет

https://i.imgur.com/HyX09Tz.gif https://i.imgur.com/XRhZgNz.gif

dedalus and eva diggle
[1948//1951, hufflepuff'1966//69, место работы и лояльность на выбор; —// внешность: Milo Ventimiglia & Mandy Moore]

[indent]  [indent] // dedalus diggle

тебе четырнадцать, и я смотрю на тебя заинтересованным взглядом, потому что черт тебя подери, почему ты такой добрый? д о б р ы й - это так странно для меня, я не знаю, что такое сострадание, но рядом с тобой помогаю кентавру, который калечится в запретном лесу. ты старше на четыре года, у тебя совсем другой круг общения, ты живешь квиддичем, улыбаешься девочкам и не замечаешь никого, кроме евы.

[indent]  [indent] // eva turner

тебе одиннадцать, ты уже три года живешь в Лондоне, скучая по влажному и душному сан-франциско. все здесь не так: мода, еда, люди - слишком скучные, слишком с л и ш к о м. а потом случается Хогвартс, Дедалус подлетает к тебе на метле, когда во время урока полетов в твою сторону летит бладжер. ты его не благодаришь, а целуешь в щеку // что? так всегда делает твоя мать, и ты не понимаешь смешков сокурсников.

[indent]  [indent] // dedalus и eva

не может быть "и" между вашими именами, потому что он старше на три года, а ты обещана румынскому волшебнику. тебя он раздражает, а ты раздражаешь его, но вы ходите вместе в Хогсмид [он приглядывает за тобой, а ты прогоняешь его фанаток], а потом и на балы вместе приходите. ты возражаешь, когда он кладет руку тебе на талию, а он щетинится, когда ты целуешь, потому что "заткнись, диггл, я умею танцевать фокстрот".
а я смотрю на вас, закатываю глаза, потому что д о б р о т а - это так странно, но вы друг друга дополняете, пусть и не хотите этого замечать.

[indent]  [indent] // dedalus / eva

он выпускается из Хогвартса раньше, и ты вслед ему кричишь, что обязательно найдешь кого-то получше, а тайно скупаешь все новые выпуски "квиддич для всех", чтобы не дай Мерлин не увидеть его в объятиях очередной фанатки.
ты говоришь "да" своему жениху в 1969 году, а я предлагаю дедалусу сходить на свидание с кем-то еще. он мчится в Румынию на метле //какой осел; а ты не двигаешься с места, когда он говорит "полетели со мной". но руку ему даешь, садишься на метлу, а фата неприятно оттягивает твою прическу

[indent]  [indent] // dedalus & eva diggle

он - активный член ордена феникса, а ты свои мечты хоронишь за любовью, бьешься в стену, потому что не хочешь жить в страхе. мы работаем вместе с мунго, ты делишься со мной секретами, я тебе плачу тем же - рассказываю о том, что беспокоит, и помогаю, когда дедалус в очередной раз оказывается пьяным вдрызг и не может оставить бутылку в покое.

[indent]  [indent] я вижу в вас доброту, которая со временем начинает чернеть, тлеть и покрываться пылью. вы черствеете, друг друга не замечаете, потому что война пробралась под кожу, сковала движения и не дает вдохнуть полной грудью. я смотрю на вас и хочу напомнить, что вы - лучшая не-пара 1966 года, потому что если ваша любовь не выдержит, то что делать с моей?


я очень люблю эту пару и, если честно, мне абсолютно все равно, какие у вас фамилии, в каких вы находитесь отношениях до брака и после. вы можете изменить в этой заявке абсолютно все, кроме лиц и факта брака. мне хочется друзей, которые будут вместе, переживать кризис в отношениях, бороться в войне не только со злом, но и разочарованием. давайте сделаем их живыми без всяких мери-сью, широких жестов а-ля я для тебя весь мир куплю. просто будьте живыми, я настроена на любую игру [мы можем быть врагами, друзьями, родственниками даже]. хочу помогать дедалусу с его алкогольной зависимостью, поддерживать еву, когда она решится все-таки спеть перед публикой, а не только во время перевязок больных. живите вне моего персонажа и с ним тоже.
жду ♥

пример вашего поста

текст поста тут

0

7

вильма паркинсон ждет

https://i.imgur.com/EYUbVpj.gif https://i.imgur.com/v66lhz9.gif https://i.imgur.com/c5oMcMy.gif

esme cochrane
[1960-62, unicorn's tail, NU; —// внешность: zendaya]

у эсме может быть и была мечта — только она где-то её проебала. попала в юникорнс почти случайно, но податься ей больше было некуда: ей нужен был кров, тепло и хоть какая-то работа. у эсме была цель — только она о ней совсем позабыла, когда девичьи амбиции разбились о настоящее. у эсме были планы — только пришлось резко их поменять.
вильма скучает по сестре, она сестру любит (но трэвиса она любит больше), вильме хочется кому-то не отданное сестринство вручить, но никто его не берёт — попыткам её грош цена — ей любовь свою приходится впихивать насильно. она прыгает вокруг и старается понравиться всем, хочет быть нужной, хочет к себе привязать — ей, на самом деле, нравится контролировать.
эсме это всё не нужно — эсме это всё на хую вертела; эсме не любит контроль, от заботы щетинится, плюётся, просит оставить в покое — но вильме очень хочется поиграть в мамочку, вильма лезет всюду без мыла, проникает руками во все дела эсме и держит ту на коротком поводке, стараясь её ответную любовь купить: она дарит дорогие подарки и раскрашивает будни приятными мелочами, она говорит, что готова за эсме расшибиться в лепёшку или даже умереть (врёт). вильма ждёт, что эсме будет также любить её в ответ, что станет за ней ходить всюду, довольно виляя хвостиком и примет без всяких условностей.
эсме хочет вырваться и сбежать, её всё это давно уже достало, она читает сказки и представляет себя в другом месте, где-нибудь в румынии или болгарии, верхом на драконе и мечом в руках — эсме кажется, что она рождена для большего, что ей не место в борделе, не место рядом с этими людьми [а особенно с вильмой].

вильма увидит её впервые на пороге юникорнса и пропитается нежностью. она потянет к ней руки и прижмёт к груди; эсме покажется вильме какой-то родной, в больших карих она разглядит то, в чём нуждалась — в убитой сестре и потерянном ребёнке. вильма будет подбираться осторожно, сделает один шаг, предложит перейти на другую должность. вильма предложит денег и пожить у неё. вильма будет активно навязываться.
эсме станет подозревать, у эсме появится странное чувство, что всё это с л и ш к о м: вильмы слишком много, заботы слишком много, внимания слишком много — ей будет казаться, что она что-то должна в ответ / а эсме ненавидит быть должной.

вильма заметит, как эсме меняется, как становится всё отрешеннее — она только начала её подпускать и теперь вновь отталкивает; эсме на вильму рычит, как озлобленный подросток, сбегает, но всё равно возвращается — ей идти просто не куда. эсме ввязывается туда, где ей не место, ещё больше бед на себя взваливая — ей кажется теперь, что вильма меньшее из зол.
просто она вильму плохо знает.

у вильмы есть план и он ей очень нравится; расставленные по всему дому склянки с разноцветными жидкостями всегда находят своё применение — есть и «особое» зелье для эсме.

болезнь срубает девочку медленно, но основательно; ей плохо, её тошнит, голова кружится и она почти ничего не соображает, галлюцинации штурмуют голову и атакуют сознание — единственное, что на плаву её держит — лицо вильмы и её руки. вильма заботится, ухаживает, вьётся рядом — ей эта роль отлично подходит. эсме идёт на поправку, но ей потом снова становится хуже.
как всё получилось у д о б н о.


у меня в голове что-то щелкнуло и тут, как говорится, понеслось (а я ведь просто внешность сперва заказать хотела). можно поменять и имя, и внешность, можно прописать любой статус крови и выбрать любой факультет. прошлое тоже оставляю на твоей совести, но в 18-20 она пришла в юникорнс потому что идти больше было не куда [сбеги из дома и ищи брата], придумай мечту, до которой никогда не дотянешься — не хватит роста/амбиций/ресурсов. вильма пропитается жалостью к эсме, увидит в ней младшую сестру, которую убили шесть лет назад, захочет свои грехи за счет заботы о кохрейн искупить. но, как всегда, переборщит.
в какой-то момент [недалёкое будущее] у вильмы будет настроение делегированный синдром мюнхаузена, она будет тихонько подтравливать эсме, чтобы заботиться о ней насильно и никуда больше от себя нипускать  https://i.imgur.com/6Gb7Pm7.png

пример вашего поста

[indent] Ей хочется разодрать себе глотку, царапать волокна ногтями долго и тщательно, ей хочется вырвать все слова, которые она обронила сегодня — ей хочется вырвать из глотки голосовые связки, чтобы больше не иметь возможности говорить (никогда); так будет спокойнее. Ей хочется пробраться дальше и продырявить себе лёгкие — не дышать, не чувствовать, как они наполняются, не жить. Ей хочется заглянуть глубже и свернуть немного левее, чтобы добраться до сердца — кровоточащий орган вывернуть и растоптать — сердцу в груди не место, — его разобрать на кусочки, мышцу полосами отделить, чтобы никогда не собралась больше — у Вильмы больше нет сил всё это чувствовать.
[indent] Её рвёт на куски / в ней столько любви; мир уже соскалился и ударил под дых — Трэвис оставляет на ней отметины, а в голове мысли, которым нет назначения. Они бьются внутри черепа — им в голове места мало — они хотят вырваться, освободиться, они в голове Вильмы совершенно лишние — там Паркинсон полноправный владелец, там его вотчина, как и вся Вильма целиком. Мысли едкие, они шипят внутри, разъедают всё, оставляя после себя пепелище; мысли рвутся, за ними рвётся и Вильма. Ей хотелось бы сегодняшний день вычеркнуть, ей хотелось бы его навсегда забыть, ей хотелось бы остановиться, застрять в том, что было — но они с Трэвисом всегда идут дальше; они всегда апофеоза достигают, доводя друг друга до каления белого. Вильма хотела бы зашить себе рот нитями крепкими, чёрными и больше не произносить необдуманных слов, хотела бы запретить себе чувствовать и просто умереть. Вильма хотела бы умереть — понимает это так чётко впервые / смерть её совсем не пугает — только бы от рук Трэвиса. Вильма хотела бы снять с себя кожу, которая усеяна отметинами позорными, унизительными; она первый раз под сомнение любовь Паркинсона ставит, впервые задумывается — мысль птицей бьётся о прутья головы, не унимаясь.
[indent] Она просила себя полюбить, но у него не выходило — она просила отчаянно и рьяно, она просила, торгуясь, она умоляла, но у Трэвиса не получалось; ему было на Вильму плевать. Ему нравилось, когда она находилась рядом, нравилось ощущать прикосновение её губ, слышать аромат её сладких духов и гладить мягкие волосы — ему не нравилось, что Вильме нужно было больше / она просила любви, хоть кусок, но похожей на собственную. Она — щенок, она просит маленькую кость просто кинуть ей под ноги — она будет счастлива, она станет с нею играть, но у Трэвиса даже на это жалости не хватает — он кидает ей под ноги её собственное сердце / Трэвис топчет, топчет и топчет его — он не оставляет на мышце ни одного живого места — он ни одного живого места не оставляет на Вильме.
[indent] Сердце Вильмы огромное — оно вмещает километры и тонны, оно растягивается до непомерных размеров, оно позволяет рвать себя, отщипывать куски, насмехаясь — сердце всё стерпит; сердце терпит Трэвиса. Сердце терпит, когда Паркинсон выкручивает Вильме руки; терпит, когда оставляет пощечины; терпит, когда тянется к палочке и круциатусом снова мучает — сердцу всё равно, сердце Трэвису оправдание обязательно найдёт, сердце придумает: сама виновата. Вильма сердцу поверит, Вильма к сердцу прислушается, Вильма заклинанием синяки скроет с кожи, зелье выпьет от боли в рёбрах и жить продолжит, стараясь забыть.
[indent] Вильма плакала, вгрызаясь зубами в край одеяла, она выла, жалея себя, жалея, что отменить произошедшее не может, жалея, что не может стереть всё из памяти. Её лицо украшает синяк, он тянется от шеи к скуле, он падает тенью на половину лица, закрывая собой сожаление; её лицо украшает кровь, размазанная по губам и окрасившая зубы; её лицо украшает фальшивая улыбка — всё хорошо (сама виновата). Вильма умоется и скроет следы с помощью заклинания, Вильма снимет разорванную Трэвисом одежду, посетует буднично, что кофта эта ей слишком нравилась, Вильма скроет раны за длинными рукавами, Вильма залепит дырки в сердце пластырем и уйдёт подальше — Вильма убежит. Она убежит от собственных мыслей, от слов Трэвиса, от поселившегося в голове червячка сомнения: «а любит ли он меня». Она пойдёт в ближайшую таверну и скроется в темноте от посторонних глаз и в алкоголе — от собственных мыслей.
[indent] Вильма поймёт — ей страшно.
[indent] Боль начнёт накрывать постепенно, рёбра заболят первыми, органы взвоют внутри, грудь сдавит в смешке — сама виновата. Вильма позовёт подругу, чтобы скрасить одиночество, чтобы отвлечься. Вильма захочет просто немного пожаловаться, поныть, поделиться — чтобы её успокоили, чтобы в мысли укрепили прочнее — сама виновата.
[indent] Она просит прийти Прюденс, потому что знает — та вряд ли откажет; Вильма помнит, что ей нравился Трэвис, она одна из немногих, кто его одобрял и никогда не пытался Мэйвор отговорить / когда-то давно, но Ви успела об этом забыть. Вильме кажется, что Прюденс именно та, кто ей сейчас нужен — человек со здравой головой, человек, способный ей правду сказать искреннюю и прямую (ту, что нужна): сама виновата. Вильма не знает, чего хочет услышать, но решение переложить планирует; она от Трэвиса оторваться не может — сердце готово снова простить, — она от Трэвиса хочет держаться подальше — так одна-единственная здравая мысль подсказывает, которую Мэйвор старательно от себя отгоняет: «прочь».
[indent] — Прю! — вскрикнет Вэл и кинется на шею зашедшей в бар подруге, пискнет от боли, пронзившей рёбра / от боли избавляться не станет, эти увечья теперь её украшения — мужья благородных дам дарят им золото и бриллианты, Трэвор дарил сапфиры на шее по форме пальцев, на скулах и на боках дарил аметисты и рубинами наполнял рот. — Как я рада тебя видеть. — подруге в плечо смеётся, с сумасшествием смешивая тон обычный. Вильма уже успела подпить основательно, смыть шок, оставив от него только боль и обиду.

Отредактировано House elf (2020-07-21 12:20:26)

0

8

эмма вэнити ждет

https://i.imgur.com/72kl0cV.gif https://i.imgur.com/GrvKwPI.gif
https://i.imgur.com/RRsO2Wz.gif https://i.imgur.com/wdOAofA.gif

nymeria [нимерия]
40-50 лет, рейвенкло, охранница «Холихедских Гарпий»
нейтралитет-мм; —// внешность: najwa nimri

[indent][indent]Нимерия — ядерное соединение двух миров: мира примитивного и мира волшебного. Её родители — беженцы из далекой восточной страны, быстро адаптировавшиеся под реалии кокни. Каждое утро Нимерии начиналось со звона церковных колоколов и каждое утро Нимерия ненавидела открывать глаза под этот оглушительный звон. Её семья жила бедности и нищете пока отец не присоединился к банде преступников. Тогда на столе появились и соль, и сахар, и свежий хлеб с горячей хрустящей корочкой, и молоко. Мама сменила блеклые ткани на изящные платья, расплела косу и сделала начес. Но то, как изменилась Нимерия, было радикально даже для семьи, отступившей от прежних верований.
[indent][indent]Прохладным летним днем на одиннадцатый день рождения в дом залетела сова с письмом. Какой-то Хогвартс, какая-то школа волшебства, всё какое-то похожее на шутку. Даже чудаковатый старик в средневековом одеянии и с колпаком на голове показался шуткой. Родители посчитали его подарком для дочери, но чем больше слушали, тем больше видели в единственной дочери проклятье лишь с чайной ложкой мёда. И всё же они повели Нимерию в Косой переулок, купили лучшие принадлежности к началу учебного года, а после начались круги ада.
[indent][indent]Нимерия уже была в Хогвартсе, когда отца поймала полиция за темные делишки, а молва об этом разнеслась даже в стенах школы. Кто-то искоса смотрел на неё, кто-то больше не разговаривал, кто-то мнения не изменил. Но самой Нимерии было всё равно. Она привыкла быть сама себе на уме, а ум у неё, стоит признать, острый. Она подходила Рейвенкло от и до, в чем сомнений ни у кого не было. Уже с пятого курса Нимерия ступила на путь отца. Начала использовать свой интеллект для корыстных и не всегда благочестивых целей.
[indent][indent]Про таких людей, как Нимерия, говорят: станет или гениальным ученым, или гениальным преступником. После выпуска она выбрала именно второй путь. Вернулась в родной дом, где слишком рано поседевшая мать встретила с любимым пирогом из марокканских апельсинов. Нимерия нагло воспользовалась магическим даром, делая конкурентов сговорчивее и сторонников преданнее. При ней теперь всегда были волшебная палочка и пистолет. Если кому-то нужна была информация, то фунты стерлингов несли Нимерии. Если кому-то нужно было оставить руки чистыми, то Нимерия марала их за всё те же фунты стерлингов. Она хотела власти, влияния и денег, а после хотела повторить тоже самое и в магическом мире. Амбиции Нимерии чуть ли не опережали время. Она держалась молодцом, пока оба мира не смешались в одной точке.
[indent][indent]В ту роковую ночь Нимерия не смогла удержать границ. Будучи на пике своего могущества, если так можно сказать, она допустила ошибку, которая едва не стоила жизней. Скольких? Да пойди в темноте разбери. Нимерия выстрелила из пистолета в волшебника, но благо не смертельно, а следом накормила несколькими заклинаниями магглов. Её поймали сразу и после короткого разбирательства, где вскрылось злоупотребление магией, посадили в Азкабан. Ещё накинули несколько лет за попытку сбежать с места преступления и нападение на авроров. Попытка притвориться магглом не прошла. Собственно, Нимерия по сей день не понимает чем думала, когда решила открыть огонь по ним.
[indent][indent]Нимерия отсидела долгий срок и за хорошее поведение, а также благодаря связям владелицы «Холихедских Гарпий» вышла на полтора года раньше. Осень семьдесят шестого года. Нимерия слоняется по полю и служебным помещениям, защищая чужие жизни и тайны. Владелица же сделала ход конем, решив нанять для этих целей бывшую заключенную, знаменитую разбоями и рэкетом. Никто в здравом уме не сунется к Гарпиям, зная, что у Нимерии есть полномочия сделать один вечер чуточку кошмарнее. Уж в чем-чем, а в драках и пытках та соображала. Но чего действительно ей не хватало, так это хоть одного не осуждающего взгляда в свою сторону. И Нимерия его получила, когда задержалась на трибунах из-за Эммы Вэнити, которая задерживалась после тренировки на «чертовых полтора часа, откуда только столько энергии». От скуки Нимерия спустилась на поле, уселась на траву и открыла флягу с огневиски. А что ещё делать, когда ждешь пока юная спортсменка выпотрошит свою энергию? Тогда же состоялся первый полноценный диалог между Эммой и Нимерией.
[indent][indent]— Сдашь меня? — спросила Нимерия, заметив взгляд Эммы на фляге.
[indent][indent]Эмма усмехнулась, отвела взгляд и снова посмотрела на Нимерию с широкой улыбкой. Она выхватила флягу и сделала несколько глотков.
[indent][indent]— Partners in crime, — сказала в ответ с ирландским акцентом и села рядом.
[indent][indent]Тогда Нимерия нашла не просто собеседника, а цель. Эмма стала её целью, которую та рьяно защищает. Эмма стала той, в кого никогда не вырастет, если бы воспитанием занималась Нимерия, но для неё это едва ли имело значение. Ей просто нужен был кто-то кому интересно её криминальное прошлое и кто-то не осуждающий, а относящийся к случившему как к легендарной истории о великой преступнице. Эмма оказалась такой. Нимерия щелкнула нужный переключатель и вот Эмма уже носит драные джинсы и штаны, а вот Эмма вместо отдельных прядок выкрасила всю голову в зеленый, а потом Эмма стала более смелой версией себя, настоящей оторвой — всё благодаря Нимерии. Помимо знакомства с миром магглов, с пабами и ночными клубами, пьянками до утра по выходным и уличными драками, Эмма обрела свободу, которую Нимерия бережно стерегла и никому не давала посягать на неё.
!!! оставлю последние несколько моментов, чтобы прояснить и дополнить. пожалуйста, продумай Нимерию детально. она сто процентов знает арабский язык и арабскую культуру [учитывай это при написании персонажа, возьми самое лучшее от предложенного, не уходи только в фанатизм]. Нимерия очевидно прекрасно разбирается во многих незаконных вещах, которые помогают держаться на плаву [оружие, коммуникация, переговоры, умение налаживать нужные связи]. на Эмме она по полной отрабатывает надобность кого-то защищать, быть к кому-то привязанным, чтобы не сорваться в обрыва на дно, из которого её любезно вытащили. Нимерия научила Эмму многим хитростям, которые та перенесла в свой стиль игры, сделав его более жестким и остервенелым. Эмма научила Нимерию не стареть душой и не сдаваться.


давай сразу условимся: я прекрасно понимаю, что найти игрока на такую роль что-то из разряда фантастики, но я верю в чудо, в радугу и лепреконов, иначе бы заявки не было. это значит, что я своей зеленой головой отвечаю за то, чтобы тебе финита стала домом родным, чтобы у тебя не было недостатка ни в игре, ни в сюжете, ни в графике, ни в прочем необходимом. я пишу посты довольно часто, легко подстраиваюсь под темп и стиль игры, поэтому в пустоту ты точно не идешь. я за каждого своего нужника зуб даю, а у меня до сих пор голливудская улыбка. понимаешь? но дам конкретику: посты - 1/3 лицо, от 4-5к, могу в оформление, могу в такой вот в/ы/п/е/н/д/р/е/ж и вот_так, но всё опционально. так что приходи, не пожалеешь. а, ну и внешность не менять, потому что же это ведь, черт возьми, Нимри. она шикарна, идеально вписывается в образ Нимерии.

пример вашего поста

[indent][indent]Эмма знает боль разную: слабую // сильную, внешнюю // внутреннюю. Она свыклась с ней как с давней подругой, с которой нужно дружить по привычке и совесть не позволяет от неё избавиться. Эмма сделала боль своей силой, своей жизнью. Лучше бы сейчас её тело сковывала та самая старая добрая подруга, но не опустошение. Вэнити ощущает собственное перерождение и это самое мерзкое, что можно испытать на человеческой [уязвимой] шкуре. Будто сама Смерть засунула костлявую руку в глотку и запустила её по локоть глубоко в грудную клетку, откуда вытащила сердце и проткнула острыми, как бритва, ногтями. А после подступает холод ласковыми волнами, заплывая за шиворот и сея спасительную тревогу.
[indent][indent]Эмма дышит на раз-два-три. Делает медленный глубокий вдох, мысленно отсчитывая десять секунд, затем также медленно выдыхает пока нелепое сердце норовит выпорхнуть наружу. Оно бьется подневольным щеглом на привязи вен и артерий, разбивается о ребра и возвращается обратно. Вэнити дрожит не от холода, а от скорби по той части себя, которая безвозвратно канула в лету и очевидно умерла. Она медленно открывает глаза, но всё вокруг плывет. Заглатывает пыль, что разрезает трахею сухим кашлем, и переваливается на бок. Первой Эмма замечает кровь. Смелые мазки алой, густой краски будто очерчены резвой рукой импрессиониста в порыве вдохновения. Повсюду битое стекло и ошметки книг, рваные страницы и сломанная мебель.
[indent][indent]Вэнити смотрит на свои окровавленные руки и порванную одежду. Растрепанные волосы липкие от багряной. Она знает, потому что чувствует на губах металлический привкус, когда убирает попавшие в рот волосы. Нервно проглатывает болезненный ком, а когда дожидается благословенной боли, пронзившей тело, снова падает на грязный пол лицом вниз и сдавленно всхлипывает. Эмма не понимает кто она и где она. Утыкается лбом в дрожащие руки и содрогается всем телом, тихо и протяжно завывая. Голова разрывается на миллионы // миллиарды частиц подобно осколочной гранате, вброшенной в подкорку с нерушимыми стенами. Вэнити заставляет себя дышать, ненавидя свою слабость.
[indent][indent]— Давай же, слабачка, — приказывает себе, сжимая кулаки и чувствуя как кожа лопается на костяшках. — Вставай! Немедленно вставай, ничтожество! — Эмма медленно сгибается пополам и поднимается на колени.
[indent][indent]Она медленно осматривается вокруг, не понимая как оказалась в квартире Дарры. В квартире ублюдского Дарры! И почему до сих пор головная боль расщепляет до основания любую мысль. Эмма не могла напиться до такого состояния, но и вспомнить что произошло тоже не может. Отползая к кровати брата, Вэнити видит весь масштаб погрома. От спальни осталось только название. Она быстрым взглядом ищет волшебную палочку в беспорядке. Эмма даже не помнит как оказалась в спальне и как наводила здесь беспорядок. Последние отрывки разрезают сознание флэшбеками, в которых Вэнити лишь бродила вокруг да около дома, где жил Дарра. Эмма ползет беспомощным червем к выходу, заметив рукоятку палочки за опрокинутой тумбой. Она оставляет после себя грязно-кровавый силуэт, размазывая пыль и кровь по полу. С висков стекают тяжелые красные капли, застилая глаза мерзкой ржавой пеленой.
[indent][indent]Эмма слышит шорохи вразнобой где-то в самом начале коридоре. До неё доносится шепот нескольких людей. Вэнити не может мыслить здраво, но может подчиниться инстинктам и преодолеть ломящую боль во всем теле. Она выползает в гостиную и медленно встает на ноги, подавляя тошнотворный приступ. Крепче сжимает палочку и хрипло дышит. Выдает свое местоположение, заходясь кашляем от нехватки воздуха. Поднявшаяся пыль раздирает глаза, горло и легкие. Когда Эмма поднимает голову, то видит перед собой двух хит-визардов. Она подвела не себя, а Юджинию. И эта мысль не дает ей покоя. Вэнити должна сдаться, но вместо этого разносит чередой заклинаний дверь и проем в щепки, кирпичную крошку в попытках задержать тех, кто пришел задержать её. Эмма несется к балкону и чувствует облегчение под ливнем, проводящим в чувство. Она должна убежать, но куда и зачем? Ошалелый мозг, подпитанный страхом и потерей ориентации в пространстве, отключается, оставляя работать только инстинкт самосохранения. Но даже тот у Вэнити неисправен, поэтому она сигает с балкона на пожарную лестницу и стремительно спускается вниз, умудряясь ни разу не соскользнуть с мокрых перекладин.
[indent][indent]В проулке между домами её уже ждали. В один миг Эмму обезоружили и повалили на асфальт, ткнув лицом в грязную лужу пока заламывали за спину руки. Дальше снова как в тумане, в сырой мутной пелене.
[indent][indent]Просыпается Вэнити почти в таком же положении. В сухой камере, в другой одежде, больше похожей на тюремную рясу. Ах, подождите-ка, это она и есть. Черная безразмерная ткань натянута на тело смирительной рубашкой. Руки, скованные за спиной, ноют от боли. Эмма слышит щелчок, раздающийся эхом по холодным стенам камеры. Она поднимается с подобия кушетки и плетется к решетке. Сердце ухает вниз при виде Юджинии, окруженной двумя хит-визардами. На их тупорылых рожах торжествует победная улыбка. Эмма скалится и гневно дышит, подходя вплотную. Её загнали в угол раненным зверем и она этого так не оставит. Не сдастся без борьбы, не создав сложностей.
[indent][indent]— Пришли сопроводить меня в Азкабан лично, мадам министр? — Вэнити противно от собственного голоса, но если она разжалобит Юджинию, то подставит её. Эмма не оставит Дженкис иного выбора, кроме как быть той, кем она рождена стать — надежным будущим Магической Британии.

0

9

юджиния дженкинс ждет

Х О Ч У Т Е Б Я Н А Й Т И        //        М О Я        Г Е Р Б Е Р А
T H I S   N I G H T    I S     C O L D     I N     T H E     K I N G D O M

I can feel you fade away

https://i.imgur.com/2tRhMU7.gif https://i.imgur.com/gxell56.gif

pomona sprout
[до 1938, факультет на выбор, хогвартс, лояльность на выбор; —// jessica brown-findlay]

[float=right]https://i.imgur.com/ALfEzCr.gif[/float]тебе, Помона, не так повезло, как старшей сестре, тебе попался монстр; зверь сначала прятался, играл роль примерного мужа, а потом показался наружу и сбежать от него было практически невозможно. я с тобой знакомлюсь случайно в 1957, помогаю сбежать, прячу в шелтере и мужу твоему грожу судом. мы боремся несколько лет, пока он не умирает // а может и остается жив, тут давай решим вместе.

.. .. .. .. .. ..

[float=left]https://i.imgur.com/qDdKU2n.gif[/float]ты не такая, как все, в тебе есть свет, несмотря на синие отпечатки пальцев на шее. я тебя ценю, рядом с собой держу, мы общество бедствующих волшебниц вместе отстраиваем, а в свободное время ты в поместье бывшего мужа выращиваешь рассаду и новые растения скрещиваешь. Альбус зовет тебя в Хогвартс работать в середине шестидесятых, а мне тебя больно отпускать. к тому же к восьмидесятым тебе придется выбрать - орден феникса или моя дружба.


тут лишь зарисовки: помона спраут, пострадавшая от домашнего насилия, выжившая благодаря обществу бедствующих волшебниц и теперь успешная волшебница, преподавательница в Хогвартсе и ведущий специалист по травологии. хочется девушку-стержень; несмотря на то, что родилась в чистокровной семье, руки не боится пачкать в земле, может и коня на скаку остановить, и от страха закрыться в себе окончательно.
от себя могу обещать дружбу и графику, возьмите эту чудесную девушку! со всеми идеями лично поделюсь ♥

пример вашего поста

// I'M A SURVIVOR
i'm not gon' give up i'm not gon' stop
I'M GON' WORK H A R D E R

Глупый тот, кто считай, что видит собеседника насквозь; до конца никогда нельзя угадать, что движет человеком, куда приведут его тайны, как сильно сломают желания. Юджиния, может, дала бы фору легилиментам, но искусных в магической Британии не так много, а у людей со временем мысли упрощаются. Она судит по себе, потому что десять лет назад мечтала об империи и замках, титулах и равноправии, а теперь с желаниями осторожничает, боится попросить о большем. Если бы кто-то попытался в ее сознание вторгнуться, то нашел бы переживания о делах общества, о том, как справиться с очередными проблемами, в которых оказалось несколько филиалов, но совсем не то, что хотелось бы увидеть в мыслях бывшего министра магии.

Дженкинс берет бокал шампанского с подноса, который плывет по воздуху, потому что нанимать прислугу - это трата денег, которую общество себе позволить не может. Она делает глоток, отмечает итальянский привкус, делает второй и наконец пытается расслабиться. Последнюю неделю Юджиния чувствует себя, как на иголках, потому что организация бала занимает слишком много, как ей кажется, пустого времени. Она могла бы доехать до Йорка, чтобы встретиться с Клариссой, у которой под крылом находится около двадцати девушек. Достать для них еду становится все сложнее: разгорающаяся война мешает снабжению, а при отправке запасов с совами или же с эльфами приходится каждый раз санкционировать использование каминов или же порталов из-за крупных размеров сырья. Дженкинс перехватывает еще и канапе, отходит с середины зала, осматривается вокруг, чтобы уж точно удостовериться, что все находится на своих местах.

Девочки снуют по углам, поправляют заколдованные инструменты, наставляют друг друга, проверяют списки и готовятся снять запрет на аппарацию. Юджиния надеется, что большинство гостей придут традиционным способом - через камин, но подозревает, что не все будут так рассудительны, поэтому отправляет нескольких ответственных к главным дверям. Отель The Crown принадлежит Палмерам, и Дженкинс это ничуть не смущает: она не чувствует себя здесь хозяйкой, как и не испытывает никакого стыда, когда приходит к матери Хьюберта и договаривается о проведении вечера для Общества.
Делает еще глоток, последний, и оставляет стакан на столе, а сама подходит к камину.

Гости собираются к указанному времени, и Юджиния не успевает начать волноваться, потому что вечер начинается так, как и планировался - размеренно и согласно расписанию. Музыка заполняет собой зал, а Дженкинс растворяется в атмосфере, такой знакомой и на время несправедливо забытой. Светские разговоры ни о чем, многозначительные взгляды и короткие кивки в ответ на комплимент или обещание переговорить на следующий день - всего этого в жизни Юджинии больше нет, потому что когда власть переходит в другие руки, то и внимание общественности кочует следом за ней. Она улыбается мистеру Флинту, предлагает ему пройти к закускам, а сама готовится к началу представления: бал - это танцы, выступления приглашенных гостей и немного магии, которой пропитан весь зал.

Она сидит в первом ряду, держит ладони на коленях, смотрит за тем, как шотландская певица поет свою партию. Мыслями Юджиния находится в кабинете, помечает, кого увидела на сегодняшнем вечере и пытается сопоставить, сколько денег им удастся собрать на улучшение шелтеров.
Она понимает, что за ней наблюдают, когда вновь сталкивается взглядом с Беллатрикс Лестрейндж, сидящей напротив нее. Юджиния с ней знакома шапочно: что-то слышала, что-то видела, о чем-то догадывается, но не заметить кольцо на ее безымянном пальце, как и горделивую осанку, очень сложно. Она улыбается ее сосредоточенному взгляду и возвращает внимание на сцену, на которой теперь стоит группа из Ирландии.

Дженкинс сталкивается с Лестрейндж у стола с закусками, откуда берет уже, кажется, шестой бокал шампанского, которое странным образом до сих пор не сказывается на ее состоянии.
— Как вечер? — она знает, что у Беллы есть планы на это общество, потому что слышит и видит, а не пользуется способностями легилименции или шпионажа. Хотя последнее больше бы подходило сложившейся ситуации, так как у Лестрейндж, кажется, вполне валидные желания. Каждая девушка хочет состояться в жизни, просто не у всех хватает смелости это осознать и попытаться осуществить. Если у Юджинии изначальное преимущество возникло из-за полукровности, то у Беллатрикс с этим очевидно были проблемы, ибо чистокровных волшебниц воспитывают совсем иначе, и среди них найти ту, кто сама дошла до осознанности - чудо не больше и не меньше. Конечно, учитывая настроения Темного Лорда (какое же отвратительное все-таки прозвище) любой чистокровный волшебник хмыкнул бы на подобные мысли Дженкинс, но ей уже давно безразлично мнение остальных: никто никогда не будет рад, потому что в каждой бочке меда найдется ложка дегтя.
— Мне сказали, что идея с музыкальным сопровождением - твоя, — иерархия в обществе бедствующих волшебниц не такая уж выраженная, но все-таки имеется. Есть тот, кто организует мероприятия, есть тот, кто подает идеи. Юджиния занимает место срединное, потому что в работу общества вложила не один десяток лет, поэтому ее слово, можно сказать, является последним, если вдруг необходимо разрешить конфликт или принять тяжелое решение. Сама организация достаточно самостоятельна: поделена на несколько городов, каждый филиал ответственен за свою территорию, ни перед кем не отчитывается (официально), но все-таки держит Дженкинс в курсе расходов, количестве заявок на помощь и прочих важных деталей.
Юджиния не знает, зачем Беллатрикс понадобилось названное главенство, ведь с ним приходит лишь нервотрепка, но в лоб спрашивать о планах волшебницы она не решается. Лишь бросает быстрый взгляд в сторону Элизы, которую, как оказалось, Белла подослала к Юджинии в конце весны.

— Ты так и будешь прожигать меня взглядами или все-таки наконец скажешь, что тебя так беспокоит? Если ты о прическе, то ее делала миссис Буве, если о платье - последняя коллекция Феретти, если тебя беспокоят туфли или сумка, то это все от Норы Блэквуд, — Дженкинс допивает бокал, ставит его на летящий мимо поднос.
— Колье - подарок мистера Флинта, нет оно не зачаровано и не представляет из себя никакого ценности в качестве артефакта. Не очень понимаю, почему ты целый вечер не спускаешь с меня взгляда, но если что-то срочное, то предлагаю обсудить сейчас, — мелодия начинает ускоряться, и многие гости пускаются в пляс в середине зала, оставляя Юджинию и Беллатрикс в одиночестве у стола с закусками.
— Если это снова об Офелии, то, пожалуйста, даже не стоит начинать. Я не вмешиваюсь ни в чью личную жизнь и тебе советую делать то же самое, — она не договаривает, что лучше обратить внимание на свою собственную, потому что это звучит грубо, а у нее достаточно хорошее настроение для обмена любезностями вместо приветствия.

0

10

бреннан маккливерт ждет

https://i.gifer.com/NzzI.gif

Donall MacClivert
[1947, факультет'65, драконолог в заповеднике МакФасти, претендент на наследование заповедника МакКливертов на острове Дрир; за все хорошее против всего плохого; —// внешность: Chris Evans]

Дорогой кузен, я давно говорю тебе: в Лондоне куда лучше, чем на любом семейном острове. Взять хоть наш. Господа, посмотрите налево: там драконье дерьмо от очередного немощного питомца; дамы, посмотрите направо: там утес с хищным тварями, которые десяток лет назад поубивали половину нашей семьи. И ладно бы это был первый раз! В 1966 из МакКливертов остались только мы да твоя мама - нынешняя владелица треклятого заповедника. Он маленький, нечего сравнивать с громадиной МакФасти, - только для больных драконов. Одного или двух - в шестьдесят шестом хватило одного. Я туда больше не шагу - а ты что скажешь?
Семь лет разницы в возрасте, но не скажу, что совсем тебя не знаю. Ты всегда предпочитал наблюдать, а не бросаться в гущу событий, но хлюпиком тебя не назовешь. Дружен со старшими МакФасти и моим старшим братом Кейроном; я не уверен, что ты в курсе его темных делишек, а если и так - молчишь, как рыба. Ты не неженка, и драконов ты любишь, но если бы кто-то всерьез решил отправить тебя в полевые условия без пары шерстяных носочков и теплого одеяла, ты бы скорее всего убил этого скудоумного. О твоей любви к здоровому двенадцатичасовому сну и в далеком Министерстве легенды слагают, уж черт знает, почему.
Ты женат на Джуно МакФасти, и у вас уже есть ребенок. Я немного завидую: твоя часть семьи всегда была нормальнее нашей, хотя и не сказать, чтобы твоя мать - наша тетка - стремилась облегчить мою с Кейроном жизнь. Вечная проблема - деньги их создают, дома или острова... Но на кой нам сдались эти острова?


имя и внешность - на ваш вкус, но с внешностью Скарлетт Йохансон (она на Джуно) у Криса Эванса ансамбль будет чудный.
В 1966 на острове Дрир случился грандиозный несчастный случай с участием драконов, пятиногов и половины МакКливертов. Почти вся семья погибла, и ваших кузенов приютили МакФасти.
Я бы хотел чутка стеклишка: настороженное отношение со стороны Донни, которому на кой-то черт нужен заповедник на Дрире, а наследником был назван отец Брена и Кейрона и де-юре сами братья. Брен работает в Министерстве и единственное его желание - драконов убивать, Кейрон занят незаконной деятельностью всех мастей, и им тема заповедника вообще не интересна, но Донни может по какой-то причине не очень в это верить, как не верит и его мать.
В этой заявке описана жена Донни

пример вашего поста

Ну да, ну да. Интересная работа, возможность увидеть новые экзотические места. Ищут смелых и активных волшебников, владеющих трансфигурацией и любящими магических существ. Брен выдал хмурую ухмылку, обмакнул перо в чернильницу и выписал рядом: и обожающих перекладывать бумажки со стола мистера Коула на стол мистера Макнейра. Волшебник на буклете, призванном агитировать выпускников Хогвартса, пробурчал что-то в том роде, что его тоже не затем размещали на буклете, чтобы развлекать разгильдяев.
- А я шел бороться с драконами, и погляди, - резонно возразил Бреннан в полголоса, обводя глазами пространство вокруг. В большом кабинете кроме него было пятеро сотрудников: еще двое стажеров, два драконолога и драконоборец, которые призваны были учить вчерашних мальчишек. Брен не метил в драконологи, хотя их потому и было больше, что погладить дракона по холке хотел каждый второй, а как уничтожить взбесившегося - так все слишком благородные. Тем не менее и у будущих драконологов, и у будущего драконоборца на столах лежало примерно одинаковое - огромное - количество бумаг. Там были обучающие буклеты, служебные записки, выписки из энциклопедий и новинка сегодняшнего дня - брошюрка, которой предстояла проверка и скоры выпуск в печать. Брен сперва возгордился тем, что им доверили проверить сведения о драконах, но потом понял, что проверка была заключена в выискивании досадных опечаток. Ну что ж, писал он, кажется, без ошибок, и чужие увидеть тоже мог... хотя хотелось бы поправлять информацию более специализированную.
- Что за придурок это писал... - простонал с соседнего стола Ник. Бреннан внутренне согласился, но виду не показал. Никто из стажеров ему не нравился, о драконах они ничерта не знали, ни чтобы их уничтожать, ни чтобы тем более их воспитывать. Отношения были напряженными. Брен был один тому виной, но поделать с собой ничего не мог: его щенячий энтузиазм, которым младший МакКливерт положительно отличался в школьные годы, исчез без следа. Мало кто к двадцати трем годам вляпался во столько же дерьма. Теперь хотелось только остаться при своем и показать, что хоть чего-то да стоишь; терпеливое обучение тех, кто пошел в драконологи, потому что куртки из драконьей кожи выглядят круто, в планы не входило.
Странно это, подумалось вдруг Брену. Он оторвался от брошюры, уставившись в пространство между двумя ближайшими столами. Мысли невольно перекинулись на свою семью, на семью МакФасти. Хотя он сам не хотел иметь ничего общего со спасением драконов, эти ребята все же кое-чему его научили. И странно, как они повлияли на пустую мальчишескую голову: за благоденствие толстокожих тварей Брен не боролся, но вспыхивал, как порох, когда кто-то начинал рассуждать о драконьих повадках, о мифических способах улучшить мозги с помощью странных драконьих частей, обо всем, короче, о чем понятия не имел. И хотелось запальчиво крикнуть: заткнитесь! ничего вы не знаете! Чему вообще вас учили? Вчера один из младших драконологов, недавних стажеров, заявил, что ласковее недавно отложивших яйца драконих сложно существ найти. Бреннану едва удалось сохранить молчание, но тяжелого вздоха удержать не удалось, за что тут же было получено последнее-официальное-предупреждение.
На некоторых людях прямо-таки написано "скотина", и иногда они даже скотинистее драконов, это Брен в Министерстве уяснил хорошо. Он коротко, раздраженно вздохнул и вернулся к бумажкам. И кто писал-то все это? "Дроконологи" и "валшебники", сложно поверить, что это ошибки самопишущих перьев. Эти ребята обычно хорошо документируют сказанное и заданное. И вот, снова: "преходите". Бреннан заскрипел пером, перечеркивая неверное и подписывая правильное. Спорить можно было, что все ошибки сделаны исключительно для удовольствия стажеров, чтоб жизнь медом не казалась.
Дверь в кабинет скрипнула, открываясь и закрываясь - это Ник вышел вслед за остальными. Вообще-то сейчас было официальное обеденное время, но гораздо умнее было изображать активную деятельность, даже если ее не было. Тот самый скотинистый драконолог предпочитал работающих стажеров, как он всегда и повторял. Успокаивало только то, что от стажировки оставалось всего ничего - четыре месяца. Глядишь, помимо бумажек их еще раз возьмут на реальное дело - хотя бы единожды.
Звук чьих-то торопливых шагов заставил Брена поднять голову от своей работы - он подумал было, что происходит что-то интересное, и в первые секунды не сообразил даже, кто перед ним стоит.
- Ирма? - не до конца веря глазам своим, спросил он. И тут же, глухо застонав, закрыл лицо ладонями. Подумаешь о МакФасти - они тут как тут, следовало уяснить это еще месяц назад, когда в коридорах встретился Честер. Можно было понадеяться, что Ирма МакФасти появилась здесь по своим делам, но выражение ее лица такой надежды не оставляло. Брен выбрался из-за стола и с вызовом уставился на старую знакомую. Только на это его и хватило.

0

11

патриция селвин ждет

- - - - -
i'm      gonna     
love      you      until      you      hate      me
and      i'm      gonna      show      you      what's      really      crazy
you      should've      known      better
then      to      mess      with      me,      heartache     i'm      gonna      lie      to      you

https://i.imgur.com/RUFY6QE.gif https://i.imgur.com/UXPwOEv.gif https://i.imgur.com/2nSvuKm.gif

queenie goldstein
[1903, пакваджи, место работы и лояльность на выбор; —// iggy azalea]

[indent]  [indent] родителей ты теряешь слишком рано - чертова драконья оспа, - вы с сестрой с детства вместе, рука об руку, плечом к плечу, пока она не вырастает и не устремляется в Аврорат, а ты не теряешься перед возможностями. в твоей голове раздаются голоса, которые обуздать не сразу удается, но к совершеннолетию ты понимаешь, что от тебя хотят и что ожидают, оттого переживать остается не о чем. ты сестру Ньюту доверяешь, удостоверившись, что глуповатое выражение лица - это не маска, которую британец на себя в ее компании натягивает. а потом принимаешь предложение Гриндевальда, попадаешь под его влияние и видишь плюсы в том, что, казалось бы, раньше презирала // помнишь Якоба?
[indent]  [indent] ты сбегаешь от Гриндевальда в Англию, когда тот с Альбусом сражается и проигрывает. у тебя не так много сбережений и слишком громкое имя: выходишь замуж за первого чудака, спустя время от него избавляешься и на наследство бизнес свой начинаешь. тебя никто по фамилии не знает, ты с каждым днем становишься все краше, и окружающие понятия не имеют, что во всем виновата магия, которой ты заигрываешься. гонишься за молодостью, сердце свое иссушая, к пятидесятым ментально тебе уже около сотни, но не останавливаешься: мази изобретаешь, лучшую косметику производишь и талантливых волшебников к себе зазываешь, чтобы потом в их окружении себя моложе о щ у щ а т ь.
[indent]  [indent] когда мы знакомимся, тебе уже семьдесят, а выглядишь ты все еще на свои двадцать пять; я замечаю несостыковки, правду у тебя выуживаю, еще на один секрет себя обрекая, но обещаю не оставлять. у тебя под рукой управление гостиницей b l a c k   w i d o w, а я пропадаю, не зная, что ты находишься на распутье: жизнь эту отпустить - чертова драконья оспа - или все-таки попытаться во второй войне принести пользу.


- да, это игги азалия, да, это куинни голдштейн, потому что второй фильм ее персонажа полностью сломал, втоптал в землю и прочие всякие всячести, а я думаю, что она намного сложнее_умнее_коварнее. она выживает, от сестры становится независимой, в Англии выживает, на ноги встает
- патриция - колдомедик в отделении волшебных вирусов, возможно, именно драконья оспа или же твое истощение нас вместе и свело; хочу дружбу с человеком, кто старше на несколько десятков лет, но может в проблемы молодежи
- хочу ролевую модель, человека, к которому патриция прибежит после предательства мужа (я расскажу тебе), найдет поддержку и сможет вновь воспрять духом
- у куинни врожденная легилименция, она очень классная, сасная и с в о б о д н а я. бери ее, делай все, что хочешь, можешь что-то в заявке спокойно поменять. могу и хочу в стекло, могу и хочу колени в кровь стирать, тебе помогая и не давая умереть, от жизни отказавшись
- все можем обсудить, заменить и так далее, ты приходи  https://i.imgur.com/7JlQj7p.png

пример вашего поста

Патриция осекается, потому что Доркас говорит правильные вещи: что ее ждет через год там, откуда она бежала, потому что когда-то всех окрестила монстрами, зверями, чьих лап опасаться нужно? Наверное, ничего хорошего, сто процентов - ничего_хорошего. Селвин скорее наказать себя хочет, с каждым годом ставки повышая. Сначала это было самобичевание, общение с теми, кого презирала до этого, а теперь вынуждена с ними равняться, после - побег, отчаяние, попытка скрыться от всего мира. Когда с этими тенями Патриция смиряется, она решается на следующую ступень: разговор с Нейтом, Кадом, теперь возвращение домой. Кажется, что еще чуть-чуть и ее на земле этой больше не будет, судьба наконец устанет бороться с яростными попытками с ней столкнуться и просто даст то, чего Селвин жаждет. Наверное, так было бы правильно, так было бы с п р а в е д л и в о.

— Я их не защищаю, — отвечает пристыжено, потому что не ради пожирателей смерти рискует всем, а ради семьи.
— Я уговорю их уехать, бросив все позади, — скорее себя успокаивает, чем Медоуз пытается предложить очередную сделку. Могла бы быть более убедительной: Доркас, только я могу их убедить, понимаешь, надо бежать, - было бы этого достаточно она уже никогда не узнает. За год ее отсутствия Орден Феникса никуда не сдвинулся: разве что оказался запрещен законом, что только усложняло ее сотрудничество с ним. Если теперь они наравне с пожирателями смерти, то в чем смысл, стоит ли ради этого рисковать?

Медоуз повторяет то, что ей твердят окружающие: ради блага, ради добра, ради светлой стороны. Но кто определяет то самое благо, кто диктует способы борьбы? Селвин догадывается, что орденовцы следуют за несколькими лидерами, судя по всему, один из них Альбус, раз она сама с ним договаривалась о сделке, второй - Аластор, потому что Фрэнк именно через него ее в Орден зовет, а третий Эдгар, потому что он баллотируется в министры. Патриция правда не понимает, попытка победить в выборах - это способ отвлечь внимание или на свою сторону перетянуть первенство, ведь если во главе министерства магии окажется свой человек, то посадить неугодных в Азкабан на пожизненное заключение будет в разы легче.
Но только магглы не догадываются, что министры магии - лишь куклы, власти особой не имеют, ибо все решает визенгамот, председателем которого еще нужно стать. Значок министра не дает подобной гарантии, поэтому планы Ордена Феникса для нее до сих пор остаются загадкой.

Да и Доркас задается тем же самым вопросом, переспрашивая то, на что Патриция и сама найти ответ не может. Столько лет между двумя огнями, столько переживаний и попыток понять, как_правильно приносят лишь мигрени и нервные расстройства, а не мудрости или хотя бы жизненные уроки.
Но Пэт палочку крепче пальцами сжимает, потому что от своей мысли отступаться не хочет - это последний разговор с орденовцами, больше она с ними не только сотрудничать не хочет, но и пересекается. Клятва связывает ей руки, она не может поделиться ни с кем важной для деятельности феникса информацией, поэтому они могут просто ее отпустить, в конце концов Селвин имеет право принимать решения самостоятельно.
— Я считаю, что нельзя верить одному человеку, — отвечает, чуть погодя, искренне и так, словно не прощается, — нельзя верить в одного человека настолько слепо, чтобы следовать его указаниям беспрекословно, — Патриция кивает на палочку, которую Доркас на нее направляет, потому что если бы не Альбус, - она в этом уверена, - то они бы уже давно разошлись с миром. Но он приказал следить и не отпускать, что понять можно, но принять - нет.
— Надежду нужно искать в нас самих, в семьях, которые разрушаются из-за чужих амбиций, — упрямо отвечает Селвин, своего артефакта не опуская и понимая, что следующие слова Медоуз вполне закономерны. Она не может предать своих, подставить того же Дамблдора или Хартли - любого, кто причастен к информации, которой Пэт обладает. Но все эти разговоры толка никакого не принесут, девушки все равно будут стоять на своем, оттого Патриция на месте остается, раздумывая, достаточно ли времени прошло, чтобы вновь прыгнуть в вихре аппарации.

В ответ Доркас она только кивает:

— Я не хочу тебя ранить, — предупреждает, а на самом деле показывает, что не отступится и ее решение окончательное. Приподнимает голову, губы поджимая, и не отводит взгляда от той, от которой зависит чуть больше, чем ничего. Орденовцы заставляют всех членов организации чувствовать себя важными, словно они и правда могут что-то исправить, но очень легко отличить оптимистов от дураков, и Патриция во взгляде Доркас видит то, что в свое время мечтала разглядеть в Нейте. П о н и м а н и е. Она не просто стоит посреди поля, не просто под прицелом держит ту, кто когтями себе вырывает путь домой, она словно сама рассуждает о происходящем, и это Селвин заставляет смягчиться, поэтому палочку опускает.
Сражаться она не будет, выдержит атаку, ее заблокирует, но сама наступать не станет; подбирает рюкзак, который по воздуху к ней летит, не выпуская Медоуз из видимости.
— Я не могу быть с теми, в кого не верю, как бы мне ни хотелось справедливости, но для всех она разная. То, что Альбусу принесет удовлетворение, разрушит несколько семей, и я не могу с этой мыслью жить дальше, потому что в войне нет победителей, — Патриция щит вокруг себя колдует, — мы уже все проиграли, Доркас, — а потом трансгрессирует несколько раз, прыгая из парка в Косой переулок и оттуда в гостиницу Бирмингема, пока наконец не останавливается в нескольких километрах от родового поместья с попавшим в нее заклинанием Доркас, упрямо за ней прыгающей до Бирмингема.

Патриция наверняка много ошибок совершила и еще совершит, в ней живет бунтарство, которое выражения еще не нашло, потому что боль и отчаяние окружающих в себя она впитывает и не знает, как с ним справиться. Она была на стороне нейтралитета, обратилась за помощью к тем, кто, казалось бы, свет олицетворяет, и теперь должно попробовать понять, что из себя тьма представляет.
Тени ее поглощают по мере приближения к дому, но Селвин шага не сбавляет, крепче лямки рюкзака пальцами перехватывая. Она очень устала и ее тошнит от столько трансгрессий подряд, поэтому у высоких кованных ворот Пэт останавливается, чтобы перевести дыхание. В некоторых окнах горит свет, а лужайка заросла непроходимыми зарослями; атмосфера двора не внушает доверия: слишком мрачно, слишком не_так. На крыльце не встретит мать, тяжелые руки отца ее не обнимут, а взгляды братьев не позволят расслабиться в своей комнате.
Патриция дышать опасается, когда толкает ворота, боясь, что защита ее не пропустит, но не чувствует в ладонях ни боли, ни сопротивления. Делает несколько шагов к дому, пока не замечает, что входная дверь открывается, а освещая теплым светом крыльцо.

0

12

патриция селвин ждет

- - - - -
and       now       that       it's       
over,       i'll       never       be       sober
i       couldn't       believe,       but       now       i'm       so       high
and       now       that       it's       over,       i'll       never       be       sober
i       couldn't       believe,       but       now       i'm       so       high

https://i.imgur.com/4akfaOq.gif https://i.imgur.com/fSnKjZE.gif

malik brocklehurst
[1950-1955, факультет и лояльность на выбор, вышибала 'кабанья голова'; —// donald glover]

[indent] что ты знаешь о неудачах?

тебя родители на улицу вышвыривают, когда в отца мать бросает несколько заклинаний; ты сестру младшую с собой забрать не успеваешь - дом загорается, твари, б л я д и. тебя трясет, ты злишься, кулаки в кровь разбиваешь, когда авроры определяют тебя в приют, потому что еще не дорос, еще нет и одиннадцати. о сестре слышать никто не хочет, тебе говорят, чтобы ты о ней забыл, и ты после нескольких воспитательных заклинаний урок усваиваешь, и об эсме ни слова больше не говоришь.

в хогвартс сбегаешь, думая, что там найдешь свободу, но клетка окрашивается забором вокруг замка. тебе это все не сдалось: ты ждешь эсме, надеешься в лицах первокурсников ее встретить, но не успеваешь - уже экзамены сдаешь. у тебя цель одна - ее найти, ты к ней идешь, в аврорат устраиваешься, в академию поступаешь. наивно полагаешь, что до документов двадцатилетней практически давности допустят без лишних вопросов, но спустя полтора года тебя из министерства выгоняют с припиской: "отсутствует субординация". ты в сторону начальников плюешь, на последние деньги снимаешь комнату в хогсмиде, потому что лондон тебя пугает своей живностью. в кабаньей голове работать начинаешь практически сразу же, связями обрастая и слыша обрывки слухов: эсме, есть такая, в юникорне появляется.

[indent] твой шанс ее найти?


- я щас по порядку разложу: во-первых, внешность очень сильно важна, вот прямо под нее все писалось. очень сильно рекомендую (!) обратить внимание на заявку сообщением выше, этот пейринг в голову вдарил, готова вам делать графику, повсюду преследовать и никогда не отпускать.
- на эсме заявка есть от вильмы, она вот тут находится прекрасная, ознакомься, мы тебе предлагаем драму, стекло и возможности вписаться в чистокровный_неочень волшебный мир, а я обещаю от себя игр.
- по поводу связи конкретно с Патрицией, давай лично обсудим? у меня есть пара идей, но все зависит от того, что ты именно ищешь с какими целями приходишь // пс, оф, мм и прочие всякие гадости.
- обо всем договоримся, что-то заменим, убавим, приходи  https://i.imgur.com/8gJaNka.png

пример вашего поста

Патриция осекается, потому что Доркас говорит правильные вещи: что ее ждет через год там, откуда она бежала, потому что когда-то всех окрестила монстрами, зверями, чьих лап опасаться нужно? Наверное, ничего хорошего, сто процентов - ничего_хорошего. Селвин скорее наказать себя хочет, с каждым годом ставки повышая. Сначала это было самобичевание, общение с теми, кого презирала до этого, а теперь вынуждена с ними равняться, после - побег, отчаяние, попытка скрыться от всего мира. Когда с этими тенями Патриция смиряется, она решается на следующую ступень: разговор с Нейтом, Кадом, теперь возвращение домой. Кажется, что еще чуть-чуть и ее на земле этой больше не будет, судьба наконец устанет бороться с яростными попытками с ней столкнуться и просто даст то, чего Селвин жаждет. Наверное, так было бы правильно, так было бы с п р а в е д л и в о.

— Я их не защищаю, — отвечает пристыжено, потому что не ради пожирателей смерти рискует всем, а ради семьи.
— Я уговорю их уехать, бросив все позади, — скорее себя успокаивает, чем Медоуз пытается предложить очередную сделку. Могла бы быть более убедительной: Доркас, только я могу их убедить, понимаешь, надо бежать, - было бы этого достаточно она уже никогда не узнает. За год ее отсутствия Орден Феникса никуда не сдвинулся: разве что оказался запрещен законом, что только усложняло ее сотрудничество с ним. Если теперь они наравне с пожирателями смерти, то в чем смысл, стоит ли ради этого рисковать?

Медоуз повторяет то, что ей твердят окружающие: ради блага, ради добра, ради светлой стороны. Но кто определяет то самое благо, кто диктует способы борьбы? Селвин догадывается, что орденовцы следуют за несколькими лидерами, судя по всему, один из них Альбус, раз она сама с ним договаривалась о сделке, второй - Аластор, потому что Фрэнк именно через него ее в Орден зовет, а третий Эдгар, потому что он баллотируется в министры. Патриция правда не понимает, попытка победить в выборах - это способ отвлечь внимание или на свою сторону перетянуть первенство, ведь если во главе министерства магии окажется свой человек, то посадить неугодных в Азкабан на пожизненное заключение будет в разы легче.
Но только магглы не догадываются, что министры магии - лишь куклы, власти особой не имеют, ибо все решает визенгамот, председателем которого еще нужно стать. Значок министра не дает подобной гарантии, поэтому планы Ордена Феникса для нее до сих пор остаются загадкой.

Да и Доркас задается тем же самым вопросом, переспрашивая то, на что Патриция и сама найти ответ не может. Столько лет между двумя огнями, столько переживаний и попыток понять, как_правильно приносят лишь мигрени и нервные расстройства, а не мудрости или хотя бы жизненные уроки.
Но Пэт палочку крепче пальцами сжимает, потому что от своей мысли отступаться не хочет - это последний разговор с орденовцами, больше она с ними не только сотрудничать не хочет, но и пересекается. Клятва связывает ей руки, она не может поделиться ни с кем важной для деятельности феникса информацией, поэтому они могут просто ее отпустить, в конце концов Селвин имеет право принимать решения самостоятельно.
— Я считаю, что нельзя верить одному человеку, — отвечает, чуть погодя, искренне и так, словно не прощается, — нельзя верить в одного человека настолько слепо, чтобы следовать его указаниям беспрекословно, — Патриция кивает на палочку, которую Доркас на нее направляет, потому что если бы не Альбус, - она в этом уверена, - то они бы уже давно разошлись с миром. Но он приказал следить и не отпускать, что понять можно, но принять - нет.
— Надежду нужно искать в нас самих, в семьях, которые разрушаются из-за чужих амбиций, — упрямо отвечает Селвин, своего артефакта не опуская и понимая, что следующие слова Медоуз вполне закономерны. Она не может предать своих, подставить того же Дамблдора или Хартли - любого, кто причастен к информации, которой Пэт обладает. Но все эти разговоры толка никакого не принесут, девушки все равно будут стоять на своем, оттого Патриция на месте остается, раздумывая, достаточно ли времени прошло, чтобы вновь прыгнуть в вихре аппарации.

В ответ Доркас она только кивает:

— Я не хочу тебя ранить, — предупреждает, а на самом деле показывает, что не отступится и ее решение окончательное. Приподнимает голову, губы поджимая, и не отводит взгляда от той, от которой зависит чуть больше, чем ничего. Орденовцы заставляют всех членов организации чувствовать себя важными, словно они и правда могут что-то исправить, но очень легко отличить оптимистов от дураков, и Патриция во взгляде Доркас видит то, что в свое время мечтала разглядеть в Нейте. П о н и м а н и е. Она не просто стоит посреди поля, не просто под прицелом держит ту, кто когтями себе вырывает путь домой, она словно сама рассуждает о происходящем, и это Селвин заставляет смягчиться, поэтому палочку опускает.
Сражаться она не будет, выдержит атаку, ее заблокирует, но сама наступать не станет; подбирает рюкзак, который по воздуху к ней летит, не выпуская Медоуз из видимости.
— Я не могу быть с теми, в кого не верю, как бы мне ни хотелось справедливости, но для всех она разная. То, что Альбусу принесет удовлетворение, разрушит несколько семей, и я не могу с этой мыслью жить дальше, потому что в войне нет победителей, — Патриция щит вокруг себя колдует, — мы уже все проиграли, Доркас, — а потом трансгрессирует несколько раз, прыгая из парка в Косой переулок и оттуда в гостиницу Бирмингема, пока наконец не останавливается в нескольких километрах от родового поместья с попавшим в нее заклинанием Доркас, упрямо за ней прыгающей до Бирмингема.

Патриция наверняка много ошибок совершила и еще совершит, в ней живет бунтарство, которое выражения еще не нашло, потому что боль и отчаяние окружающих в себя она впитывает и не знает, как с ним справиться. Она была на стороне нейтралитета, обратилась за помощью к тем, кто, казалось бы, свет олицетворяет, и теперь должно попробовать понять, что из себя тьма представляет.
Тени ее поглощают по мере приближения к дому, но Селвин шага не сбавляет, крепче лямки рюкзака пальцами перехватывая. Она очень устала и ее тошнит от столько трансгрессий подряд, поэтому у высоких кованных ворот Пэт останавливается, чтобы перевести дыхание. В некоторых окнах горит свет, а лужайка заросла непроходимыми зарослями; атмосфера двора не внушает доверия: слишком мрачно, слишком не_так. На крыльце не встретит мать, тяжелые руки отца ее не обнимут, а взгляды братьев не позволят расслабиться в своей комнате.
Патриция дышать опасается, когда толкает ворота, боясь, что защита ее не пропустит, но не чувствует в ладонях ни боли, ни сопротивления. Делает несколько шагов к дому, пока не замечает, что входная дверь открывается, а освещая теплым светом крыльцо.

0

13

алиса лонгботтом ждет

https://i.imgur.com/pjJFJFo.gif https://i.imgur.com/HoNbUkS.gif https://i.imgur.com/WT47eEB.gif

emmeline vance
[1954-1955, hufflepuff'73, аврор_ка, орден феникса; —// aubrey plaza]

(эммелина вэнс, 25 лет, аврорка, член ордена феникса, человек, без которого меня бы не было)

в твоей жизни нет драмы, в ней нет стекла и боли: родители тебя любят // оба, а потом и все трое, когда родители разводятся, а отец уезжает в америку, где находит_себя и съезжается с мистером норманом. у тебя нет причин для подростковых драм, но тебе хочется, и ты волосы обесцвечиваешь, потому что магглы переживают культуру хиппи, а ты за ними пытается подоспеть: все друзья твои так или иначе связаны с маггловским миром, и тебя к нему тянет. ты седлаешь свой первый харлей-дэвидсон, когда нам исполняется четырнадцать, и мы на каникулы обе едем в америку я к родственникам, а ты к отцу_ам. нас с тобой не рассорят ни пацаны (пытались), ни успехи друг друга (было, пережили), ни разные сборные по квиддичу, за которые мы болеем (до сих пор деремся).

в твоей жизни нет драмы ровно до того момента, как мы обе в аврорат работать устраиваемся, а потом в орден феникса вступаем. с каждым годом цвета с грязью смешиваются, а вера в будущее меркнет, потому что больше нет возможности сбежать в калифорнию, раскурить косяк и с не-магами укатить на противоположное побережье. я выхожу замуж // ты устраиваешь лучший девичник, я от мужа ухожу // ты меня у себя селишь, унывать не даешь, но я же вижу, что что-то не так: нет больше мечт, нет больше той лины, которая челку себе стригла раскаленными ножницами на кухне лонгботтома. дай мне возможность тебе помочь_не оставляй меня.

ведь я
[indent]  [indent]  [indent] не справлюсь без тебя


[indent] - да, все верно, ты видишь страшное слово "аврорка" в описании, потому что у_нас_есть_мем. в общем и в целом в нем нет ничего страшного, и его пора вводить в обиход ролевиков. если ты понимаешь, почему это важно, то приходи, я тебя уже люблю, ценю и солью посыпаю ♥
[indent] - если кратко, заявка на лучшую подругу, с которой и косяк раскурить, и парня проклясть, и мир спасти. орден феникса - это не сборище правильных девочек и мальчиков; это поломанные ребята, чьи жизни в какой-то момент надломились, пусть и не так очевидно, пусть и без каких-либо предпосылок. мы пытаемся выжить, каждый рефлексирует по-своему, твоя рефлексия мне видится в персонаже эйприл ладгейт (bye bye li'l sebastian miss you in the saddest fashion оценила? тебе точно сюда). одним из саундтреков для эммы/лины вижу elle king - ex's & oh's. ни на чем не настаиваю вообще, но ты крч badass
[indent] - цифры и активность меня не волнуют, играй так, как тебе удобно, а я подстроюсь
[indent] - можем изменить биографию, дружбу, всякие прочие прелести, даже внешность можем обсудить
[indent] - ты короче заходи, мы ждем  https://i.imgur.com/eZxDIFZ.png

пример вашего поста

[indent]  [indent] Паника тело охватывает кованными прутьями, но Алиса упрямо идет вперед, пальцами в кору деревьев впиваясь. Она знала, куда записывалась, ладони дрожали, когда Лонгботтом подхватывала несколько склянок зелий, которые обязательно не успеет использовать. В последнее время все сложнее оценивать опасность и невыполнимость заданий, и она вынуждена принимать участие в каждом, чтобы не оставлять в одиночестве тех, ради кого продолжает по утрам из постели теплой выбираться.
Утопая ботинками во влажной грязи, Алиса останавливается у линии леса, переводит дыхание и пот со лба стирает рукавом. Солнце уже скрылось за горизонтом окончательно, оставляя лишь разливы красного на границе неба с землей; за низкими домами видны бесконечные леса, и это Лонгботтом настораживает: местность тяжело будет покрыть им впятером.

[indent]  [indent] Она перехватывает артефакт из кобуры, которую прикрепляет теперь только к бедру, прокручивает древко между пальцами, укладывая в ладонь удобнее. Тихое «ревелио», направленное на дорогу от леса до первого сарая, позволяет им продвинуться вперед без видимых препятствий. Алиса успевает стереть следы за их компанией, в конце задерживаясь, вперед себя пропуская новичков.
Она ловит взгляд Фрэнка, который возглавляет их отряд, пытается улыбнуться, но вряд ли на губах появляется хоть что-то, похожее на улыбку. Кивает следом, мол, да, я за тобой, иди, а сама приседает на корточки, чтобы через ограду перелезть.

[indent]  [indent] Они должны добраться до деревянной церкви, в которой, судя по наводке, хранятся артефакты, используемые пожирателями смерти. Алиса предполагает, что кто-то из здешних является одним из тех, кто лицо за маской прячет, поэтому внимательно смотрит по сторонам, когда их отряд вперед продвигается. Не хочется терять своих бойцов, попадать впросак и вновь бежать с поля боя снова.
Артефакт перед собой держит, второй рукой поддерживая запястье, целится в двери и окна, шепча заклинания защиты и невидимости, которыми успевает задеть и Фрэнка. Мантия уже начинает сбоить на ее плечах, поэтому Лонгботтом шаг ускоряет, обгоняя одного из новичков, за руку его подхватывает и заставляет поспешить.
— На два часа, — указывает в сторону церкви, темной от недостатка освещения и скрытой за густыми тучами луной. Остальные кивают, разбредаются по сторонам, Алиса перехватывает рюкзак, открывая его на ходу и оттуда вытаскивая заколдованный камень. Запрет на трансгрессию - необходимость в подобной работе, ибо пожирателям смерти хватает и сил, и энергии, чтобы без передышки прыгать из одного места в другое, а орденовцы не могут рисковать взятыми в плен коллегами. Когда все пять камней касаются земли, Алиса активирует заклинание, куполом скользящее над церковью и замыкающееся над ней с характерным щелчком.
Именно он и служит позывным к действию, которое каждый из них понимает: Лонгботтом вновь приседает на корточки, волшебной палочкой подсвечивая себе проход к окну церкви, через которое хочет внутрь попасть. Заходить с крыльца может стоить оторванной ноги или расщеплением: она уже успевает это запомнить, останавливаясь у рамы и выдыхая на нее несколько раз, на затуманенной поверхности вычерчивает руну тишины. Когда стекло разбивается, то бесшумно падает на деревянный пол, а Алиса следом перелазит внутрь.

[indent]  [indent] Люмос использовать она не спешит, вновь проверяет территорию, оглядывается, в углах разыскивая или ловушки, или признаки присутствия посторонних. Когда внутри оказываются остальные орденовцы, она Фрэнка руку ненадолго сжимает в жесте, хорошо, что ты добрался. Они осматривают помещение, находят скрытый проход в подвал, который один из них спускается, чтобы проверить на наличие артефактов.
Алиса не сразу понимает, что Кевина нет дольше положенного, некоторое время смотрит на вход в погреб, подбираясь медленными шагами к нему. Люк открыт, поэтому в темноте она ожидаемо ничего не замечает, но, отправив шар люмоса в закуток, замечает отблеск серебристой маски, следом тут же отправляя обездвиживающее заклинание. Оно ударяет мимо, а в нее летит зеленый луч, от которого Лонгботтом успевает отскочить, в ответ выбрасывая связывающее заклинание.
— Черт, — ругается она, — ловушка, — кричит громче, чтобы остальные услышали, а топот подмоги пожирателя заставил насторожиться. Он пытается аппарировать — слышен резкий хлопок неудавшейся трансгрессии, — и Алиса палец к губам прикладывает, когда орденовцы останавливаются к люка.
— Выходи, — требует следом, в ответ получая лишь смешок, а затем из дырки в полу летит в их сторону куртка Кевина и его переломанная палочка. Она губы сжимает, пальцами палочку перехватывает и внимательно следит за отблесками света в щелях деревянного пола - пожиратель смерти двигается.

[indent]  [indent] Ивонн бросается в атаку, доски прожигая огненным шаром, вопит проклятья, потому что Кевина знает лучше остальных, отправляет по меньшей мере три заклинания без передышки, с воем отступая на несколько шагов, когда сипло вдыхает разгоряченный воздух.
Алиса ее хватает за руку, уводя за спину, в дыру отправляет обезвоживающее и колющее, когда слышит грузный грохот. Очевидно, тело падает, поэтому Лонгботтом замирает на месте и пытается прислушаться к вновь образовавшейся тишине.
Она Ивонн отпускает, скрипучими шагами продвигаясь ко входу в погреб и приземляется на утоптанную землю. Пахнет затхлостью, а темнота слепит хлеще, чем подобное заклинание.

[indent]  [indent] Алиса выступает против использования непростительных заклинаний, потому что они душу раскалывают, и орденовцев к пожирателям смерти приравнивают. Она спорит с Аластором, с Фрэнком, с Марлин, не отступает от своей позиции даже тогда, когда они одного за другим хоронят, во всем обвиняя случай и агрессивное поведение обеих сторон.
Поэтому когда она видит пожирателя смерти, стоявшего на своих двоих, то не сразу реагирует на его атаку, но успевает за коробками спрятаться. В него не попадало ее заклинание, он лишь их обманул, бросив бедного Кевина на пол для характерного звука.
[float=right]https://i.imgur.com/l1Xy3kR.gif[/float]— Он в сознании, — кричит вверх, пока выбрасывает жалящее и связывающее снова и снова, но пожиратель уже подтягивается на руках через дыру в полу. Она слышит яростные проклятья наверху, подбегая к лестнице и забираясь по ней обратно на поверхность. Труп Ивонн Алиса замечает первым: она лежит чуть поодаль от остальных, определенно сраженная Авадой, в ее руке все еще сжата волшебная палочка, а ноги подрагивают в конвульсиях. Силой воли она заставляет взгляд от нее отвести, чтобы выбросить взрывающее заклинание. В этот раз наконец попадает, и пожиратель отлетает на несколько метров на скамейки, когда Лонгботтом побегает к мужу, чтобы не отставать от остальных.

[indent]  [indent] — Две авады, — никак не комментирует это, хотя понимает, что они не могут уложить одного пожирателя, потому что он непростительным пользуется, а сама Алиса продолжает жалить его атакующими. Если бы в погребе не троила время на жалящее, а сразу выпустила бы кедавру, то Ивонн была бы жива. Зло сжимает волшебную палочку, выбрасывая на него Исцендио.
Лонгботтом пытается себя оправдать и не брать ответственность за тех, кого уберечь не может, но то и дело растерянно приседает от летящего зеленого луча в их сторону. От Авады не отбиться ни щитами, ни заклинаниями, ее можно лишь ею же отбить - как считает Муди. Но Алиса не будет, не будет уподобляться монстрам, она своих демонов держит в замке, прячет в глубине и выпускать не собирается.
[float=left] https://i.imgur.com/cyJwvEI.gif[/float]Джона хватает за руку, за собой в укрытие утягивая, спасая от авады и сталкиваясь взглядом со Фрэнком. Он против, он не одобряет, Алиса знает, чувствует_понимает, но не станет через себя переступать, не будет. Когда он зелеными лучами пользуется, упрямо не смотрит, потому что с последствиями боится сталкиваться. Может, она и не так отважна, как остальные, или ее принципы все-таки сильнее, чем принципы тех, кто пытается выиграть по-легкому //

[indent] [indent]  [indent][indent] неужели это и есть по-легкому?

0

14

алекто кэрроу ждет

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/349854.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/410348.gif

KHektorina
[35-45 y.o, на выбор, владелица лавки темных артефактов в Эдинбурге, нейтральна; —// внешность: Christina Hendricks]


- Вообще тебя зовут не Хекторина, а Эдвард и ты раньше работал у Хекторины охранником. Охранял и ее, и ее мрачные артефакты ото всяких там волшебников, пока не пришли Алекто и Энид. Они научили тебя варить оборотное зелье и полностью изменили твою жизнь, ведь теперь ты вот уже как полгода женщина. Хозяйку ты бросил в подвал ее же поместья, кормишь ее, чтобы та ни в коем случае не умерла и потихоньку эксплуатируешь ее волосы. Зачем тебе все это? Ты всегда хотел быть любовником того мужчины, что так часто является в ее лавку, наблюдал за ними украдкой и думал о том, что никогда вам не быть вместе. Несмотря на свою суровую мужскую внешность, в душе ты парень ранимый очень и всегда романтики хотел, но романтику дарить было некому, поэтому на звезды тебе приходилось любоваться в полном одиночестве. Работа охранником тебя не устраивала, ты прекрасно знал, что можешь намного больше, но не решался сменить работу из-за него, ее любовника. Тут же является Кэрроу, учит тебя варить оборотное зелье, а за это ты отпускаешь ее из поместья живой и невредимой. Зелье ты уже сам научился варить, получается у тебя отлично, ведь в Хогвартсе зельеварение знал неплохо, просто сейчас подзабыл, да и вообще ты достаточно педантичный парень. Тело твое тебя и так устраивало, вот только Аарон Кэрроу мужчин не любил и пришлось тебе как-то выкручиваться из-за данной ситуации. Чтобы лучше прочувствовать себя женщиной, брал даже несколько уроков по любовным утехам в каком-то шотландском борделе. Лавку к своим рукам тоже прибрал и управляешь ей даже лучше, чем прошлая владелица, бизнес пошел в гору, твоя любовь тоже рядом с тобой, в общем, жизнь наконец-то стала складываться идеально. Тут у Аарона умирает жена и ты сразу же спешишь к нему в Британию, подставить свою крепкую мужскую грудь, чтобы его утешить. Даже приходишь на похороны его жены в этой нелепой черной фате и ярком платье. Одеваться нормально ты не научился, вот в этом ты еще мастерства не достиг, но Хекторина, по правде говоря, идеальным вкусом тоже не отличалась. Теперь же ты, под ликом Хекторины, переезжаешь почти насовсем в Британию, перевозишь с собой все свои мрачные артефакты и даже настоящую Хекторину перевозишь тоже. Выкупаешь небольшое, но уютное поместье где-то в пригороде Магического Лондона и продолжаешь подставлять Аарону свое крепкое мужское плечо. Ведь теперь у тебя есть все шансы стать миссис Кэрроу. Ах, да, Аарон Кэрроу прикрывает твой бизнес и никакие облавы тебя не пугают, твой брат-близнец смирился с твоим новым обликом. Ему даже нравится.


Да ладно вам, он очень забавный парень, со своими мечтами там, к которым он стремится. Я с удовольствием обеспечу тебя игрой, придумаем что-нибудь веселое, ведь Алекто все поняла на похоронах матери, но отцу рассказывать ничего не стала. Давайте окунеся в приключения наконец-то, а не в какую-то там войну. Ведь теперь ты не какой-то там охранник, а секси-ведьма.

пример вашего поста

Энид вела себя очень странно, Алекто прежде никогда не видела ее такой. Видимо, случилось что-то очень серьезное, если она сидит тут за столом и так странно выражает свои эмоции. Алекто даже отшатнулась, когда та крикнула что-то про двоих. Она никак не могла понять, какие двое так сильно беспокоят Энид. Может, что-то случилось с мужем и сыном, но она не может сказать об этом прямо и теперь рыдает? Кэрроу понятия не имеет, что ей делать, успокаивать она никогда не умела, поэтому продолжает в ступоре сидеть рядом с ней. Алекто даже тянет руку к Энид, чтобы успокоить ту, но Энид снова что-то вскрикивает и бесцеремонно хватает Алекто и зажимает ее в своих объятиях. Для Алекто такое крепкое выражение чувств — дико, но она не отталкивает Энид. Энид для нее чуть больше, чем просто женщина, которая поддерживает ее вот уже столько времени, Алекто видит в ней то, что не смогла найти в родителях, но сама этого до конца еще не осознает. Пока Энид держит ее в объятиях, Алекто почти не дышит, она даже закрывает глаза и пытается свыкнуться с такими прикосновениями. Она пытается в них расслабиться, но сама наоборот напрягается и расслабляется только тогда, когда Энид ее отпускает. Что здесь вообще творится?

Энид спрашивает про ее состояние, но у нее состояние явно будет получше, чем у Энид. Алекто перенесла смерть матери достаточно легко, хотя на душе до сих пор остался неприятный осадок, от которого так и хотелось избавиться за счет разговора с Энид. Только теперь Алекто не была уверена, что она сможет как-то облегчить свою участь этим разговором, Энид было заметно хуже.

— Я нормально, — хотя ей очень многим хотелось поделиться с Энид, - у тебя что-то серьезное? Я тебя никогда такой не видела, ты выглядишь...растерянной.

Алекто все пыталась подобрать подходящие слово для состояния Энид. Сейчас ее проблемы придется задвинуть на второй план и лучше привести в чувства миссис Лонгботтом. Кэрроу было неприятно смотреть на такую Энид, она знала ее совсем другой, а с этой стороны еще открыть для себя не успела. Ей хотелось поскорее вернуть Энид в привычное состояние, но та уже зачем-то начала просить алкоголь у домового эльфа. Алекто вообще не видела Энид пьющей и та пугала ее с каждым разом все сильнее и сильнее. Алекто не знала с какой стороны подступиться к ней сейчас и какой вопрос лучше задать. Она знала о положении Энид, поэтому была очень удивлена тому, что она готова выпить что-нибудь да покрепче. Энид, которая так сильно заботится о благополучии своей семьи, готова выпить алкоголь во время беременности. Может, она решила разойтись со своим мужем? Для нее это вполне может быть ударом, ведь у них нормальные отношения и даже, вроде как, любовь. Это у ее родителей любви этой не было, у Алекто не было, а вот у Энид была. И Алекто пыталась представить насколько тяжело может быть эту любовь потерять. Алекто предположила, что из-за этого Энид сейчас в таком странном состоянии, но все еще не знала, как можно ее утешить.

- Представляешь, — она пытается отвлечь ее какой-нибудь глупой историей, - знаешь кого я видела на похоронах? Угадай. Нашего старого знакомого — Эдварда. Хекторину точнее. Я понятия не имею, как он сейчас себя называет. В общем, стоит он такой, в каком-то дурацком пышном платье на похоронах моей матери и платочком глаза промокает. Вжился в роль парень за это время.

Она очень надеется, что эта дурацкая история с похорон сможет ее отвлечь. Когда сама Алекто увидела Эдварда на похоронах, то едва сдерживала смех и он изрядно поднял ей настроение, удивительно было то, что Аарон так и не заподозрил подмену в своей женщине. Видимо, за все это время, Эдвард успел поднатореть в любовном и не только искусстве. Рецепт зелья он записал явно верный и до сих пор держит где-то настоящую женщину. Рассказывать отцу правду она не стала, зачем портить их любовь? И вообще ей показалось странным, что Эдварда допустили до похорон Кристы, как вариант, просто слился с настоящими гостями, но то вычурное платье так и бросалось в глаза.

Домовик обращается к Кэрроу, но та отрицательно качает головой. Чай ее не интересует, алкогольные напитки тоже, ее интересует это странное состояние Энид. Алекто бы побеспокоилась о ней и подбодрила как-то иначе, но вариантов все никак не находила. Высказать ей свои предположения о ее странном состоянии тоже не могла, поэтому предпочла развлекать странными историями.

0

15

бреннан маккливерт ждет

https://s6.gifyu.com/images/walden1c80288ba35507e9.gif

Walden Macnair
[1940, Слизерин'57, ММ, Бюро исследования и изолирования драконов, главный драконоборец, Пожиратель Смерти; —// внешность: Daniel Craig]

[indent] Мистер Макнейр - непосредственный начальник Брена, но уж слишком в малом пример для подражания.
[indent] Он жесткий до жестокости, мало что к драконам добрых чувств не испытывает - да драконоборцам и не положено, так и в целом магических существ недолюбливает. Что ж, у каждого из драконоборцев свои причины там быть, чем нелюбовь Макнейра хуже?
[indent] У Макнейра есть семья: жена и ребенок. Есть любимое хобби: каллиграфия и кружок Пожирателей Смерти. Макнейр - один из самых первых последователей Лорда.
[indent] Полезный человек: сильный маг, в чьих силах даже левитация взрослой драконьей особи, безжалостный убийца, упорный исполнитель. Мимика невыразительная, манера говорить - ленивая, он всегда точно делает одолжение своему недалекому собеседнику. Взгляд навевает мысли о мертвых рыбах.
[indent] Макнейр - приверженец четкого выполнения приказов, и сентиментальных дураков у себя в команде не держит. Не можешь убить дракона - тебе в соседний отдел, где сидят такие же слабаки и неженки. Он не стоит горой за подчиненных: каждый сам за себя, но иногда, в качестве исключения, может вытащить одного-другого из административных передряг - но только потому, что больше магических животных не любит только бюрократов.


Макнейры - еще один шотландский клан, отдаленно связанный с драконами. Приезжайте на курорты Шотландии, у нас есть пустые острова с огнедышащими зверушками!
Уолден Макнейр - дальний родственник Брена, кузен его бабушки.
После Первой Магической Войны его разжалуют в палачи. Впрочем, это место ему действительно очень подойдет.
Внешность сменяема
Появляется в нескольких постах у прямых подчиненных:

Свернутый текст

Но её одиночество не длится больше секунды — Ирма замечает, что вовсе не одна.
На неё, полураздетую, молча смотрит мужчина средних лет с короткой стрижкой и в очках. МакФасти не успевает испугаться, только натягивает повыше одеяло на грудь.
— Да больно нужно, — цедит мужчина и дёргает подбородком. — Одевайся.
— А вы... кто? — Мерлин, до чего тупой вопрос. Ирма никогда ещё не чувствовала себя так глупо и в такой опасности. Смотрит на волшебную палочку — она лежит на подушке рядом, но тянуться до неё дольше, чем того требует техника безопасности.
— Мистер Макнейр. И сегодня мы с тобой поедем оценивать пойманных драконов, — тут только Ирма замечает значок на лацкане его пальто. Ещё один драконоборец, но смотрит так, будто дракон — это она. Даже имени своего не называет.
Ирме сложно сосредоточиться, но она чувствует, что если ещё секунду проведёт в постели, она там останется навсегда. "Отвернитесь", — бурчит она неловко, но Макнейр даже глаз не прикрывает  [...].
Ещё один вопрос не даёт ей покоя, но она предпочитает сначала полностью собраться, и только потом расспрашивать драконоборца. Он выглядит невероятно самоуверенно, и Ирма не может понять, её это бесит или... успокаивает? Мужчина распространяет вокруг себя ауру властвования, молчит, но это молчание понятно до последнего слова.  [...]
Ирма молчит всё это время, пока они идут от палатки к портальной станции. Им отдают несколько ключей-порталов, и мужчина бесцеремонно хватает её руку и прикладывает к старому башмаку. [...]
— Я говорю, а ты записываешь, — впервые за это время подаёт голос драконоборец.

Ничего не остаётся, кроме как молча кивнуть, мол, я всё поняла, извините, и последовать за ним хвостиком к дракону. Блокнот в её руках слегка подрагивает, карандаш трясётся интенсивнее. Она старательно нажимает на бумагу, записывая цифры — сегодня он выполняет её работу, но, видимо, для Макнейра она слишком неквалифицированный специалист и даже с измерением дракона не справится.
Движения Макнейра точны, ни миллиметра лишнего, но слишком грубы. Конечно, дракон не почувствует, даже если его попытаться пнуть, но драконоборец вертит его как хочет, с помощью своей палочки. Обездвиживает, левитирует — Мерлин, он его левитирует... — накладывает сильное парализующее и открывает дракону пасть. Рассматривает зубы.
- Гнилые, но на месте, — безразлично диктует Макнейр, словно в маггловский диктофон, когда терпение Ирмы наконец заканчивается.

У Макнейра, даром что дальний Бренов родственник, до жути пугающий взгляд, и  Брен прилагает все усилия, чтобы его выдержать. Начальник смотрит безразлично, как мертвая рыба, и все же что-то до костей пробирает.
— Берешь на себя слишком много, МакКливерт. И работать будешь, с кем сказано. Подумай, что делаешь, и есть ли тебе куда податься. Побежишь в заповедник к МакФасти, когда мы тебя взашей выгоним?
Он так резко взмахивает палочкой, отменяя свое заклинание, что Брен едва успевает поймать падающую Ирму, охает, но все-таки выдерживает под аккомпанемент хмыканья со стороны палатки.
— Поработаешь завтра с Пейджем еще раз, и послезавтра, и каждый день, пока я не передумаю. Все ясно?
— Я и сам не собираюсь работать с МакКливертом, он стукнутый! — подает вдруг голос наконец появившийся Артур, и Брен, опуская Ирму на землю, яростно кивает в знак согласия. Макнейр усмиряет его так же — одним взглядом.
— И это, — мягко произносит он, — мне тоже малоинтересно.

И именно Макнейр встречал Ирму у палатки Брена (Ирма не боялась Макнейра в качестве драконоборца, об этом Брен знал прекрасно, но еще лучше знал, что как человек глава драконоборцев был неприятен до крайности и мог взглядом заморозить все внутренности собеседника, так что неудивительно, что Ирма МакФасти была не так быстра на ладное вранье). И, уж конечно, именно мистер Макнейр встретил их двоих у хозяйственного пункта [...].
Макнейр вздохнул так, точно увидел перед носом кучу драконьего дерьма, но с тех пор Брен ни слова не услышал от него об этом происшествии, и удивительным образом перестал встречать каждый день у входа в палатку. Это радовало: смотрите-ка, и у главного драконолога завалялось где-то чувство такта! Время было в целом удивительное: Брену вернули палочку без лишних разбирательств, и тот же приснопамятный Макнейр чудо как ловко обсудил проблему убитого без приказания дракона. Брен своими ушами слышал, как начальник пригрозил — в своем, прочем, стиле, то есть не меняя интонации, — что красочно распишет попустительство румынских коллег и отправит отчет в оба Министерства, и румынское, и британское, сразу. Брен после этого в течение получаса находил в себе силы только удивленно хмыкать, не издавая больше никаких звуков и интенсивно обдумывая какие-то свои мысли.

пример вашего поста

Конечно, Макнейр был недоволен. Бывает ли начальник Брена доволен хоть когда-то? Спорный вопрос. Так уж вышло, что он имел совершенно непостижимое свойство появляться в нужном месте в нужное время (а для того, кто, скажем, слегка проштрафился, это было обратным свойством видеть начальника в ненужном месте в ненужное время). И надо же такому случиться, что именно Макнейр буквально каждый день встречал Брена рядом с палаткой Ирмы («Мы вместе работаем, сэр» — Брен оправдывался так убедительно, что готов был аплодировать себе ежедневно, — «Иду поторапливать!», или — «Забыл отдать записи во время работы, сэр. Нет, сэр, я не думаю, что сейчас так уж поздно — все мы тут люди рабочие, какой сон»). И именно Макнейр встречал Ирму у палатки Брена (Ирма не боялась Макнейра в качестве драконоборца, об этом Брен знал прекрасно, но еще лучше знал, что как человек глава драконоборцев был неприятен до крайности и мог взглядом заморозить все внутренности собеседника, так что неудивительно, что Ирма МакФасти была не так быстра на ладное вранье). И, уж конечно, именно мистер Макнейр встретил их двоих у хозяйственного пункта, где все жители лагеря получали дополнительные одеяла, зачарованные чайники, экипировку взамен испорченной, ботинки, кружки, табуретки и новые палатки. Ирма и Брен пришли туда в несусветную рань вовсе не затем, чтобы заиметь свой чайник и обрести наконец возможность пить горячий чай с утра пораньше; каждый держал в руках свернутую палатку, чтобы поменять две на одну. но побольше. А утро было таким ранним только и исключительно потому, что Брен в очередной раз свалился с узкой кровати и расшиб затылок о будильник Ирмы. Да и сон их если можно было с полной уверенностью назвать счастливым, то с такой же полной уверенностью нельзя было назвать здоровым. Каждый день кто-то де потирал затекшую шею, или руку, или поясницу, и момент истины настал довольно быстро.
Макнейр вздохнул так, точно увидел перед носом кучу драконьего дерьма, но с тех пор Брен ни слова не услышал от него об этом происшествии, и удивительным образом перестал встречать каждый день у входа в палатку. Это радовало: смотрите-ка, и у главного драконолога завалялось где-то чувство такта! Время было в целом удивительное: Брену вернули палочку без лишних разбирательств, и тот же приснопамятный Макнейр чудо как ловко обсудил проблему убитого без приказания дракона. Брен своими ушами слышал, как начальник пригрозил — в своем, прочем, стиле, то есть не меняя интонации, — что красочно распишет попустительство румынских коллег и отправит отчет в оба Министерства, и румынское, и британское, сразу. Брен после этого в течение получаса находил в себе силы только удивленно хмыкать, не издавая больше никаких звуков и интенсивно обдумывая какие-то свои мысли.
Румынский лагерь стал для него одним сплошным отпуском, и, хотя Брен и предпочел бы впредь видеть в своих отпусках поменьше драконов, он не мог бы пожелать видеть еще больше Ирмы — они были вместе все время, и это было настолько прекрасно, что Брен приобрел плохую привычку петь по утрам. Сегодня перед заданием он тоже исполнил что-то в том роде, что кто встал ранним утром — тот молодец, бодро положив все это на мотив последнего, услышанного еще в Лондоне хита своей школьной знакомой Селестины Уорлок. Но в лесу по профессиональной привычке примолк: издавать звуки было чревато, и Ирму понемногу одергивал, чтобы не возмущалась колючкам так громко. Еще чуть громче, и возмущаться придется тому, что нас съест очередной незарегистрированный дракон,  — размышляет Брен и вдруг обрывает и себя. Это звуки не огромного зверя, тут кое-кто помельче. Брен молча вскидывает палочку, произнося про себя заклинание. Любое неверное движение и неосторожный звук будет стоить им стычки, и довольно грязной, насколько он может судить. Он знает, что Ирма готова броситься в бой, многозначительно делает большие глаза, пока стоит у соседнего с ней дерева. Есть браконьеры, которые находят умерших или умирающих драконов и ждут в кустах, чтобы спокойно вырезать то, что идет на продажу, позже. Должно быть, чем-то таким занимается его брат Кейрон, раз он так известен в самых паршивых скупках темных артефактов и запрещенных ингредиентов. Да, есть такие, и их преступление не по его части. Брен с силой сжимает челюсти, не переставая держать на прицеле тех, кто копошится перед ними, и коротко оглядывается на Ирму, всей душой желая, чтобы она тут сейчас не была и не видела того, что видит. Есть те, кто разрубает драконьи яйца, бессовестные моральные уроды, и они сейчас орудовали на поляне среди обширной кладки. Это уже за гранью.
Заклинания, сперва летящие только от них — Брен кидает спокойно, отрывисто, Ирма устраивает для браконьеров бешеную пляску, — очень скоро перекрещиваются: заметили.
Экспеллиармус! Флиппендо! — велит он, на каждое разоружающее успевая крикнуть Протего. И они, и противники перемещаются, как будто исполняют фигуры танца: вперед, влево, поворот, шаг назад. Брен теряет Ирму из виду, велит себе не паниковать и, отвлекшись на долю секунды, едва успевает отскочить от синего луча, который летит в него. Свирепеет — то ли от того, что браконьеры не сдаются, трусливо повесив хвосты, то ли от того, что не дают ему времени позаботиться об Ирме, — и следующую серию заклинаний выдает с завязывающей язык узлом быстротой. Конфундус летит в одного из Бреновых противников, еще один — в тощего придурка, который заклинания мечет в Ирму из-за спины приятеля. Скажите, какой стыдливый! Брен крутится, как волчок — потерял из виду своего недобитка, кидает заклинания во все окрестные деревья, и пропускает, как дурак, брошенное в его сторону Редукто. Отлетает в сторону, падает мешком, пытается подняться и рычит от злости и разрывающей ногу боли. В голове — страшный звон, а картинка размазана, и Брен пытается покрутиться, чтобы услышать, что происходит, но не слышит ничерта. Волна тошноты накатывает внезапно и без предупреждения, и потом Брен бесславно отключается. Ерунда это все, что говорят про вихрь мыслей перед тем, как ты теряешь сознание: он даже об Ирме не успевает подумать.

0

16

юджиния дженкинс ждет

we'll never get free
lamb to the slaughter
What you gon' do When there's
blood in the water?

https://i.imgur.com/k40Z7gu.gif https://i.imgur.com/I0djorp.gif

devlin whitehorn
[1945, hg house'64, nimbus racing broom company, ministry of magic; —// harry lloyd]

я могу начать с самого начала, но так не интересно, да и ты не такой эту жизнь задумывал, совсем не предполагал, что в одно мгновение все может измениться_сломаться_в пепел превратиться. тебе четырнадцать, и ты в квиддич влюбляешься. а потом, в 1967 году (спустя три года после выпуска из Хогвартса), основываешь свою компанию по производству знаменитых нимбусов. до этого ты работаешь в министерстве магии в отделе магического транспорта, я за тебя несколько раз поручаюсь, потому что мы с тобой - всегда друг за друга. / / я на твоей свадьбе - твой лучший друг, а ты меня никогда в одиночестве не оставишь, в этом я точно уверена.

у тебя дела идут в гору, с женой воспитываете двух сыновей, а я министром магии становлюсь и нет больше времени на дружеские вечера и ужины. потом и вовсе развожусь, и вам приходится выбирать, с кем отношения поддерживать. однажды ты домой возвращаешься, и никого не находишь; только пресловутая записка на столе кухонном лежит:

"исправь чужую ошибку, я верну тебе семью"

мы с тобой понимаем, что проблема в том, что я игнорирую угрозы пожирателей смерти, а ты - мой знаменитый друг, через тебя недоброжелатели пытаются подобраться ко власти. и ты принимаешь волевое решение не поддаваться уговорам шантажистов, самостоятельно поисками начинаешь заниматься, поддержкой друзей ( а у тебя их много ) заручаешься и веришь в справедливость.

проходит шесть лет, ты хоронишь и жену, и сыновей, все чаще начиная сомневаться в системе, в войне, которая вокруг разворачивается. я чувствую себя ответственной за тебя, и ты позволяешь мне тебе помочь - я тебя приглашаю к себе в предвыборный штаб. в марте 1980 года мне в квартиру подбрасывают драконье яйцо, как потом ты поймешь, завернутое в свитер твоей жены.

девлин, понимаешь, что это значит?


- если кратко, мне нужен друг, в идеи которого я верю без тени сомнения (пусть даже бизнес с метлами, дев, хочешь? делай, я тебя поддержу). в ответ ты меня никогда не подставляешь и никогда_не_подставишь. мне нужны люди, которые с юджинией будут до конца, каким бы этот конец ни был. похищение семьи на твое усмотрение (можешь, потерять брата или родителей, я не против), так же как их возвращение - если хочешь в стекло упасть, можем их убить. единственное, что мне очень хочется такую дружбу, в которой нет места обвинениям "это ты виновата", в этой истории я хочу юджинию заставить раскаяться и взять на свои плечи вину, а ты этого не допустишь и покажешь ей, что виновата не она, а продажная система - пожиратели или орденовцы. кстати, может, именно кто-то из них и причастен к похищению, мы можем придумать виновника непосредственно в диалоге, думаю, кто-то из игроков согласится;

- внешность давай оставим. гарри прекрасен в новом дивном мире, эти переживания, эти эмоции - то, что нужно для девлина;

- девлин - это каноничный персонаж, но мы можем все поменять, если хочешь. я тебя упоминать нигде не буду, чтобы, если что, мы могли обо всем договориться и все отыграть так, как тебе и твоей истории удобнее;

- цифры меня не волнуют, пиши так, как тебе хочется; первое или третье лицо, выделяй текст или н/е/т - на твое усмотрение, я под тебя подстроюсь. сама пишу в среднем 6к, в зависимости от со-игроков, спидпостингом очень редко заболеваю, так что пинать с эпизодами не буду;

- приходи, вливайся, всегда готова все обсудить, помочь с игрой и не оставить без графики;

очень жду ♥

пример вашего поста

[indent]  [indent] Юджинии должно быть больно_стыдно_жалко, но ни одной из этих эмоций она не испытывает, когда Эмма пытается свою обиду подобным образом выразить. У нее, наверное, слишком толстая кожа, броня, за столько лет выработанная, залатанная и заклинаниями укрепленная, поэтому слова уже не колют, разве что помогают лучше считать ситуацию. Дженкинс к юной Вэнити всегда испытывает что-то вроде симпатии, заботы, наверное, той, что не может в свое время дать собственной дочери, потому что кажется вполне незаслуженным подобное проявление эмоций. Нет, она не монстр, не социопат, Юджиния просто знает, что Имоджен сильнее этого и справится без ее объятий или длинных разговоров перед сном. Эмма же для нее была и есть ребенком чужих родителей, а когда ты смотришь со стороны, то подмечаешь то, что в себе не заметишь, оттого ее руки теплы и сама она к девочке намного добрее, чем к тем, с кем работает или проводит вечера.
Именно поэтому Юджиния не реагирует на колкости о гончих и о правдивости ситуации, потому что из раза в раз всех учит одному: нельзя делать выводы, основываясь на пересказах. Этого хватает в суде, в работе отдела, за семейным столом. Нужно научиться выражать собственное мнение, самостоятельно определять отношение к той или иной истории, чтобы потом не поплатиться за доверие к тем, чьи решение могут быть неправильно интерпретированы.
[indent]  [indent] Эмма переживает боль, она страдает и пытается справиться с эмоциями, с которыми не учат уживаться. Юджинии жизнь всегда казалась чересчур надуманной, слишком драматичной, потому что с детства всех учат лишь одному - все, что ни делается, все к лучшему. Но никто не предупреждает, что с каждым разом будет больнее. Кто-то продолжает верить в лучшее, кто-то ломается под обстоятельствами после первой же неудачи; а в Вэнити она видит стержень, который пытается поддерживать своим вниманием. Шивон - хорошая женщина, Юджиния ее уважает и в какой-то степени даже ценит, потому что у нее золотые руки и доброе сердце. Только когда всю себя отдаешь на работе, на пациентов разменивая последствие капли сострадания, то что от тебя остается дома, когда рабочие часы сменяются отдыхом? Дженкинс знает об этом не понаслышке, поэтому  подругу лишь одергивает время от времени (как и она ее) и пытается восполнить то, что Вэнити не додает своим детям.
[indent]  [indent] Новость о том, что Эмма вновь была в квартире Дарры Юджинию не удивляет. Нет, даже не так. Она ее удивляет, потому что казалось, что убийство // происшествие // несчастный случай остается фактом, с которым семейство Вэнити решает смириться. Дженкинс стоит извиниться, потому что со всеми проблемами внутри кабинета Министра и залов Визенгамота она забывает о главном: о людях. О тех, о ком должна заботиться, о тех, за кем должна наблюдать. Видя Эмму в подобном состоянии, Юджиния неловко задумывается и об Имоджен, которая… где? Она понятия не имеет. Мысль эта пугает, дрожью проходит по плечам, и Дженкинс пытается взять себя в руки, обращая внимание на аврора, который начинает эмоционально реагировать на слова «заключенной». Наверное, вчера_сегодня был сложный день, раз он наставляет артефакт на девушку, при этом обезоруженную и скованную в зачарованной от побега клетке.
[indent]  [indent] Но Юджиния им не мешает.
Юджиния не говорит и слова. Не останавливает Льюиса, не останавливает Эмму.
Она все так же сидит на ее постели, разглядывая баталию, происходящую перед ней молча, потому что добавить ей нечего.
Но, наверное, главная во всем этом причина, что она верит. Верит и знает, что Вэнити самостоятельно справится. Дженкинс не любит подтверждать стереотипы о волшебницах: леди могут за себя постоять, будь в их ладони палочка или кисть для рисования. Поэтому когда аврор на запястьях Эммы щелчком застёгивает наручники, наверняка зачарованные и успокаивающие, Юджиния пожимает плечами, отворачиваясь.
[indent]  [indent] — И правда увлекательная история, — начинает она, когда Льюис выходит из камеры, но не отходит от решетки, будучи на стороже. В этом нет необходимости, но Вэнити его раззадоривает, что теперь в его поведении и проявляется.
— Я не буду тебе врать, успокаивать и пытаться исправить то, что одними словами не залечишь, но попытаюсь быть с тобой честной, — этого Дженкинс далеко не всем может обещать, оттого своим словам придает чуть больше значения, чем требуется.
— Меня не волнует то, что ты пришла к Дарре, хотела что-то найти или просто отдохнуть от постоянного внимания со стороны. Меня не волнует, что тебя задержали за сопротивление, было оно или нет - тоже меня не особо интересует. Что мне непонятно, так это, почему ты проснулась в перевернутой вверх дном квартире окровавленная? — Юджиния ловит взгляд Эммы, не отпускает его, вставая с постели и подходя к ней. Наверное, она не то чтобы нежный человек. Хотя когда-то она и обнимала, и целовала, и горевала, пропуская сквозь себя эмоции всех, с кем как бы то ни было пересекалась. Это Дженкинс ошибочно считала эмпатией, возможностью понимать людей рядом с собой. Только потом, спустя года, она научилась различать сострадание от попытки почувствовать себя хорошо за счет горделивой мысли «я_умею_слушать». Лицемерие - это неосознанная привычка, практически каждый второй в той или иной степени врет себе и своим близким, говорит, что любит, а на деле лишь любит саму идею быть влюбленным.
Юджиния берет с себя обещание не говорить того, что от нее хотят услышать, и не произносить то, что хотят услышать. Поэтому и любит она теперь по-своему, так, как считает нужным, искренне, молча и сильно. Любит не за то чувство свободы и влечения, а за тепло и за тревогу, которые испытывает при мысли о тех, кем дорожит. Объяснить словами ей это трудно, да и она не пытается, потому что считает, что действия громче слов. Поэтому берет ладони Эммы в свои, сжимает чуть крепче, заставляя ее посмотреть на нее // действительно посмотреть, а не сделать вид.
[indent]  [indent] — Меня волнует, почему ты была ранена, кто тебя ранил и как это получилось, — говорит тише, заставляя_моля ее услышать.
— Твои родители сами разберутся с воспитанием, с последствиями этого поступка, а я хочу понять, кто тебе оставил те увечья, почему ты потеряла сознание и почему не скрылась с квартиры сразу же, когда появилась какая-либо опасность, — о последнем Юджиния догадывается. Тяжело оставаться в стороне, когда близким угрожает опасность, еще тяжелее уходить от риска, когда есть возможность добиться справедливость. Или же себя до конца сломить, чтобы больше не нуждаться в ней.
Дженкинс подозревает, что Вэнити двигало именно саморазрушение, но она не сможет ей помочь, если та не откроется, если та не доверится.
[indent]  [indent] — Ты думаешь, я не понимаю, что все это тебя не остановит? Ты знаешь, что или родители, или я тебя отсюда вытащим. Если ты захочешь продолжить себя уничтожать, тебе никто не сможет помешать. Я знаю тебя, Эмма, хотя пусть тебе, может, и кажется, что никто тебя не понимает, — Юджиния надеется, что она ее вниманием завладевает, оттого становится смелее и словами воздух разрезает без лишних на то переживаний.
[indent]  [indent] — Я не знаю боли потери брата, но знаю, как тяжело быть одной. Одной в окружении толпы, — сжимает ее пальцы сильнее, наверное, даже чересчур сильно, — меня не волнует, что ты решишь делать с жизнью дальше, потому что это твоя жизнь, и я приму любое твое решение будь то пожиратели смерти или орден феникса. Все, что сейчас меня волнует, почему_ты_не_ушла? Кого ты там увидела? — мысль, казалось бы, не очень важная, но именно с нее и нужно начать и ею же продолжить. Если Эмма оказалась в квартире Дарры, то она там была не одна: кто устроит погром в одиночестве? Существует шанс, что псих на такое способен, но Вэнити еще в своем уме. У нее увечья от сопротивления и вряд ли только из-за задержания. В квартире был кто-то, кто может помочь / сдвинуть с места расследование.
Юджиния это понимает, и она надеется, что и Эмма поймет.
[indent]  [indent] — Если ты хочешь таким образом пережить боль, то это поможет лишь ненадолго. По-настоящему попытаться жить дальше получится только, если ты разберешься с тем, что тебя мучает, — говорит еще тише, уводя Вэнити обратно к постели, усаживая ее на нее, а сама садится напротив на корточки, на коленях ее руки укладывая.
[indent]  [indent] — Что тебя мучает? Кто тебя мучает? — задает вопрос, наверное, наиболее важный во всем произошедшем. У Дженкинс не так много времени на подобные разговоры, но если бы что-то произошло с ее дочерью, то Эмма обязательно бы Имоджен помогла. Потому что они семья, может, не по крови, но по духу. Может, не такая громкая, но все-таки крепкая. Юджиния знает, что в мире нет ничего постоянного, кроме самого простого — любви к ближнему. Даже после десятков лет унижений или страданий можно продолжать любить человека искренне, извращено, себе на поражение, но все-таки любить. Дженкинс не хочет, чтобы Вэнити это чувствовала, поэтому давит на нее здесь и сейчас, в тюрьме, в клетке, в которую ее же демоны ее и заковали.

0

17

патриция селвин ждет

blishwick family;

у них в роду открыто первооткрыватели, за это их в Англии, Франции и Италии сначала считают чудаками, а потом первыми предателями крови; у них большой счет в банке, несколько замков по всей Европе и множество связей, которые рано или поздно, но помогают избежать возникших проблем.
быть другом блишвиков - это быть другом мира; пацифисты и контрабандисты, возможно, мафиози, что с них возьмешь.

https://i.imgur.com/S5KfWiY.gif

jay & gloria blishwick

[1915 / 1940, факультеты на выбор, blishwick enterprise, министерство магии; —// Ed O'Neill & Sofia Vergara]

это его второй брак, а ее - четвертый. он владеет компанией, которую построил с нуля, занимается созданием и распространением легальных артефактов на территории Европы и Северной Америки. она заведует благотворительным фондом, занимающимся помощью пострадавшим от войны и обездоленным беженцам. их зовут "спасителями", а они игнорируют всякие титулы, друг друга во всем поддерживая, не смотря на разницу в возрасте и навязанный ее мексиканскими родителями брак. он верит в справедливость, она - в него, и они ни за что не останутся в стороне, когда Митчелла укусит оборотень, а Мэнни решит податься к пожирателям смерти.

https://i.imgur.com/5AONnPW.gif

claire & phil finnigan
[1934, факультеты на выбор, министерство магии; —// Julie Bowen & Ty Burrell]

они женятся по любви / по залету; отец Клэр Фила не одобряет, но смиряется, потому что только Фил может разрядить обстановку в семье и при этом никому не причинить вреда. Клэр страдает ОКР, ей нравится быть у руля, и она работает заместителем отца в их семейной компании. Фил же занимается риелторским бизнесом и случайным образом обнаруживает штаб ордена феникса в одном из домов, который находит для продажи.

https://i.imgur.com/biXhb7E.gif

mitch & cam mckinnon
[1937, факультеты на выбор, министерство магии; —// Jesse Tyler Ferguson & Eric Stonestreet]

нет повести печальнее на свете, чем повесть о Митчелл и Кэме. Митчелл - адвокат Визенгамота, Кэм - тренер Сборной Англии по квиддичу. они - первая лгбт пара, которая из-за своих открытых отношений и усыновлении ребенка (!) оказываются на грани увольнения. тогда блишвика кусает оборотень, а маккиннон с командой прорывается к победе. что им делать - непонятно, но во всяком случае семья их не оставит.

https://i.imgur.com/Y2YEfHE.gif

hailey blishwick
[1951, факультет на выбор, министерство магии; —// Sarah Hyland]

мы с тобой учились вместе; ты с детства была оторвой: ни одна вечеринка в Хогвартсе не проходила без тебя. после окончания школы ты подрабатывала в семейном благотворительном фонде, устраивала балы и всякое такое прочее, а потом, повторяя судьбу матери, залетела от старого бойфренда, за которого пришлось выйти замуж. а потом я пропала, а потом ты родила, а теперь нам нужно разобраться со всем.

https://i.imgur.com/yn7eqb1.gif

alex blishwick
[1953, факультет на выбор, министерство магии; —// Ariel Winter]

тебе пророчили пост министра магии, и ты, в принципе, к нему и стремишься. сейчас работаешь в штабе юджинии дженкинс, орден феникса не переносишь, пожирателей смерти презираешь, завидуешь старшей сестре и никак не можешь найти свое место под солнцем. надеюсь, ты не вступишь в культ предсказателей, а то спасать тебя еще и оттуда нуемае. хотя уверена, что ты нападешь на след ордена феникса быстрее, чем авроры.

https://i.imgur.com/ZVq1fjg.gif

luke blishwick
[1959, факультет на выбор, орден феникса; —// Nolan Gould]

тебе уже давно не десять, но все почему-то продолжают в тебе видеть младшего внука/сына. ты вступаешь в орден феникса, чтобы бороться с несправедливостью, а на деле - чтобы что-то из себя слепить. ты не особо хорош в учебе, да и не то чтобы популярен, однако, ты парень добрый, и я, наверное, когда находилась под протекцией ордена тебя среди остальных увидела. а теперь перед нами проблема, как из этого-то выпутаться.

https://i.imgur.com/ezU54AZ.gif

manny delgato
[1959, факультет на выбор, пожиратели смерти; —// Rico Rodriguez]

ты - ровесник люка, а еще ты его дядя. тяжело, конечно, в тени блишвиков находиться, но у тебя сердце доброе, а желание выделиться всякую искренность отравляет. поэтому, когда ты узнаешь, что люк становится орденовцем, ты находишь свои выходы (наверняка через родного отца) к пожирателям смерти. станешь шпионом? разрушишь то, ради чего тебя мать из испании увозила в младенчестве? вернешься к корням, горячим, мафиозным?

https://i.imgur.com/VcmHDYN.gif

lily blishwick-mckinnon
[1960, факультет на выбор, мм; —// Aubrey Anderson-Emmons]

тебя удочеряют два папы из Англии, и ты понятия не имеешь, почему важна чистая кровь, как так получается, что ты выделяешь среди остальных. еще больше ты не понимаешь, как можно так сильно любить приемную семью. ради отца, которого кусает оборотень, ты вступаешь в орден феникса, чтобы понять, чья сторона тебе ближе (оборотней ведь в обществе не особо любят, и ты это исправишь). ну, и плюс, что-то мне подсказывает, что ты там в кого-то влюбилась.


// осознаю, что такой каст мало, кого заинтересует, но заявочка на три поколения, берите, разбирайте, всех забирайте
// я бы на вашем месте оставила внешности и характеры (если смотрели modern family, откуда весь костяк и взят, то вообще супер)
// хочу целый род, который вне войны, но рядом, всегда на стороже
// со всеми обеспечу игру, не оставлю, одену, обую и всячески поддержу
// биографию можно_нужно менять под себя, все обсудим, приходи!

пример вашего поста

Иллюзий по поводу своего возвращения Патриция не строила, поэтому не обижается, когда на себе ловит недоверчивые и чаще порицающие взгляды, находясь в окружении братьев и родителей. Мама руки заламывает за спину, потому что отец просит ее не мешать воспитанию, а Селвин молчит в ответ, ибо спорить сил нет и, если честно, права тоже нет. Она больше недели проводит взаперти: выходить из дома не спешит, боясь, что за ней следят; Нейт настаивает на разговоре, но Патриция не уверена, что сможет ответить на вопросы и объяснить. Ответов на «почему» у нее все так же нет, а те, которые заготовлены, никого не устраивают, потому что не видят логики в «это было правильно».
Патриция себя ищет и находит там, откуда сбегает год назад. Стены согревают, уютом веют, пусть и дом больше не является ее_родным, но все-таки воспоминания играют свою роль. Она не уверена, что почувствовала бы такое же спокойствие, если бы вернулась домой, ибо сталкиваться с незавершенным разговором все еще не готова: Нейт о ребенке не знает, недоверчивые взгляды на нее бросает, и Пэт голову опускает // заслужила.
Но судьба, кажется, над ней издевается, потому что Патриция вновь становится свидетелем разговора, которого услышать не должна была. Братья, по началу от нее отстраненные, спустя неделю стали забывать закрывать двери: Селвин, по дому передвигающаяся от скуки, у одной из комнат останавливается, когда «Хартли» разрезает шепотом звенящую тишину.
Наверное, ей стоило уйти, отвернуться и не наступать на те же грабли, но у Трэвиса голос взбудораженный, а Теодор молчит, что ничего хорошего не означает. Патриция стоит у двери некоторое время, пока не осознает, во что они снова ввязались, пока одно с другим не сопоставляет и не понимает, что эту ошибку исправить будет не так-то просто.
— Веритасерум, Трэв, верита-блядь-серум, — Тео зол, он бьет ладонью, кажется, по столу, а Пэт вздрагивает и, едва шаркая тапками, скрывается в своей комнате.
Паника накрывает собой лишь на несколько часов, пока Селвин судорожно выписывает все плюсы и минусы на пергаменте, пытается понять, что произойдет с их семьей, с ними, если вдруг до Ордена Феникса дойдет, что арестованный Кассиус Трэверс — не тот, кого Патриция все это время защищала. Альбус знает, он не так глуп, да и остальные подозревают ее родственников — это вполне логично, что братьев и родителей в первый же вечер возвращения из себя выводит. Селвин судорожно по комнате ходит, из угла в угол шагами ее меряя, а когда слышит разговоры в коридоре, замирает на кровати, молясь, чтобы никто к ней не зашел.
Она не_готова, Медоуз была права, конечно, была права: дрожь вновь бьет по рукам, и девушка их между собой переплетает, успокаивая.
С планом Патриция определяется не сразу, боясь, что очередное неповиновение указаниям старших для нее обернется или крупным скандалом, или последним наказанием. Она все газеты за предыдущие дни внимательно читает, надеясь успеть бурю предотвратить вовремя, но достаточно быстро догадывается, что у Тео все схвачено. Трэвис поступает умно, приходя к министру и уводя от себя подозрения таким образом, но Патриция знает, что Кассиус сомневается, как и Кадмус, как и (она надеялась) Нейтан будет сомневаться. У него слишком много информации на них всех, одна капля сыворотки правды, и все Паркинсоны, Селвины, Трэверсы попадут в Азкабан за многочисленные преступления, возможно, даже ими не совершенные.
С утра она отказывается от завтрака, но одумывается, решая не игнорировать остальных. За столом спрашивает, как у всех дела, в ответ получает что-то похожее на мычание @ все больше в своем плане укрепляется — Патриция искупит свои грехи.
В комнате все бумаги сжигает, потому что не может скомпрометировать Непреложный обет, данный Альбусу, долго раздумывает о том, как пробраться в Аврорат. Если обратится к Алисе или Доркас, то они сразу же ее поймают и вернут туда, откуда так упрямо бежала, а может и того хуже. Пэт может по пальцам пересчитать тех, в чьей причастности к Ордену уверена, что ее задачу не упрощает.
В Атриум Селвин из камина выходит ближе к семи вечера, ведомая тишиной в новостях, обходит Министерство с другой стороны и пользуется входом для авроров.
— Гиббинс, — здоровается с парнем, о котором постоянно слышит на собраниях Ордена Феникса, но знает, что он отказывается к нему присоединяться. Он спрашивает, что она тут делает, и Патриция врет — нагло врет, — что пришла встретиться с Фрэнком. Аврору этого достаточно: очевидно, оборотное зелье сработало, а спрятанные волосы Алисы ни с чьими другим не перепутались. Селвин проходит в тускло освещенный коридор, некоторое время идет прямо, а потом сворачивает в уборную.
Дверь на замок закрывает дрожащими пальцами, в зеркало себя оглядывает, удостоверяясь, что зелье все еще работает, и взволнованно поглядывает на наручные часы. Патриция остается в туалете несколько часов, пока не слышит громкие голоса в коридоре: за дверью отчетливое «камеру, живо», голосом Марлин произнесенное, узнает и губы поджимает — его привели.
Селвин давно не виделась со старшим Трэверсом: когда она проводила каникулы дома у Кадмуса, молила о расторжение помолвки, то он своего племянника_ее поддерживал, оттого никаких негативных чувств к нему Патриция не испытывает. Наверное, из-за этого топчется на месте, не зная, стоит ли, нужно ли, способна ли.
Но сидит в туалете еще несколько часов, пока стрелка часов не останавливается на двух часах ночи. В отражении зеркала Пэт уже видит саму себя, волосы приглаживает, пытается уговорить себя, что поступает п р а в и л ь н о.
В коридоре ей никто не встречается: а когда она доходит до тюрьм, расположенных на этаже ниже, то останавливается у поворота. Глупо полагать, что Кассиуса оставили без охраны, и Селвин из сумки достает стеклянный пузырек. Она в зельеварении не то чтобы плоха, но крадет у Вильмы из запасов усыпляющий порошок, смешивая его со взрывающим снадобьем; прицелившись, склянку бросает в стену над головой охранника, и тот на звук реагирует, тут же вскакивая на ноги. Но зелье уже подействовало (Патриция успевает нос прикрыть влажным платком), и он по стене медленно скатывается:
пятнадцать минут.
Она осторожно идет вперед, через тело переступая и заставляя себя не оглядываться, спешит вперед. В первой же камере замечает человека, прислонённого к стене.
— Патриция?
Она на мгновение на месте замирает, а потом делает шаг вперед: будет ли магия работать в тюрьме, сможет ли Селвин воспользоваться заклинанием, чтобы лишить жизни того, кто угрожает всей ее семье, всему тому, что она столько лет пыталась из темноты вытащить? В его глазах она замечает удивление, неловко пальцами обхватывает прутья клетки, но не чувствует никакой магической защиты.
— Здравствуйте, — знает ли он, что Пэт не было с Нейтом около года, знает ли он, кто его сдал, знает ли он, что стал пешкой в своей же игре? Селвин его жалко: она улыбается_грустно, пальцами до его руки дотягивается, осторожно сжимая.
Она должна.
   Она обязана.
     Ради семьи, ради себя.
Патриция никогда не была эгоисткой: так получилось, что с детства она или в тени старших братьев, или за спинами Кадмуса с Натаниэлем. Она всегда чувствововала_вует себя в безопасности, оттого с проблемами-то и не сталкивалась никогда. Все началось с правды, услышанной случайно, закрутилось, завертелось, когда в муже разочаровалась, когда на его руках видела лишь кровь, а своего лицемерия не замечала: ты не такой, Нейт, — твердила она ему в тот вечер, когда он от нее пытался отстраниться, а она молила о понимании. Но как он ее понять мог, если она сама себя до сих пор не понимает?
— Прости, — просит прощения, руку из клетки убирая, а в другой ладони зажимает волшебную палочку.
Патриция Паркинсон когда-то мечтала о большой семье, о счастливых вечерах в объятиях мужа, звала себя не_такой, в Натаниэле души не чаяла, за Кадмуса была готова любого на части разорвать. Но все это лишь на словах, в фантазиях, в иллюзиях, в которые она верить могла потому, что все это время была от настоящего мира убережена ложью_во_благо.
Теперь же она смотрит в глаза, полные непонимания, сочувствует, но вины не ощущает. Очерствела ли, возможно, просто поняла, что важно. Важно быть собой, Патрицией Селвин, женой, сестрой, дочерью. Она должна уберечь свою семью, пусть ей и потребовалось три мучительных года разобраться в своих причинах, но теперь Пэт не отступится.
— Авада Кедавра, — слетает уверенным шепотом с ее губ, а из волшебной палочки лишь пара зеленых искр появляются. Она мешкается, взволнованно пытается еще пару раз заклинание вызвать, пока не понимает, что на тюрьмы все-таки наложена защита. Патриция старается на Кассиуса взгляда не поднимать, в сумке роется, палочку туда бросая и доставая следом кинжал.

0

18

алкмена дерст ждет

https://i.imgur.com/BrN8vPT.gif https://i.imgur.com/feeDYKO.gif

thomas & philippa durst
[49/55, всё на выбор; —// внешность: robert pattinson & imogen poots]

томми:
он смотрит на младших сестёр и смеётся — ну за что ему такое наказание? — он хмурится, но всегда не всерьёз, пытаясь играть в того самого старшего_брата, которого все хотят от него увидеть. но томми никогда не был таким, как нужно; на его плечах куча ожиданий — старший из дёрстов, единственный хранитель семейной истории и фамилии, он должен быть первым и лучшим во всём — староста, отличник, передовик производства. мать хотела от него прелестных голубоглазых внуков, отец — карьеры в министерстве, сёстры — защиты и поддержки / а чего хотел сам томми? — он никогда не говорил. он никогда не был ни с кем из семьи до конца откровенен. понуро опуская голову, он плёлся, куда ему скажут — за значком старосты, на стажировку в министерство, на свидание с очередной дочерью_маминой_подруги. когда уже томми не выдержит?

пиппа:
поппи всегда была самой сознательной из всех сестёр дёрст, даже не смотря на то что не самой старшей — эффект среднего ребёнка — она хорошо училась, слушалась маму и всегда доедала тушёные овощи. поппи всегда была старательной девочкой, только старания едва ли окупались. она хотела быть первой, но всегда приходила второй. она хотела быть лучшей, но всегда уступала кому-то. она играла в квиддич и была одной из лучших на своём факультете — но лишь «одной из» — её это мало устраивало. поппи всегда пыталась всех строить, уже с детства будучи самой серьёзной / поппи — тоненький [единственный] голос разума в семье. она нутром чувствует подвох и знает, как уберечь всех от беды — она вечно пытается всех спасти. но хватит ли её на повзрослевших сестёр и брата?

томми и мена:
у этих двоих всегда был особый контакт: небольшая разница в возрасте, смежные комнаты с одной ванной на двоих, у обоих в голове — вечный ветер. в детстве прыгали от лютой ненависти с драками и поджогами волос/любимых книг до невыносимой любви с общими подлянками, заговорами и секретным языком. у томми и мены много общего — они оба не знают чего хотят, а поэтому довольно долго поступают, как сказано. правда, обоих надолго не хватит. мена всегда рассказывала свои секреты томми, а он ей — свои; он никогда не был для неё тем старшим братом, которого каждая маленькая девочка хочет видеть — он не защищал её от хулиганов и не водил за руку по запутанным коридорам хога — он обычно в сторонке стоял и посмеивался, мог пустить по школе слушок о скудной на ум младшей сестрице или подмешать в тыквенный сок кислющего зелья, но, тем не менее, он всегда был рядом и, взлохматив непослушные волосы сестрицы, говорил: «ну чо ты, менни, губы надула, не обижайся, я же любя» — алкмена знала, он и правда любя.
[indent] когда мена сбежала в голландию — томми был единственным, с кем она поддерживала связь, но, тем не менее, он злился на неё сильнее всех.

пиппа и мена:
им всегда было трудно найти контакт — слишком разные; мена, переняв модель поведения томми, над младшей вечно подшучивала, подначивала ту, в шутках своих, зачастую, не зная границ. и, если в случае с томме всем было понятно, что он из любви, у мены это донести не получалось — поэтому поппи долго время в детстве думала, что никакой любви сестринской у них нет. а, может, это и правда. они, когда выросли, так и не поладили — пошли путями слишком разными, выросли едва ли не противоположными. поппи, когда мена чудила, пыталась ту воспитывать и учить, что так поступать нельзя — мена всегда лишь глаза закатывала и рявкала, чтобы та отстала; а поппи, что, больше всех надо? — она вскоре эти попытки оставила. к тому же, у неё всегда лучше выстраивались отношения с младшенькой дёрст — клио.
[indent] поппи была единственной, кто нихуя не удивился побегу алкмены.

семейство дёрст:
они частично берут своё начало из соединённых штатов [по линии матери], они не многовековой древний род, всего пару поколений назад в древе встречались и магглы. они никогда не поддерживали идеи о чистой крови и не вертели нос от магглорождённых или сквибов; дёрсты — вполне прогрессивных ребята. в их доме царила вполне обычная атмосфера большой семьи — не слишком дружной, но и не слишком дистанцированной, у них были и конфликты поколений и драки между сиблингами, у них была делёжка территории и война за время в ванной, у них были игры в квиддич на заднем дворе и какао перед сном — у них было вполне счастливое детство, поэтому, когда смотришь на то, какими они выросли — возникает масса вопросов. они все: от томми до клио очень разные, но им как-то не_удаётся уживаться друг с другом.
их отец пять лет назад был убит, его смерть связана со статусом крови и каждый в семье дёрст в этом уверен.
их младшенькая — клио — является членом оф и придерживается довольно радикальных взглядов.


так-с, я попыталась, но попытка в адекватные зарисовки безнадёжно проёбана. я хотела обрисовать семью, которая прошла через многое и которой ещё пожрать стекла только предстоит — планирую смерть клио, просто здравствуй просто как дела. вы можете подредактировать ребят на своё усмотрение: внешности, имена, характер, можете что хотите добавить или, наоборот, убрать — как угодно. я описала период, когда ещё всё было хорошо — в настоящем предлагаю пустить жизнь по пизде  https://i.imgur.com/HYus2bj.png 
я буду счастлива, если кто-то из вас придёт  https://i.imgur.com/iMwTGG1.gif
одену, обую вот это вот всё. любить буду, ебанёсся.

пример вашего поста

i t ' s  l i k e ,   a l l   d a y   m y   v a n i t y   i s   f o r   s a l e
t a k e   i t   a w a y ,   m y   h e a d   i s   i n   m y   o w n   h e l l

Sing to me 'cause I can't hear myself
t h r o u g h   t h e   l o u d n e s s   o f   m y   o w n   h u r t s
https://i.imgur.com/4kHWDIt.gif https://i.imgur.com/gglyPne.gif

[indent] Ей в комнате всё знакомо и всё слишком чужое; её не было несколько лет — всё слишком изменилось / не изменилась только она сама. Алкмена хочет, чтобы всё было как прежде, чтобы все вдруг забыли её поступки мерзкие и необдуманные, чтобы всё её вокруг снова полюбили, как прежде — она готова даже обратно ту роль забытую примерить. Алкмена сожалеет о многом, ей перечислять всё ни одной ночи не хватит — она мучается кошмарами, она засыпает долго, рисуя на податливом мягком дереве изголовья ногтём узоры — от скуки; она даёт каждому из них имя, она привязывает каждый из них к одному из событий, которое не хочет вспоминать, надеется, может, они тут и останутся, в дереве, может, её вина хоть ненадолго отпустит и жить позволит, как прежде.
[indent]  [indent]  [indent] Вина цепляется в Алкмену когтистыми лапами крепко; не отпускает, как бы та не рвалась на свободу. Мена хочет грехи свои принять, Мена хочет себя простить — но у неё не получается, Мена хочет всё вернуть, но бороться не способна уже / вина врезается в неё крепче, перебирает косточки по одной и, обгладывая с причмокиванием, выплёвывает под ноги. Вина её перемалывает, стирает в порошок, не оставляя живого места.
[indent] Алкмена не может спать; она на месте вечно крутится, вертится, путаясь в широких простынях с детским рисунком, она репетирует слова добрую часть ночи и старается не смотреть на часы — они участливо подскажут: три часа ночи — она придумывает слова и заучивает их, оттачивая каждую фразу, она донести хочет мысль ясную, чёткую, она извиниться хочет и получить прощение долгожданное / она хочет, чтобы её снова любили, как прежде.

[indent] Алкмена старается быть сильнее — снова притворство;
[indent] Алкмена старается не поддаваться панике — внутри всё клокочет;
[indent] Алкмена мало выходов из ситуации видит — она притворяется, что ничего не произошло.

[indent] Этих шести лет не было — она наивно надеялась, что все станут в эту игру с ней играть; она по-детски мыслила, так ничему и не научившись. Алкмена на ошибках не учится, она их не запоминает попросту, старательно от них избавляется и заставляет себя забыть / она не сможет с виной этой жить постоянно.
[indent] Этих шести лет не было — она не хочет видеть их в глазах Макса и выросшей дочери, она не хочет натыкаться на это в облике Мары и слышать из уст Марлин. Она не хочет сталкиваться с последствиями, она себя сама загрызть хочет — чужих зубов чувствовать на собственной коже не привыкла; всегда умело от наказания увиливала.
[indent] Этих шести лет не было — пожалуйста, блять, п о в е р ь т е.

[indent] На пороге прежнего дома стоя, она верила всем сердцем, что ничего не изменилось; за дверью её ждёт всё тот же Макс, в глазах которого всегда обожание читалось, и всё та же двухлетняя дочь, не отлипающая от матери вечная непоседа. Алкмена верила, что так и будет, что встретят её они, что примут с распростёртыми, словно её не было всего пару дней — мамочка просто уезжала на выходные.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Мамочке просто нужно было кое-кого навестить.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Мамочке просто нужно было немного задержаться.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // Мамочки не было шесть ёбаных лет.

[indent] Алкмена судорожно поправляет теперь_светлые волосы, закладывая их уши, потирает озябшие предплечья и шумно втягивает носом морозный воздух — в Англии климат кусачий. Она прокручивает в голове слова, которые придумала ночью; она их все растеряла по дороге — роется в карманах, а там сплошь перепутанные буквы, лезет руками за шиворот — а там только предлоги одни, она нащупывает застрявшие в горле извинения — выдавить их не может. Её встречают две пары глаз, в которых ни любви, ни тоски, ни жалости.

[indent] Малышка Мэй смотрит с непониманием, Алкмена пялится на неё в ответ — они друг друга не узнают, не чувствуют, не понимают. Малышка Мэй смотрит на отца, цепляясь за его широкую ладонь, немой вопрос: «кто эта тётя» — Алкмену вот-вот вывернет наизнанку.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // зачем я только пришла?
[indent] Сердце рвёт на куски, душонки остатки скребутся, чтобы тело грешное покинуть и вознестись [погребёнными стать под толщиями земли] — Алкмена не дышит и не шевелится [может, получится исчезнуть], Максвелл смотрит холодно, но без ненависти — слишком добр к ней; пускает её внутрь, наливает горячего чая, предлагает тёплый плед, пока Мэй за ним хвостиком бегает. Алкмена глаз от дочери оторвать не может — кто эта девочка / почему она, чёрт побери, такая взрослая? Мозг подсказывает:
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] шесть ёбаных лет.

[indent] Алкмена для неё чужая, посторонняя, девочка её почти не помнит, но узнаёт по фотографии / обиды и ненависти Мена в глазах больших голубых не читает, это позволяет вновь дышать начать. Алкмена пытается о себе напомнить — дарит припасённый подарок, тянет руки осторожно и кличет «малышка Мэй» — прямо как шесть лет назад, но малышка Мэй, её маленькая малышка Мэй держится холодно и отстранёно, к собственной матери особенного интереса не проявляя. Мене хочется вновь исчезнуть, уехать куда-нибудь в Египет или соединённые штаты — только бы подальше от этого места, где она теперь ч у ж а ч к а.

[indent] Она протягивает Мэй руку, та хватает её неуверенно, но крепко; Алкмена попросила Максвелла отпустить дочь погулять с ней хотя бы немного, она знала — он хороший, он не будет запрещать им видеться и Мэйгрид от матери ограждать. Чья-то мать и чья-то дочь выходят на мощённую улочку перед домом, Мена нервничает, пытается говорить — но всё сбивчиво, отрепетированное забывается тут же, — девочка отвечает ей редко и коротко — она стесняется, замыкается, говорить не хочет. Алкмена не знает, с ней она такая или просто замкнутая ото всех, но попыток расшевелить не оставляет, рассказами не_интересными ребёнка пичкая.

[indent] Мару она не видит, но будто бы чувствует; стыд накатывает огромный волной, топит, Мена в нём захлёбывается и спасти не пытается даже. С губ срывается короткое имя, разобранное давно на кусочки, из которых вся жизнь её состояла: «Мара?».
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // з а ч е м   я   т о л ь к о   п р и ш л а ?

Отредактировано House elf (2020-10-16 13:35:35)

0

19

ремус люпин патронусит

хочу видеть
HANNAH SIMONE & MICHAEL B. JORDAN
https://i.imgur.com/uytb7op.gif https://i.imgur.com/573OrkW.gif

мы с доркас бродили по тамблеру и случайно нафанкастили родителей ли джордана. отдаем в добрые руки, возьмите пожалуйста и избавьте нас от соблазна набирать твинков хд

0

20

ремус люпин патронусит

хочу видеть
JAMIE CHUNG
https://i.imgur.com/qbL7hAd.gif https://i.imgur.com/6yiKKfO.gif

та же история, что и с предыдущей заявкой, только с мамой чжоу чанг. джейми прекрасна же, бож мой, берите <3

0

21

доркас медоуз патронусит

хочу видеть
DEEPIKA PADUKONE
https://i.imgur.com/7dkx7Bx.gif https://i.imgur.com/ZXDpMAX.gif

идеальная мама для близняшек патил. приходите, сделайте ее кем угодно, а я буду любоваться и сильно любить

0

22

флоренс паркинсон ждет

волшебное радиовещание ищет своих кукушек!

https://i.imgur.com/udOMzHG.gif

pango romana
[1940, S'1958, владелец ВР; —// внешность: taika waititi]

ты родился в великобритании, но корни у тебя естественно другие: семья по тем или иным причинам из новой зеландии сбежала - больно неспокойная ситуация в магическом сообществе назревала. да-да, нашли куда бежать: в лондоне дела обстояли не намного лучше, поэтому после выпуска из школы ты, недолго думая, рванул вслед за старшим братом, мутить революцию на родине. ты сам удивился, когда дело закончилось победой вашей стороны: посидел, посмотрел на успех и решил, что пора возвращаться.
в англию приехал и обалдел от того, насколько тут все плохо, но заморачиваться сильно не стал: жизнь слишком коротка, чтобы воспринимать все слишком серьезно. с палочкой ты может дружишь не близко, зато вот журналистика всегда была твоим основным инструментом - поэтому в 1975 ты выкупаешь в свою собственность волшебное радиовещание и зовешь к себе самых на голову отшибленных ребят: истина где-то рядом.

https://i.imgur.com/F8qxMMk.gif

beata chambers
[1954, R'1972, главный технический спец ВР; —// внешность: olivia dudley]

ты - единственный адекватный человек в этом кошмарном бедламе. технически ты должна была следить за тем, чтобы работали микрофоны и свет не отключали за неуплату. по факту ты становишься правой рукой панго. спектр задач у тебя широкий - как же без этого. счета ты конечно все равно оплачиваешь, ну и заодно, во внеурочное время, следишь за тем, чтобы то, что ляпают ведущие в прямом эфире совсем границу не переходило - все-таки не хочется, чтобы в офис ворвались пожиратели (панго определенно гений в том, что делает но божемой здравый смысл - не его).
у тебя странное прошлое - слишком дерганая и замкнутая для такой молодой девушки. кажется, ты жила в лютном. кажется, у тебя была не самая лучшая компания. хорошая штука в волшебном радиовещании - свое прошлое можно оставить позади.

https://i.imgur.com/Wt9yagO.gif

evelyn grant
[1952, G'1970, ведущий радиовещания; —// внешность: inbar lavi]

ах какая женщина, всем б такую! в паре с эрин ты ведешь колонку, которая посвящена общественной жизни - люди слышат это и фыркают в ответ с некоторым предубеждением, но какое тебе дело до дураков, которые не понимают, что всю мировую историю можно по сплетням и модным журналам проследить? ты заводишься с полуслова: когда узнаешь о том, что кандидат дженкинс начинает инициативы по поддержке меньшинств - машешь своим трехцветным (розовый фиолетовый синий) флажком и мутишь акцию в ее поддержку. не знаю, оценила ли юджиния то, что акция эта заключалась в проведении фотосессии в стиле нюд с тобой в главной роли, продаже этих фото на аукционе и пожертвовании на счет ее кампании. знаю, что робин боунс оскорблен был до глубины души. но главное - иметь гражданскую позицию!

https://i.imgur.com/AR4hiDl.gif

erin davies
[1954, R'1972, ведущий радиовещания; —// внешность: melissa fumero]

с тобой люди знакомятся и думают: вот она, полная противоположность эвелин. ты строже, ты ответственнее, ты пунктуальнее (если бы за эфир отвечала одна грант, вы бы в принципе никогда не выпускались). это в принципе все правда, но тем не менее: вы смеетесь над одними и теми же вещами, понимаете друг-друга с полуслова, по жизни идете в одном направлении. да, расхождение темпераментов придает вашей передаче шарма, но в общем и целом вы не так уж различны. ты, пожалуй, более осторожна в своих высказываниях, потому что боишься сильнее - все-таки обручилась не так давно и не очень хочешь, чтобы сказка заканчивалась трагически и преждевременно. и все-таки: на прошлой неделе именно ты пошутила, что темная метка намного лучше смотрелась бы в качестве клейма в нижних регионах поясницы, так что кто знает.

https://i.imgur.com/PirKQKC.gif

ethan bell
[1961, H'1979, ведущий радиовещания; —// внешность: ross lynch]

нет, ты не школьник; нет, ты не сбежал из хогвартса; да, ты уже устал повторять это всем, кому не лень спрашивать. ты радиовещание слушал еще в родных стенах гриффиндорской гостиной: проникся ярким стилем и значимым мессенджем, который за ним скрывался. ты вообще парень спокойный, но радикализировался поневоле: магглорожденным сейчас сложно. ты очень стараешься: обязанности начинающего ведущего по факту совмещаешь со священным долгом стажера - и кофе принесешь, и спросишь, не нужна ли кому помощь с микрофонами. в общем - лапа а не человек.
фан фэкт: изначально тебя нанимали в напарники к рейгану, но честное слово, боже мой, посмотри какой он зануда, посмотри как задорно девочки высмеивают костюм одного из кандидатов. дался тебе этот фишер?

https://i.imgur.com/Ty7wjMA.gif

elliot sharp
[1943, H'1961, ведущий радиовещания; —// внешность: bill hader]

ты, честно, до сих пор понятия не имеешь, как сюда попал и что здесь забыл. ну серьезно, все ведь шло хорошо: был себе хит-визардом, патрулировал улицы, наводил в городе порядок. достойная профессия, между прочим, несмотря на стеб со стороны авроров. потом война началась и тебя что-то за мягкое место укусило. сам не понимаешь, почему именно сюда пошел: с панго случайно познакомился в баре и он в тебе какое-то обаяние разглядел, а может еще что-то. вот и позвал (он у нас со странностями, я знаю). ты не в курсе, как здесь оказался, но с каждым днем все более уверенно себя чувствуешь, да и ваша с рейганом передача (где ты по большей части рассказываешь людям о том, что происходит в англии, сравниваешь статьи различных газет и пытаешься что-то анализировать) популярностью пользуется. может быть ты на своем месте, наконец? еще бы фишер так не бесил, но это мелочи, да и ты - человек-дзен.

https://i.imgur.com/gkKCDaP.gif

regan fisher
[1942, S'1960, ведущий радиовещания; —// внешность: daniel bruhl]

ты - журналист серьезный™, возможно даже с большой буквы. если честно, мы все уверены, что панго тебя привлек для того, чтобы радиовещанию придать немного веса, показать его с более профессиональной стороны. ты раньше в пророке работал, вел там колонку о международных событиях, переговорах, ситуации в других странах и прочей чепухе (и о движении, которое романа поддерживал в родной зеландии отзывался не особенно положительно, но кто старое помянет - глаз вон). после десяти лет опыта, видимо, заебался и заявил во всеуслышание, что все куплено, а газета - просто флаер пропаганды (и очень оскорбился, когда никто не был удивлен). на радио пошел назло, совершенно открыто и не стесняясь считаешь его чем-то ниже себя, но платить за дорогую квартиру в центре лондона чем-то нужно, а другие издания после твоего пророческого финта тебя брать желанием не горят. ну и хрен с ними - их проблемы.


вы скажете мне: флора ты совсем куку зачем ты пишешь заявку на нужных для нпс а я вам отвечу что вы мне сделаете я в другом городе.
к тому ж - есть ведь у нас и робин, который работает на радиовещании так сказать на полную ставку хд
ваще хочу сми. и из всех представленных у нас волшебное радио имеет потенциал быть наиболее ебнутым и открытым. понятно, что какая-то доля осторожности быть должна, иначе пожиратели придут и всем пезды раздадут. или орден они на секундочку те еще террористы и беззаконники. в общем, положиться можно только на юджинию.
мы все будем коллегами, а еще я хочу вводить вот этого пацана во всякие расследования и газетножурнальнорадио дела, так што нужны связи (пиздеть не буду - панго бессовестно задумывается как его школьный друг, no regrets)
давайте мутить и без того беспокойную магическую великобританию! давайте раскрывать заговоры! давайте обсудим who wore it best и в процессе обнаружим метку на предплечье какой-нибудь пикантной особы! сила пятой власти!
приходите. внешности меняются по мановению волшебной палочки и предупреждению в гостевой, имена тоже, да и на смену концептов буду смотреть сквозь пальцы хд лояльность оставила пустой - взрослые люди, сами выбирайте, за кого голосовать! меня в любом случае порадуете одним своим присутствием.

пример вашего поста

Энни одержима газетами с детства. Их читает отец, развалившись в глубоком кресле; хмыкает периодически, зацепившись взглядом за особенно интересную заметку. У нее свой небольшой мир - в их квартире, в их доме, на их улице. В детстве кажется - больше ничего другого и нет. Но газеты доказывают обратное - за стенами их вселенной тоже существует что-то. Судя по отцу - что-то крайне интересное.

Это забывается, когда приходит письмо из Хогвартса: еще бы не забылось. Отвлекает своей яркостью, неожиданностью: Энни - волшебница, что точно в рамки и границы привычного мира не входит. Все вдруг кажется немного чужим, даже родители, которые любят ее безусловно и сильно. Все вдруг кажется немного чужим - таким же представляется и замок, но это - другое: неизведанное, загадочное. Столько нового, что предстоит узнать - неудивительно, что она на Рейвенкло попадает, вечно исследовать, вечно разгадывать. Она не переживает из-за своего "статуса". В школе ей кажется, что это и вовсе смысла не имеет - дураки, которые разделяют предрассудки, привитые их идиотами-родителями - не считаются. Это не важно: в мире слишком много интересного, того, что к ним не имеет никакого отношения. И заклинания, и зелья - при упоминании последнего в первое время особенно сложно удержаться от мыслей о стереотипной ведьме в специфичной шляпе. Энни воодушевлена, Энни заинтересована. У Энни комплекс отличницы: она должна быть лучше во всем и всегда. Наверное, поэтому таким неожиданным оказывается откровение последних курсов: из всех профессий, которые есть в магическом мире, ей интереснее всего те, что мир этот делит с маггловским.

Делит, но не совсем, как и в школе. Выпустившись из Хогвартса, Эдисон понимает вдруг: предрассудки существуют не только в стенах Хогвартса. Это забавно: большинство людей, с которыми она контактирует, заявляют четко: они против магглорожденных не имеют ничего, они разницы не видят. Но разница эта все равно существует: неощутимая, неосязаемая для тех, кто не сталкивается с ней каждый день. Для нее разница ясна, очевидна как день - в каждом небрежно опущенном комментарии редактора. И вдруг, в этом "взрослом" мире, эта самая разница становится совершенно невыносимой. Все просто: предрассудки, существовавшие в школе, легко было отмести как временное препятствие, мелочь, с которой потом не придется иметь дело. Но теперь, на реальных улицах магического Лондона, становилось ясно - эти взгляды берутся откуда-то, наследуются у старших поколений, которые их транслируют, распространяют старательно и прицельно.

И, Мерлин, это не может не раздражать.

Заметьте: Энни - спокойный человек. Первому магу, который пытается доказать ей факт превосходства чистокровных магов над магглорожденными, она отвечает. Рассудительно, основательно - расписывает отличия, доказывает отсутствие непреодолимого барьера. Справляется с первым десятком, и со вторым. Но со временем - все это начинает казаться настолько очевидным, настолько естественным, что все вопросы и комментарии лишь раздражают. Эдисон устает объяснять, потому что это элементарно, потому что это должен понимать каждый.

И она начинает злиться: не показывает это всякому прохожему, скрывает за слоями наигранной вежливости, но и в пространные тирады о равноправии больше не пускается, усвоив, наконец, это беспощадное "бесполезно". Остается только учиться у старших - учиться злиться на того, на кого нужно. "Власть имущие" в их кружке становится почти ругательством, почти молитвой. Только на них и остается надежда - на тех, кто может привнести реальные изменения, на тех, в кого действительно можно верить. Увы - играют издержки профессии, и к восьмидесятому году Энни не верит ни в кого.

Знает, что нужно: реальные изменения достигаются только через тех, кто к законам имеет прямой допуск, кто может их менять (или, хотя бы, предлагать этим самые изменения). Знает, но все же даже эту толику доверия предоставить существующим кандидатам не может: кто-то слишком, кто-то недостаточно. Энни следит с задних рядов, не лезет в разгоревшуюся шумиху, не доверяет никому, кто свои имена в бюллетень вписывает. Как можно: у каждого из них - свои провалы, каждый успел высказаться и высказать что-то, что с Энни не резонирует совершенно. И все же.

И все же у ее радио акция, а Эдисон не может не поучаствовать, потому что такие возможности встречаются редко. Потому что министерство их по большей части игнорирует, на выступления ссылаясь исключительно дискредитации ради. Единственное утешение - начальник во взглядах ничуть не уступает самой Энни, а потому ему можно (в разумных границах) доверять, что само по себе забавное слово. Доверять - в границах разумного, в смысле "он бы предупредил" - максимум на который в сложившихся обстоятельствах можно рассчитывать. Этого тоже недостаточно, но она пытается закрывать глаза - особенно когда начальник говорит о коллаборации с Пророком, что само по себе является Большим Делом.

Пророк - болото; это Энни понимает еще тогда, когда абсолютно бессмысленную практику у них проходит. Уже тогда, в первые недели, понимает: газета существует лишь для того, чтобы давать людям успокоение. Она не похожа на маггловкие эквиваленты, в ней нет внешнего мира. Есть только то, что свойственно всем, что происходит на каждой улице. Мягкость, привычка, иллюзия - вот и все, что остается в ассоциативном мышлении после трех недель сотрудничества. Это неважно, это - мелочи, особенно тогда, когда Энни знает (верит), что все может быть лучше: прогрессивнее, прямее. Радиовещанию интервью добыть сложнее, но разговоры получаются более искренними, более настоящими - она это ценит (больше, чем должна, со своей независимой башни). И все идет хорошо, абсолютно прекрасно, когда (неожиданно) в редакцию поступают новости.

Она "за", всеми руками и ногами: предложение абсолютно неожиданное (полезное; то, что их выведет наконец на общую карту). Наверное, не стоит быть такой удивленной: радиовещание всегда пытается привлечь на свою сторону кого-то, кто будет представлять другую точку зрения. Наверное, не стоит это все того шока: когда Энни узнает, что сама она будет вести Эту Самую передачу - Эдисон была одним из двух основных корреспондентов радиовещания, наиболее (иронично) традиционным. Так что, в общем-то, она не должна быть настолько удивлена, когда редактор призывает ее в кабинет и озвучивает свое предложение.

Предсказуемость этих событий совершенно не облегчает диалог, особенно когда начальник кажется абсолютно расслабленным. Может быть из-за этого все и случается. Может его вопрос о том, что мог бы стать из оппонентом, был совершенно ожидаемым. И возможно ее собственный ответ оказался настолько же предсказуемым.

Не то, чтобы она когда-то собиралась озвучивать собственное резкое "нет". Второй-по-значимости политический корреспондент радио, она, разумеется, была готова к этому, но все же. но все же: когда редактор объявил о предстоящей акции, Энни оказалась неготова - слишком, слишком, слишком. Слишком сильно настаивающая на том, что магглорожденных в их обществе должны были принимать давно и беспристрастно, например. Да и вообще - множество всяких чересчур, которые скорее всего затормозили бы ее карьеру где-то еще. Но, слава Мерлину, ее редактор был человеком далеким (крайне и беспрецедентно) от предрассудков, а потому и на сам обзор выдвинул именно ее. И к этому Энни была готова - более-менее, под коучингом со стороны старших коллег.  Шоком стало другое, а именно - необходимость выбора собственного соведущего.

Ладно, у нее было множество кандидатов. Ежедневный пророк в принципе на них скуп не был, особенно теперь, когда темы, которые поднимало радиовещание, с народом резонировали особенно. У нее был выбор - широкий, хотя, конечно, не каждый из них рвался освещать выбранную тематику в компании радио-коллег. И все же - выбор был: Пророк постарался, видимо, желая отвести от себя подозрения в какой бы то ни было предвзятости. У Энни был выбор. Выбор был простым.

Как только она увидела его имя - дело было сделано. Энни чуть краснеет, отводит взгляд, потому что дело совершенно не в этом. И все же: не мстительное, но неприятное чувство просыпается внутри. Джеффа Энни не видела несколько месяцев (во всяком случае - не напрямую). Джефф Энни не нравится - не это ли идеальное соответствие двух ведущих, говорит она себе, проверяя его микрофон. Раньше-был-чистокровен: идеальная позиция для критики того же Лестрейнджа. И она именно об этом думает, когда он оказывается в студии:

- ...Эдисон, и, совершенно неожиданно для нас самих, мистер Джефф Вингер, - и, да, его имя произносит больший фурор, нежели ее собственное, но Энни не собирается фокусироваться над этим, предпочитая обратить все внимание на гостя, игнорируя все остальные эмоции, существующие, возможно, в реальном мире, но точно не в этой студии, - Джефф, расскажи, каковы твои впечатления от прошедших дебатов, - она сама его выбрала, настоятельно и прицельно, сама направила ему темы сегодняшних дебатов, но почему-то видеть Вингера в студии - также непривычно, как было бы застать саму Эдисон за печатными станками.

0

23

сириус блэк ждет

https://i.imgur.com/xnrJdQa.gif https://i.imgur.com/54aXtKA.gif

walburga black
[1925, slytherin'1943, место работы & лояльность на выбор; —// natasha o'keeffe]

вальбурга - это боль, вальбурга - это нрав, вальбурга - это мать / / двоих детей, вальбурга - это жена. у нее множество статусов, но только орион знает, что из себя она представляет; он ее переживания убаюкивает, он ее лучше делает, острые углы сглаживая. вальбурга учится жить и любить рядом с ним с детства, она по-другому не умеет. первого сына рожает в агонии, проникается нежностью сразу же и не может не видеть в нем ориона. но чем старше сириус становится, тем больше она себя в нем замечает; у него слишком много желания ее вниманием завладеть, она это видит и игнорирует_специально, думает, что так будет лучше. регулус ей мужа больше напоминает, она его от себя не отпускает, иногда ради того, чтобы успокоиться, в другие моменты просто из-за привычки.

вальбурга - это осколки, судьбой в пыль стертые. она мечтает о большой семье, о карьере, о чем-то, чем никогда ни с кем не поделится. но к 1980 году блэк в одиночестве в огромном особняке травит себя воспоминаниями, запивая их алкоголем. орион умирает вскоре после пропажи регулуса, у нее руки дрожат, она может не может на публику играть - ее жизнь идет по наклонной, она больше
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] н е          м о ж е т


- хочу все сломать, хочу обойти устоявшийся фанон, хочу с матерью отношения наладить, когда в 1980 году остаемся только она и я. хочу спасти ее от пропасти, поймать у края, попросить не оставлять в одиночестве; надоедать хочу своим присутствием, за тяжелыми вздохами замечать благодарность. хочу сириусу м а т ь, а вальбурге - с ы н а. хочу, чтобы после всего, что между ними было, одержало верх одиночество, которое их и сведет. у него много обид, но вальбурга воспитывает его хорошим (да), и он ее не оставит одну в доме, как бы рана ни болела.
- внешность можно сменить, но посмотрите какая наташа красивая + очень много графики из острых козырьков.
- все можно поменять, можем оставить ориона или альфарда живым (есть идея), можем все исправить, давай это сделаем вместе  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Он себя уговаривает успокоиться — ничего необычного не происходит, у него просто ладони потеют, и Сириуса это раздражает, потому что волнение не про него, он всегда в себе уверен. Даже когда из рук выскальзывает букет цветов, который он наспех собирает с/а/м/о/с/т/о/я/т/е/л/ь/н/о. Поле, куда Блэк аппарирует, усыпано хризантемами и дикими ромашками, но ему хочется отыскать колокольчики: «они мне напоминают твои глаза» — планирует сказать в процессе, но чем дольше по полю ходит, пачкая ботинки, тем сильнее сомневается в фразе.
Сириус ерошит волосы, недовольно рыча, когда оглядывается по сторонам, а потом приседает на корточки. Четырьмя лапами намного быстрее добраться до нужного места, а в стебли цветов, в пасти зажатые, и того целее будут. Лишь к обеду он справляется со всем, посреди поляны сидя и связывая букет вместе. Солнце непривычно сильно припекает в начале ноября, и Сириус сомневается, что Луна достойна подобного к себе внимания: порт-ключ в Арабские Эмираты, подписание документов и обоснование поездки посреди рабочей недели. Она с каждым днем все мрачнеет, и как бы Блэк ни пытался игнорировать упаднический дух, даже для него Флеминг становилась чересчур меланхоличной. Она обычно была той, кто видел оптимистичный свет впереди, а теперь ему приходится ей напоминать о том, что время лечит.

Оставшись довольным своим деянием, Сириус подпрыгивает на своих двоих, ищет в карманах порт-ключ, который работает еще около получаса. Было бы слишком хорошо, если бы все шло по плану; ему приходится вновь ипостась менять, чтобы отыскать открытку отыскать, из кармана его выпавшей в процессе первого превращения.

Англия встречает его дождем и насвистывающим ветром. Блэк букет аккуратно трансформирует в книгу, чтобы не испортить хотя бы что-то за сегодняшний день. Натянув повыше воротник, он ныряет в толпу, спеша домой. Флеминг должна была вернуться к вечеру: день рождения было решено праздновать в субботу, поэтому сегодняшний день должен был посвящён только им двоим. Но Сириус знает, что Ремус все равно организовывает вечеринку, которой его удивят ближе к девяти. Именно поэтому ему хочется ответ на вопрос услышать до того, как вся орава друзей разгромит установленный Луной порядок.

В темном коридоре он ориентируется без проблем: скидывает туфли у двери, книгу осторожно кладет на тумбочку. Судя по тишине, никого нет в доме, который когда-то принадлежал Альфарду, а потом являлся холостяцким пристанищем мародеров. Сначала Джеймс сказал что-то вроде «с меня хватит», подарив кольцо Лили, потом Ремус начал встречаться c Доркас. Сириус не то чтобы хочет за всеми поспевать, ему просто кажется, что Луне пойдет на пользу следующий шаг. Он в руках крутит коробку, которую покупает на свои деньги; по-хорошему, должен был к матери сходить, спросить, даст ли кольцо ему или решит оставить его Регулусу. Но он не дурак, прекрасно знает, что на пороге особняка на площади Гриммо никто его не ждет; у него другие планы, и важная составляющая сейчас вбегает в дом, скрываясь от усилившегося дождя.

Сириус ее слышит, но не спускается на первый этаж, перерывая рубашки на втором. В последние пару недель Луна решает поиграть с его терпением: молчит, не идет на контакт, а когда наконец что-то отвечает, то услышать от нее что-то кроме проклятий сравни хорошо прожитому дню. Блэку наивно кажется, что проблема решается так же, как и в прошлом году — «я тебя люблю» достаточно, чтобы заставить ее перестать хмуриться от одного его появления на пороге комнаты.

— Привет, — ловит ее в коридоре, со спины обнимая и к себе прижимая, вдыхает аромат влажных волос, зарываясь в них носом. Но Флеминг все так же напряжено пытается вырвать, на что Блэк уговаривает себя не обращать внимания, он лишь сильнее ее к себе прижимает, не давая упрямо настаивать на своем.
— У меня сегодня день рождения, и я имею право на немного нежности от своей девушки, нет? — шепчет в шею, следом поцелуй на коже оставляя, прежде, чем отпускает. Он обещает себе не вздыхать, никоим образом раздражения не выдать, потому что успевает усвоить — Луна заводится с одного лишь слова. Сегодня ему хочется хотя бы на мгновение вернуть их лето, время до того, как она случайно человека убивает. Хотя сколько бы раз Сириус ни повторял одно и то же, она все равно отказывается принимать его точку зрения. Но этим их отношения и хороши — ему давить нет смысла, а ей ожидать от него этого, у него все под контролем, поэтому Блэк просит Флеминг подождать.

Он добегает до тумбочки, книгу трансфигурирует обратно в букет, волосы в отражении зеркала приглаживает — словно студент, который идет просить прощения у Макгонагалл за взорванную картину.

— Лу-уна, — зовет ее, когда в гостиной не застает, прислушивается к ее недовольному ответу, но не позволяет себе настроение портить. Она наверняка по-другому заговорит, когда его на колене увидит; Сириус на правое прыгает, букет на пол кладя, чтобы успеть справиться с коробкой, в которой прячется спасение от этого унылого выражения лица.
Ее шаги приближаются, он замирает на месте, глубокий вдох делая.

Когда Флеминг показывается в проходе, он тут же в улыбке расплывается:
— Луна Беатрис Флеминг, я знаю, что сейчас не подходящий момент, но, если честно, его и никогда не будет. Ты меня знаешь чуть больше семи лет, я знаю тебя столько же. Мы оба не любим креветки, а я ради тебя научился слушать джаз и танцевать фокстрот, — Сириус речь готовит, от зубов она отскакивает, и он игнорирует удивление, смешанное с_ненавистью, на ее лице, — я хочу, чтобы ты стала моей женой, — оставляет в воздухе висеть, хмурится, замечая ее реакцию, напрягается, потому что внутри злость начинает клокотать, — ты_выйдешь_за_меня?

0

24

аластор муди ждет

https://i.imgur.com/iDDvACr.gif https://i.imgur.com/vDSs3ie.gif

Mackenna & Allan Belby
[1959, всё на выбор игрока; —// внешность: maia mitchell]
[1960, всё на выбор игрока; —// внешность: dylan sprouse]

вам повезло оказаться братом и сестрой - пока родители только и делали, что ругались и выясняли отношения, вы всегда держались вместе. маккена старше на год с хвостиком, но всегда была настоящей старшей сестрой. уводила аллана подальше от ссорящихся родителей, читала ему сказки на ночь, помогала осваивать магию, оберегала в хогвартсе и не давала ему думать, что он не нужен своим родителям.
донна буквально свою жизнь положила ради детей - воспитывала, приводила в общество, делала всю ту работу, что должна была;
аластор был отцом скорее приходящим, даже пока они жили вместе, - он пытался иногда быть примером, но у него не получалось;
семьи у них не вышло, но кого в этом винят дети?

быть ребёнком такого человека, как аластор муди, сложно по умолчанию, а когда он запрещает об этом распространяться и всячески оберегает, давая детям девичью фамилию, приезжая исключительно в шотландию для встреч, нет-нет да наблюдая за тем, чем они занимаются, просто невозможно. любят ли дети его? вопрос слишком открытый.

он не запретит им ввязаться в войну - если маккена или аллан захотели пойти в аврорат, он отговаривать не станет. если кто-то из них захочет рваться в политику, делать этот мир лучше, пытаться всё исправить, он только поддержит - аластор надеется, что хотя бы немного смог вложить своим детям главное - отличать зло от добра нужно уметь и к первому никогда не примыкать.
он всегда готов прийти им на помощь, но не всегда способен это сделать - у него слишком много забот, о которых вслух распространяться не  может, но дети, наверно, понимают; тяжело вздыхают и улыбаются грустно, когда он пропускает очередной праздник/путает дни рождения/забывает про выпускной, но обнимут его и улыбнутся почти искренне, когда он всё же приедет навестить с новыми шрамами и увеличивающимися мешками под глазами.

муди хотел бы стать для своих детей классным, правильным и самым лучшим отцом, но упустил свой шанс ещё с десяток лет назад, когда главной целью в жизни выбрал карьеру.


не могу и не буду ограничивать вас какими-либо сухими фактами о детях - их характеры, био и цели полностью остаются на вас, главное - это наши отношения. если вы хотите быть ребёнком одного из самых знаменитых авроров, но абсолютно ужасного отца, велком, вы прямо по адресу. у нас будет всё - и любовь, и ссоры, и непонимание, и попытки сблизиться, я готов принять любую вашу историю и раскрутить её в разные стороны.
заявка на маму - выше, своей био обязательно поделюсь и в курс дела введу, вы только приходите  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Аластор сглатывает слишком много крови; его почти выворачивает наизнанку, железный привкус на языке заставляет поморщиться, но он продолжает держать палочку наготове побелевшими от усердия пальцами, и всматривается в тёмный коридор полуразрушенного уже дома, пытаясь уловить гудящей головой и, по всей видимости, на половину отказавшим слухом хоть какое-то движение впереди. Он сплёвывает кровь, вновь скопившуюся в горле, и осторожно пробирается вперёд, когда поисковое заклинание возвращается без вестей, но палочку не опускает - бдительность он сегодня больше не потеряет.
Чем ближе выход, тем сильнее ноет тело - пронзительной болью отдают сломанные рёбра, норовящие пробить какой-нибудь ближайший орган, левая рука непослушной верёвкой свисает по телу, потому что в плечо попали заклятьем, глаза и рот застилает кровь, но Аластор не собирается падать прямо в логове врага, ожидая, когда к убитым и поверженным им пожирателям присоединится подмога. Он хочет выбраться как можно скорее, прекрасно осознавая свои шансы на борьбу даже с хиленьким дилетантом - никакие. Он по стене буквально идёт, выходит из дома и спешит, хромая - боль в колене отвратительная - к границе антиаппарационных чар, наложенных им же, чтобы добить себя этим окончательно, но вызывать патронуса на подмогу уже некогда; может не дождаться.
Муди аппарирует прямо к порогу больницы святого Мунго и всё, что успевает, это злобным взглядом окатить ошалевшую от такого визитёра привет-ведьму - добрый вечер, у вас гости.

Он знает, что его пичкают как можно большим количеством зелий, чтобы не проснулся, не встал с кровати раньше положенного, чтобы отлежался и не дал швам разойтись, а костям проткнуть всё-таки почки или лёгкие, но Муди всё равно просыпается. С гудящей головой, накатывающей болью по всему телу, судорожно вздыхает и не может полной грудью этого сделать, потому что повязки на груди слишком плотные; он выругивается негромко и приподнимается, чтобы палату осмотреть. В темноте почти не ориентируется сначала, одно понимает - он здесь в одиночестве; какая честь, неужели нужно было дослужиться до командора, чтобы начать попадать в одиночные палаты, а не за компанию с другими не самыми везучими аврорами?
Аластор пытается встать, но получается не с первого раза; он всё же отталкивается свободной рукой от койки и привстаёт, мгновенно головокружение и тошноту ощутив - когда это он головой приложиться успел? Сидя на постели, пытается прийти в себя, головой встряхивает, дурные позывы желудка игнорируя, но едва ли успевает хотя бы одну ногу опустить на пол, как в палату врывается по меньшей мере целый взвод колдомедиков, они спешат уложить его тут же, но встречаются с громкой тирадой из изощрённых матов и громогласным "не трогайте меня".
Его боятся - он прекрасно это знает и пользуется бессовестно, чтобы своё получить; в святом Мунго его лечить не все хотят, потому что бедолагам после такого отпуск нужен, а желательно обливэйт. Муди - пациент откровенно паршивый, он не даёт себя долечить, не принимает назначенные лекарства в срок и требует слишком много обезболивающего, но сегодня он рвёт даже свои рекорды - никогда ещё не стремился покинуть госпиталь после нескольких часов попадания с такими ранениями.
Он головой прекрасно понимает, что едва ли живым выбрался из засады, в которую попал, но признавать этого не хочет, - у него свой план действий, своё чётко отработанное расписание, в которое отлежаться в Мунго никак не вписывается. У Муди, наверно, поехала крыша - так многие за спиной у него говорят, но сейчас это видно слишком ярко, он себя беречь совершенно перестал. Иначе суицидальные порывы в одиночку с врагом сражаться объяснить сложно; его за это никто по головке не погладит, он знает, но в Ордене запросто можно сказать, что невинную находку проверял и вообще к чёрту идите, выбрался же, ну а Руфусу... Руфус лишних вопросов задавать давно перестал, а учитывая последние события - всё молча и так поймёт.
Убийства двух министров и нападение вскоре на действующего почву из-под ног выбивают у всей магической Британии, но Аластор это всё ещё и лично воспринимает. Он с каждым из убитых общался близко, он их знал хорошо и прямо перед убийством выпивал, обсуждая грядущие изменения и поздравляя Милли с победой; он всегда был близок с той, которой выжить удалось, хоть и общаться они прекратили так давно, что и посчитать не выйдет. У Аластора ориентиры сбиваются, он всё слишком близко к сердцу воспринимает - это личное уже, далеко не ради мира во всём мире. Он хочет найти убийцу, хочет преподать урок тем, кто Юджинию пытался убить, хочет как следует отработать то, что должен, но в итоге сам на пороге смерти чуть не оказывается.
Останавливает ли его этого?
Вовсе нет.

Колдомедикам едва ли удаётся убедить Муди в том, что ему придётся переждать до утра - раны кровоточат, в глазах двоится, зелья ещё не подействовали. Тяжёлой артиллерией в палату входит Скримджер, вздыхает тяжело и в кресло рядом с койкой приземляется, смотрит прямо и молчаливый вопрос "что в этот раз?" Муди стойко игнорирует, предпочитая возмущаться на то, что не подписывался отсиживаться в больнице - с ним всё нормально, он не ребёнок, уберите руки, в конце концов, повязки ещё не настолько грязные. Руфус пытается быть убедительным, говорит умно, а потом не очень, даже угрозы в ход пускает, но Муди отмахивается от друга, как от назойливой мухи: его слова что горох об стену, в голове Аластора приживаться не собираются. Он пробудет здесь до утра и ни минутой больше - у него много дел, он в отпуске не нуждается.
Руфус выходит из палаты не рассерженным, не удивленным, просто никаким - он знает, что если Аластор себе в голову что-то вбил, его в этом не переубедить. Он берёт с него обещание остаться до утра и принять все рекомендации колдомедиков, на что Муди неохотно соглашается и укладывается поудобнее, требуя у девочки, снующей рядом с ним, принести что-нибудь поесть.
[float=right]https://i.imgur.com/hdR59iX.gif[/float]Ему всё надоедает примерно через час - он за это время в своей голове успевает множество вариантов почти проваленной операции перебрать, а ещё ему нужно Ордену сообщить о том, где оказалась новая ставка и где Муди хорошенько подчистил ряды пожирателей, потому, оказавшись один, отправляет патронус Боунсу, детали сокращая и требуя отправить туда самую организованную группу на ещё одну разведку и поиск существенных улик, сам же обещает уже завтра в штабе появиться и подробнее всё рассказать. Он доедает свой йогурт и пытается уснуть, но лишь может нервно ворочаться, а заслышав в коридоре слишком много голосов - как кстати прямо рядом с его палатой - встаёт всё же с койки, в этот раз легче и без воротящего головокружения, и выходит из палаты, сталкиваясь сразу с целой, мать её, армией.
Вы не должны вставать, - к нему уже мчится колдомедик, но Муди закатывает глаза, опираясь здоровой рукой о косяк двери и переводит взгляд на обернувшуюся женщину, которую он и так со спины узнать успел, только в коридоре оказавшись. Муди скрежещет зубами недовольно тут же, злобой наполняется через край - Руфус решил, что тяжёлая артиллерия в данном случае поможет, да только Аластор как раз из тех, кто может послать нахер и министра без лишнего зазрения совести. В конце концов, они это уже и так сделали.
- А Вы с каких пор отдаёте распоряжения о лечении авроров, госпожа министр? - хмыкает Муди, делая шаг вперёд. Ему абсолютно всё равно, что Юджиния себе в голове надумала - он слушать её не намерен, ровно как и она его. С места командор не двигается, в палату возвращаться не собираясь, когда за него решают, как, где и сколько ему оставаться, он в стороне оставаться не собирается. На её вопрос глаза закатывает и поджимает губы. - Сержант Финнеас, если посмеете не дать мне уйти, о карьере в Аврорате можете забыть, - превышение полномочий прямо перед министром и доброй половиной Мунго - это как раз в духе Муди, да только он знает, что ему за это ничего не будет. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться, мисс Дженкинс, - ему теперь на любые обещания совершенно плевать, потому что Руфус свои тоже нарушил.

Муди делает ещё шаг вперёд и к нему тут же рвётся по меньшей мере половина присутствующих - Финнеаса он таким взглядом обдаёт, что тот поспешно шаг назад делает, а на колдомедиков же шипит недовольно проклятиями, но когда он пошатывается, не имея возможности на месте удержаться от резко подкатившей слабости, его тут же под руки хватают. Аластор злится пуще прежнего, он с громогласным "я в порядке" их руки сбрасывает и опирается о дверь, с духом собираясь, но перед глазами фейерверки пробегают, а с повязки на теле уже кровь капает на пол - он перестарался в геройстве своём.
[float=left]https://i.imgur.com/WuSMaf1.gif[/float]Собирается с духом, чтобы не потерять сознание действительно - такой радости он министру не доставит, и поднимает на неё взгляд совершенно не добрый; разве этот человек сегодня чуть ли жизнь богу не отдал из-за того, что она чуть ли не погибла?
- Стерва, - выдаёт он недовольно, всё же помощь колдомедиков принимая, и разворачивается, проходя обратно в палату. Ему помогают улечься на койку, меняют повязку и пичкают новым зельем - он в ответ требует обезболивающее, но те качают головой в ответ, мол, принял и так много. Аластор глаза закатывает и на подушку откидывается, пока с ним все процедуры необходимые выполняют, а потом глаза с потолка уводит и вновь видит перед собой Юджинию - он что, сегодня за бесплатное представление?
- Что ты тут делаешь, Дженкинс? - он морщится недовольно и взмахом руки колдомедика прогоняет. - Решила меня тут запереть? - рычит сквозь зубы, женщину огнём совершенно несправедливого гнева обдавая, - я уйду отсюда утром и это не обсуждается. Можешь возвращаться к своим делам, уверен, у тебя их сейчас немало.

Отредактировано House elf (2020-09-20 12:42:28)

0

25

бреннан маккливерт ждет

https://s1.gifyu.com/images/kei1737195fdf52f5198.gif https://s1.gifyu.com/images/kei2ebef8eaa533e045b.gif

Keiron MacClivert
[1952, слизерин'70, немного стажер-драконолог в заповеднике МакФасти, немного контрабандист, немного безработный; лояльность - ???; —// внешность: ryan gosling]

[indent] В его одиннадцать Распределяющая шляпа сомневается: Гриффиндор или Слизерин, и выбирает второе. Кейрон вырастает и показывает всем, что там действительно было над чем задуматься. Он отчаянный сорвиголова, и в драку бросается, не задумываясь, но за другого никогда в жизни подставлять себя под удар не будет. Талант у Кейрона другой: он мастерски находит тех, кто за него встанет горой, и без зазрения совести такими людьми пользуется.
[indent] Семья МакКливертов - потомственные драконологи; Кейрон любит и драконов, и соплохвостов, и сов, радует своими талантами преподавателя Ухода за магическими существами и вместе с младшим братом и кучей приятелей записывается в кружок УЗМС.
[indent] Ему четырнадцать, и половина семьи умирает от драконьих лап - любовь к драконам слегка пострадала, и Кейрон меняет намеченный курс, возиться с магическими существами больше не хочет. Их с братом забирает к себе другой клан драконологов - МакФасти, и Кейрон сматывает удочки от них в тот же день, когда в последний раз выходит из Хогвартс-Экспресса.
[indent] Он самостоятельный и деятельный; месяц живет у друзей, потом - снимает квартиру на деньги, которые достались в наследство. Уезжает в Румынию вместе со знакомыми, странными ребятами, имеющими подозрительно много дел в Лютном переулке.
[indent] С друзьями по школе и кружку УЗМС связи не поддерживает, решительно обрубает все контакты; даже младшему Брату высылает всего две коротких записки: одна о том, что все в порядке, другая, в 74-ом, с просьбой помочь выбраться из ямы, в которую Кейрон случайно попадает. Связался не с теми, задолжал, а украденное у МакФасти драконье яйцо поправило бы положение - но младший брат у Кейрона не такой ловкий, и он пожимает плечами и больше не пишет вовсе.
[indent] Кейрон женится так же внезапно, как происходит все в его жизни; любит ее без памяти, ненадолго оставляет свои слишком темные дела и переходит на почти легальные. Одно "но": его жена - Ваблатски, внучка известной прорицательницы. Талант у нее не такой явный, и все же однажды она неоднозначно сообщает Кейрону, что умрет - скоро, и по его вине.
Он принимает решение уехать от нее и из Румынии мгновенно, и на следующий день глаза открывает уже в "Дырявом котле".


Суеверен; отчасти это все - воспитание шотландской бабушки, отчасти - насыщенная жизнь Кейрона, которая научила смотреть по сторонам и отходить подальше от свистящих девушек, чтобы беду на себя не навлечь;
Понятия не имеет, что с его женой: надеется, что все в порядке, но боится, что неосторожная попытка связаться с ней потянет за собой предсказанное.
!! У кровожадной Ирмы есть мысль, что жена Кейрона была беременна и умерла родами.
В Лондоне быстро занимает свою нишу: Кейрон знает все о драконах и других магических существах, а еще - о способах доставить и продать все, что запрещено законом, но приносит неслабое количество галлеонов. Обитает недалеко от Лютного переулка.
Отношения с братом - сложные. Кейрон почти подставил Брена под удар своей затеей с драконьим яйцом, и больше младшим не интересовался, но в конце 1979 года неосторожно показался общим знакомым, и найти его теперь - дело техники, чем Брен занимается без большого удовольствия, но с семейным упорством.
Скорее всего, никого особенно не поддерживает, но более плотные контакты явно имеет с теми, кто за Темного Лорда.
Вероятно, у него есть группа "подчиненных" - браконьеров, которые охотятся за драконьими останками, чтобы выдернуть оттуда все ценное и продать.

Имя менять оооочень нежелательно, посмотрите на количество моих постов - вы упомянуты почти в каждом : D
Ждем большой драконоориентированной бандой <3 C кузиной Майрет можно проворачивать нелегальные дела, двое МакФасти помогут вспомнить счастливое детство, а я разрыдаюсь от счастья, поэтому пусть братик услышит, пусть братик придет!

пример вашего поста

Бреннан молча поднимает ладони вверх, клоунствуя вместо того, чтобы сказать «спасибо». Внезапно вспыхнувшее раздражение на себя оставило в горле кислый привкус. Он что-то не помнил, чтобы когда-либо начал откликаться на имя «Артур», еще и произнесенное с такой надеждой.
Только полных придурков зовут Артурами, — не удерживается Брен от по-детски злой мысли, пинает перед собой траву. Он не удосужился как-то развить разговор и узнать — если возможно, без лишней желчи, — когда она (и Артур) идут на вечеринку, чтобы — кто знает? — если хватит сил, пойти вместе с ними. По-дружески. Брен злится на себя еще пуще, оборачивается как ни в чем не бывало:
Ни за что не начну пить один. Берегу себя, видишь ли. Даниэль говорил что-то о гостьях из здешнего Министерства, не хочу в грязь лицом упасть.
Руки — в карманы, чтобы не треснуть себя по лбу. Он не узнал, добился ли того эффекта, которого вдруг захотелось добиться, но зато встретил милашку Артура — поглядите только, какой пай-мальчик, чудо, что не заявился в парадной мантии. Брен уже не оборачивался, но ему и не надо, и так понятно: этот время терять не будет. И то, что Брен внезапно понимает, на кой черт тот самый Артур сегодня заглядывал во все палатки в поисках бритвы, дела не улучшает. Удивительно, значит, он еще и недалек весьма, или просто глухой, как пень. Заявиться к МакКливерту, чтобы прихорошиться для МакФасти, каков идиот. У Брена кулаки чешутся. К Ирме он уже давно отношения не имеет, но это что другое, как не нахальство? Даже если он не слышал никаких шепотков по лагерю. Что у него, в конце концов, драконы глаза выели?
Брен бурчит про себя всю дорогу до центра лагеря, пользуясь тем, что отстал от группы впереди и не успел пристать к группе сзади. Порой на него накатывало что-то... так накатывало, что хоть волком вой. Зачем он вообще пошел к палатке Ирмы? Такое чувство, — рассуждает про себя Брен, провожая взглядом стайку незнакомых ему девушек, наверняка чьих-то стажерок, о которых сегодня весь день толковали, — что он собирался силой заставить ее идти вместе, и в последний момент то ли струсил, то ли опомнился, уж поди пойми. Одно хорошо — кажется, это все выглядело, как удачная шутка над... Брен тут же морщится, не в силах выносить эту свою скотскую сторону. Кому хорошо? Ирме, которую он, похоже, раз за разом подставляет и оставляет на растерзание всему их мужскому клубу из осуждающих кумушек-драконоборцев? Ему самому? Мысль о том, что он все же не такой трагический герой, каким представлялся себе еще утром, вызвала невыносимую сухость в горле. Слава Мерлину, он уже был на месте, мог сколько угодно злопыхать, уткнувшись в рюмку с наливкой. Не сравнить с огневиски — Брен поперхнулся, вспомнив, при каких обстоятельствах последний раз употреблял это пойло. Кто-то легкой рукой постучал его по спине — одна из девушек рядом с его знакомцем, тем самым Даниэлем. Что-то говорят, а у Брена опять в ушах шумит — Ирма и этот, любитель чистого бритья, под руку появляются на окруженной палатками поляне. Он что-то говорит — приходится наклоняться, еще бы, такой-то каланче. Брен молча подставляет пустую рюмку Даниэлю, который — рюмка появляется у него под носом посреди разговора, — сперва удивленно пялится на Брена, а потом, как радушный хозяин, наполняет доверху. Брен повторяет свой трюк раз и два. Артур — что за идиотское имя, самое то для нюни из заповедника, — говорит что-то, от чего Ирма прыскает — должно быть, случайно вышло. Брен, кажется, одним глотком выпивает еще три рюмки настойки. Артур указывает Ирме на какой-то листик в ее волосах — и выуживает его.
Брен выхватывает из потока слов свое имя, и еще одно имя — как же ее зовут, эту девушку рядом с ним? не расслышал! — и быструю, полностью забитую шумом в ушах речь дальше уже не различает.
Когда Артур будет возвращать станок, Брен ему горло перережет.
Р У К И. Держи свои длинные руки при себе, черт тебя дери!
Ребята, сложно мне вас понимать, поговорим после пары бутылок! — в отчаянии сообщает Бреннан и выходит из тени ближе к костру, махнув рукой на собеседников. За его спиной девушка — та, что с Даниэлем и хлопала его по спине, — на чистейшем английском высказывает все, что успела подумать о британских драконоборцах.
Отлично выглядишь, Артур, — Брен хлопает драконолога по спине так сильно, что того кидает вперед. Ирма своей руки не опускает и смотрит на него, как на душевнобольного. Такой Бреннан МакКливерт и есть.  — Рад видеть, что моя бритва пригодилась для этого специального случая. Смотри-ка — порезался.
У Брена снова ощутимо чешутся кулаки. Он без предупреждения, молча замахивается и бьет треклятого Артура точно в нос. Стоит молча — как и все вокруг, но смотрит на драконолога, упавшего на задницу и не пытающегося подняться, с такой злобой, что даже Ирма от него шарахается. На щеках Брена ходят желваки, и он впервые жалеет, что сюда попал: тут каждый — дипломированный, проверенный боец, и даже слезливые истории о трудном расставании в случае чего не спасут бренову шкуру.
На кончиках палочек у его приятелей уже пляшут искры. Брен вытаскивает и свою тоже.
Эпискеи.
Хруст вправившегося носа служит своеобразным сигналом для остальных: перебрал, отрезвел, исправился. Брен убирает палочку, снова разминает руки.
Бритву себе оставь, — бросает он, разворачиваясь на пятках и размашисто шагая обратно, вглубь лагеря.

0

26

барти крауч джуниор ждет

https://i.imgur.com/Ip1ogLg.gif https://i.imgur.com/BZCR8Me.gif

bartemius crouch snr
[1930, рейвенкло'1948, глава бюро магического законодательства, министерство магии; —// внешность: christoph waltz]

— все знают что Барти Крауч старший не человек, а запакованный в синий чехол из строгой мантии механизм — неспособный совершить ошибку (разве что одну единственную — собственного сына) или к проявлению каких либо чувств (разве что к своей жене), никогда не опаздывает и ничего не нарушает, чувствует себя в своей тарелке на работе с безупречной осанкой восседая в кабинете больше чем дома, в мягком кресле у камина. Сложно представить его без выглаженных до крахмального хруста рубашек, без пухлого портфеля из драконьей кожи, а еще дома — Барти младший не застал тех времен, а возможно их и вовсе не было, когда отец по утрам задерживался дома, а вечерами спешил к семье, и на выходных не выдавалось каких-то срочных и безотлагательных встреч, на крайний случай — повода запереться в своем кабинете на втором этаже.
— на своей новой должности он достигает пика взращенных за жизнь амбиций, а еще превосходит все границы жестокости позволенные в магическом обществе — ратует за применение непростительных заклинаний против Пожирателей, поощряет авроров атаковать первыми, а то и вовсе призывает что лучше убить, чем заключить. О причастности сына к темным силам не знает, но главное падение в его жизни еще ждет впереди.


— все предопределено каноном и тем лучше, весьма понятно что за человек Крауч, и известно что ему предстоит пережить (а так же что по его вине пережил нелюбимый сын); very welcome обыгрывать daddy issues (со мной) и невеселые военные годы (со всеми остальными)

пример вашего поста

С момента как он оседает в Дырявом котле, четыре выкрашенные в белый казенный цвет стены стали ему почти что домом, а последние несколько дней темноволосый и вовсе оттуда не выходил — тенью слоняется от запыленного, в рассохшейся раме, окна, до опасливо (параноидально, почти, он слушает шаги отпечатывающиеся на щербатом паркете узкого коридора, разучивает каждого постояльца по походке, сжимается острым приступом удушливой тревоги когда, как кажется ему слишком часто, кто-то задерживается у его двери и успокаивался только когда лязгал глухо чужой замок) запертой парой крепких заклинаний двери, изучает комнату до последнего дюйма, как узник свою тюремную клетку, безликое совсем временное жилье (тут не было даже ковра, а занавески щедро пропускали весь солнечный свет) одушевляет разве что аккуратная стопка книг у кровати. Ночью Крауч их зачитывал до воспаленной сухости глаз, в мирной тишине склонив глубоко голову у подожженной люмосом лампы, а днем, когда предпочитает спать, исполненный равномерным шумом толпы Косой переулок, чьи-то вскрики, речь ватная и невнятная, пробирается сквозь захлопнутое наглухо окно и он раздраженно зажимает голову подушкой. Закрывает крепко выжженные бессонницей глаза и мечтает, думает, почти по-детски, а что будет выпусти он посреди дня над крышей Дырявого котла люминесцирующую в небе метку, что будет есть дать волю щекочущему нервно клетку ребер изнутри порыву, а потом просыпается от хруста разбросанных по кровати газет и больше не способен уснуть.

Пусть одиночество им давно уютно обжито, здесь Барти медленно сходит с ума — срок короткий, но кажется бесконечностью потому что лишенный свободного передвижения он почти ни с кем не пересекается, не связывается, вырабатывает послушно ожидание (что сложно, нервный, издерганный, он совсем не умеет терпеть, а ждать не любит от слова совсем), а за жизнью извне следит с лишним сиклем прося оставить с завтраком свежий Пророк. Совсем редко думает о том что вместо клетки этой комнаты, где ветхие перекрытия натужно скрипят на разные лады, хотел бы оказаться в Кингсенде, где у берега тянет влажным ветерком оседающим на коже соленым конденсатом и песок мягкий, выбеленный как кость, но одергивает себя и продолжает ждать — ослушаться Лорда неискупимый грех.

Вниз он почти не спускается, там по утрам и к вечеру неизменно много людей, а неизживаемый запах пирога с почками и резкий ячменный душок вынуждает его чуть заметно морщить нос (в доме Краучей пахло всегда чистым и безжизненным ничем). И еще липкое, неприятное ощущение что по нему лениво скользят прохладные взгляды, изучающе, потому всегда просил еду в номер, но иногда за полчаса до того как переворачивались стулья и метла самостоятельно обходила все углы паба, ступая осторожно на щербатые ступени Пожиратель спускался вниз только чтобы сменить надоевшие белые стены. Заказывал символическую пинту эля, которую даже никогда не отпивал, и никогда там, внизу, он не поддерживает скучный и пространный разговор — иссякающий к тому времени поток неизвестных ему волшебников проходит мимо даже не останавливая на нем взгляда. Так и сегодня, Барти закладывает страницу купленного в соседнем переулке тома химических карандашом и спускается вниз, где почти никого не осталось. Привычным распорядком забирает у барной стойки пинту пока, усаживаясь, не толкает кого-то неосторожно локтем — удивленное о вырвалось у него нервно дергая край нижней губы, и следом так же дергается, расплескивая, рука сжимающая стакан. Он бросает короткий колючий взгляд на выросшую рядом тень машинально оттирая мокрые пальцы о светлый вязанный рукав, а подняв голову еще раз, застывает. Усталые, неподвижные глаза вспыхивают горячим блеском — он ее узнает.

Сложенные в хронологическом порядке фотокарточки памяти не сразу дают нужный ответ — Крауч молчит нерешительно прикусив щеку изнутри, смотрит прямо, из под волнистой челки упавшей на лоб. Думает, отвлеченно, что возможно так устал от ожидания, что готов принять за союзника любое отзывающееся в памяти лицо. Прилаживает слабую улыбку на застылое лицо, смотрит внимательно, надеясь что не ошибся, — Простите, я вас не заметил.

0

27

доркас медоуз патронусит

хочу видеть
DARREN CRISS
https://i.imgur.com/kFSqq0R.gif https://i.imgur.com/GZpKK2B.gif https://i.imgur.com/ea9Uxs5.gif

еще со времен блейна соловья питаю к даррену нежные чувства, и в последнее время он все чаще стал мелькать в прекрасных проектах, так что надо брать. вижу его таким министерским работником, который строит карьеру, плетет интриги, портит нервы дженкинс и добивается своих целей любой ценой. вообще он правда может быть таким разным, что подойдет на любую роль, честно честно

0

28

доркас медоуз патронусит

хочу видеть
KIERNAN SHIPKA
https://i.imgur.com/cYbTk7Q.gif https://i.imgur.com/93KB1vK.gif

кто-то скажет, что я слишком много хочу, а я скажу - берите кирнан и приходите со мной стажироваться в аврорате.
немного расшатаем нервы хью, ему точно нужно больше учеников для нескучной жизни

0

29

бреннан маккливерт ждет

ТЫ ЛЮБИШЬ ПРИРОДУ И ОПАСНОСТИ НА КАЖДОМ ШАГУ, А В ДЕТСТВЕ ТЕБЯ УКУСИЛ БАБУШКИН КОТ, И С ТЕХ ПОР ТЫ НЕДОЛЮБЛИВАЕШЬ ЖИВОТНЫХ?
БЮРО КОНТРОЛИРОВАНИЯ ДРАКОНОВ ЖДЕТ ТЕБЯ!

Бюро держится на трех китах: на драконоборцах, стажерах и мистере Макнейре.
Мистер Макнейр - вы в постоянном топ-10 самых брутальных начальников Министерства.
Стажеры - если продержитесь еще годик, мы дадим вам кожаные куртки как у маггловских рок-звезд.
Драконоборцы крутые.

ЭНЗО ЭНД БРЕН ПРОДАКШН ПРЕЗЕНТС

https://s1.gifyu.com/images/mac12d4799e5a8e6b6f5.gif https://s1.gifyu.com/images/mac2fc605bbea138c9d0.gif

Walden Macnair
[1940, Слизерин'57, ММ, Бюро исследования и изолирования драконов, главный драконоборец, Пожиратель Смерти; —// внешность: Daniel Craig]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО У. МАКНЕЙРА

[indent] Мистер Макнейр - непосредственный начальник Брена и Энзо, но уж слишком в малом пример для подражания.
[indent] Он жесткий до жестокости, мало что к драконам добрых чувств не испытывает - да драконоборцам и не положено, так и в целом магических существ недолюбливает. Что ж, у каждого из драконоборцев свои причины там быть, чем нелюбовь Макнейра хуже?
[indent] У Макнейра есть семья: жена и ребенок. Есть любимое хобби: каллиграфия и кружок Пожирателей Смерти. Макнейр - один из самых первых последователей Лорда.
[indent] Полезный человек: сильный маг, в чьих силах даже левитация взрослой драконьей особи, безжалостный убийца, упорный исполнитель. Мимика невыразительная, манера говорить - ленивая, он всегда точно делает одолжение своему недалекому собеседнику. Взгляд навевает мысли о мертвых рыбах.
[indent] Ждет от подчиненных четкого выполнения приказов, и сентиментальных дураков у себя в команде не держит. Не можешь убить дракона - тебе в другой отдел, к слабакам и неженкам. Он не стоит горой за подчиненных: каждый сам за себя, но иногда, в качестве исключения, может вытащить одного-другого из административных передряг - но только потому, что больше магических животных не любит только бюрократов.
[indent] Предвзят по отношению к магглорожденным. Драконоборца Вентуру держит за забавную зверушку и исключение, доказывающее правило: магглорожденным нет дороги в Министерство волшебников.
[indent] Год назад в Бюро стажировалась американская волшебница. Все уверены, что она устала от туманного Лондона и уехала: вот заявление на увольнение, а вот многочисленные свидетели, слышавшие, как Мейв строила планы на свой отъезд.
Никто и не подозревает, что последнее, что Мейв увидела в отделе - это Темная метка на руке мистера Макнейра и его гостя, а затем - зеленая вспышка, чтобы не разрушала ненужными разговорами репутацию уважаемых людей.


Уолден Макнейр - шотландец и дальний родственник Бреннана, кузен его бабушки.
После Первой Магической Войны его разжалуют в палачи. Впрочем, это место ему действительно очень подойдет.
Появляется в нескольких постах у прямых подчиненных:

Свернутый текст

Но её одиночество не длится больше секунды — Ирма замечает, что вовсе не одна.
На неё, полураздетую, молча смотрит мужчина средних лет с короткой стрижкой и в очках. МакФасти не успевает испугаться, только натягивает повыше одеяло на грудь.
— Да больно нужно, — цедит мужчина и дёргает подбородком. — Одевайся.
— А вы... кто? — Мерлин, до чего тупой вопрос. Ирма никогда ещё не чувствовала себя так глупо и в такой опасности. Смотрит на волшебную палочку — она лежит на подушке рядом, но тянуться до неё дольше, чем того требует техника безопасности.
— Мистер Макнейр. И сегодня мы с тобой поедем оценивать пойманных драконов, — тут только Ирма замечает значок на лацкане его пальто. Ещё один драконоборец, но смотрит так, будто дракон — это она. Даже имени своего не называет.
Ирме сложно сосредоточиться, но она чувствует, что если ещё секунду проведёт в постели, она там останется навсегда. "Отвернитесь", — бурчит она неловко, но Макнейр даже глаз не прикрывает  [...].
Ещё один вопрос не даёт ей покоя, но она предпочитает сначала полностью собраться, и только потом расспрашивать драконоборца. Он выглядит невероятно самоуверенно, и Ирма не может понять, её это бесит или... успокаивает? Мужчина распространяет вокруг себя ауру властвования, молчит, но это молчание понятно до последнего слова.  [...]
Ирма молчит всё это время, пока они идут от палатки к портальной станции. Им отдают несколько ключей-порталов, и мужчина бесцеремонно хватает её руку и прикладывает к старому башмаку. [...]
— Я говорю, а ты записываешь, — впервые за это время подаёт голос драконоборец.

Ничего не остаётся, кроме как молча кивнуть, мол, я всё поняла, извините, и последовать за ним хвостиком к дракону. Блокнот в её руках слегка подрагивает, карандаш трясётся интенсивнее. Она старательно нажимает на бумагу, записывая цифры — сегодня он выполняет её работу, но, видимо, для Макнейра она слишком неквалифицированный специалист и даже с измерением дракона не справится.
Движения Макнейра точны, ни миллиметра лишнего, но слишком грубы. Конечно, дракон не почувствует, даже если его попытаться пнуть, но драконоборец вертит его как хочет, с помощью своей палочки. Обездвиживает, левитирует — Мерлин, он его левитирует... — накладывает сильное парализующее и открывает дракону пасть. Рассматривает зубы.
- Гнилые, но на месте, — безразлично диктует Макнейр, словно в маггловский диктофон, когда терпение Ирмы наконец заканчивается.

У Макнейра, даром что дальний Бренов родственник, до жути пугающий взгляд, и  Брен прилагает все усилия, чтобы его выдержать. Начальник смотрит безразлично, как мертвая рыба, и все же что-то до костей пробирает.
— Берешь на себя слишком много, МакКливерт. И работать будешь, с кем сказано. Подумай, что делаешь, и есть ли тебе куда податься. Побежишь в заповедник к МакФасти, когда мы тебя взашей выгоним?
Он так резко взмахивает палочкой, отменяя свое заклинание, что Брен едва успевает поймать падающую Ирму, охает, но все-таки выдерживает под аккомпанемент хмыканья со стороны палатки.
— Поработаешь завтра с Пейджем еще раз, и послезавтра, и каждый день, пока я не передумаю. Все ясно?
— Я и сам не собираюсь работать с МакКливертом, он стукнутый! — подает вдруг голос наконец появившийся Артур, и Брен, опуская Ирму на землю, яростно кивает в знак согласия. Макнейр усмиряет его так же — одним взглядом.
— И это, — мягко произносит он, — мне тоже малоинтересно.

https://s1.gifyu.com/images/JER1.gif https://s1.gifyu.com/images/jer2.gif

Jeremiah 'Jerry' Flint
[1961, слизерин'1979, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: aidan gallagher]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Д. ФЛИНТА

[indent]Джеремайа Флинт - квинтэссенция слизеринца. Про таких Шляпа поет не то что песни, а неприличные частушки, когда в кабинете директора никого нет. И запомните: он вам не Джеремайа, а Джерри. Но главный над стажерами драконоборец Вентура называет его "Майа, детка";
[indent] Он с рождения получал всё, что только можно, а потом добирал лишнего своим обаянием. Джерри уверен: стоит улыбнуться, и все, что еще не у его ног, немеделенно туда падет. К сожалению, из чувствительных к его чарам в Бюро осталась только Хейзел, что позволяет Джерри считать драконоборцев тупыми сухарями;
[indent] Джерри знает, как надо, и вам расскажет. Он закончил Хогвартс с блесятщими оценками, и уверен, что рожден для реформирования Бюро. Если он не предложил очередному драконоборцу, как надо сделать по-другому, день прошел зря. Особенно прохаживается по своему руководителю Энзо, вплетая сюда еще и семейную нелюбовь к магглорожденным; однажды подловил его на ошибке и заявил: ну откуда тебе знать, ты же рос с магглами, бедняга. О последствиях умолчим, но они были пугающими. С тех пор Джерри стал более осмотрителен;
[indent] Не особенно дружит с остальными стажерами, считая, что они значительно понижают интеллектуальный уровень всего кабинета.
[indent]


чистокровный and proud of it
самый младший и самый наглый в Бюро
пошел бороться с драконами, потому что это достаточно серьезно, привлекательно и опасно
вполне может поддерживать взгляды ПС, но в большой игре предпочитает быть мозгом операции, а не исполнителем, так что вряд ли примет участие в войне.

https://s1.gifyu.com/images/der1.gif https://s1.gifyu.com/images/der2.gif

Derek Davies
[1958, гриффиндор'1976, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: cole sprouse]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Д. ДЭВИСА

[indent] Дерек - самый старший среди стажеров. Он уже успел пройти годичную практику в отделе, занимающемся выработкой объяснений для магглов, и смертельно устал утопать в бумажках. В один прекрасный день на его стол попало задание выработать приличную версию появления дракона над небольшой деревней, и Дерек решил: моё! И, в целом, не ошибся.
[indent] Драконоборцы называют Дерека "Большой Д", но не из-за того, о чем вы подумали, а потому что он Драконоборец Дерек Дэвис.  [indent] Однажды украл у МакКливерта его любимую форменную куртку из драконьей кожи, чтобы сходить в ней на свидание с девчонкой из своего старого отдела. Был прощен за десять внеочередных отчетов и сэндвич.
[indent] Дерек обладает превосходной реакцией, и со временем подрастет в сильного драконоборца. Проблема только в том, что стажеры большую часть времени пишут отчеты, а не ищут драконов на очередную часть формы, и это просто убивает Дерекову деятельную натуру.
[indent] Считает себя негласным лидером стажеров по праву самого громкого, говорливого и старшего, а самое смешное - даже Джерри порой его слушается.


полукровка или чистокровный
есть старший брат, который уже обзавелся сыном Роджером (кто-то должен будет станцевать на Балу с Флер Делакур!)
вне активной политики

https://s1.gifyu.com/images/haz1.gif https://s1.gifyu.com/images/haz2.gif

Hazel Ridgebit
[1960, рейвенкло'1978, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: natalia dyer]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Х. РИДЖБИТ

[indent] Единственная девушка в отделе. Хейзел иногда кажется, что ее бы тут не было, если бы ее прадед не был легендарным основателем заповедников для драконов и самого Бюро, а отец - недавно ушедшим на пенсию драконоборцем. Она задалась целью развеять стереотип о том, что драконоборцы сплошь хладнокровные убийцы. Лучший стажер по версии думающего в ту же сторону Брена МакКливерта, подписался и поставил лайк;
[indent] В теории Хейзел просто нет равных, но когда дело доходит до редкой полевой работы... Она боится. Боится просто до одури, и в такие моменты согласна быть и хладнокровным убийцей, и кем угодно, лишь бы не трястись как осиновый лист. Да еще и портрет ее прадеда в кабинете стажеров вечно подливает масла в огонь и спрашивает, не посрамила ли его внучка, а Хейзел от таких вопросов стабильно краснеет, потому что вообще-то - да, посрамила;
[indent] Хейзел сейчас на испытательном сроке: в последний раз, когда ее допустили к полевой работе, она растерялась и вместо того, чтобы подчиниться указаниям старшего драконоборца, едва не выронила палочку и подставила под удар Дерека, который бросился драконье пламя блокировать. Оба отделались обгоревшими бровями, но Макнейр вынес последнее предупреждение: или робкость с сантиментами, или отдел драконоборцев, мисс Риджбит.


Хейзел пришла в отдел не только за высокими целями, но и следом за своим парнем Маркусом. Впрочем, он недавно решил, что убийство драконов под любым соусом - это не для него, и ушел работать в заповедник на острове Дрир. Они все еще встречаются, но Хейзел теперь приходится находиться под давлением с двух сторон: драконоборцев, которые ждут большей решительности от представительницы известной в их кругах фамилии, и своего парня, который внезапно стал волшебным хиппи;
остроумная и смешливая;
Хейзел - цемент, который стажеров склеивает, и все искренне надеются, что она возьмет себя в руки и останется в Бюро.

https://s1.gifyu.com/images/MARC1.gif https://s1.gifyu.com/images/marc24a728ff7987c20f7.gif

Marcus Montague
[1960, слизерин'1978, помощник драконолога в заповеднике на острове Дрир, лояльность?; —// внешность: charlie heaton]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО БЫВШЕГО СТАЖЕРА М. МОНТЕГЮ

[indent] Маркус? Кто такой Маркус? Вы имеете ввиду: Тот-Кого-Нельзя-Называть Второй? Все драконоборческое бюро дружно охнуло, когда узнало, что их лучший стажер перешел на сторону драконологов. Не то чтобы было какое-то противостояние, но драконоборцы всегда считали себя более крутыми и решительными, да и защитниками волшебного и маггловского мира к тому же. Тот-Кого-Нельзя-Называть - это придумал Энзо, пока Брен молча качал головой добрых полчаса, не в силах поверить, что кто-то добровольно отправился на его родной остров в его родной заповедник. Маркус же к славе равнодушен, и бровью не повел, когда узнал про свое новое прозвище. И из заповедника назад не вернулся, хотя многие на это ставили;
[indent] Маркус всегда был странным парнем, подверженным слишком резкой смене настроения. Вот он отплясывает за спиной Макнейра, корча уморительные гримасы, а через секунду мрачнеет, уходит в себя и может в следующий час и слова не проронить. Он первый драконоборец в своей семье, и родные не поняли ни его первого решения - прийти в Бюро, - ни второго - уйти из Бюро в маленький заповедник для раненных драконов. А Маркус все для себя решил, и решение его - штука железная.
[indent] Он верит, что драконы слишком умны для того чтобы нападать бездумно, и не согласен с мнением об их "полуразумности". На этой почве скоро познакомится с Ирмой МакКливерт, женой Брена, в девичестве МакФасти - одной из драконологов соседнего заповедника, которая пригласит его сменить место работы в очередной и последний раз.
[indent] Разорвал бы все контакты с драконоборцами, но ради Хейзел продолжает видеться с ребятами-стажерами в барах, и у них даже почти не доходит до драк с криками "убийцы!".


Чистокровный, не поддерживает Пожирателей
Третий ребенок в семье
В будущем станет одним из самых маститых драконологов своего времени


Имена и внешности со скрипом сменяемы в рамках выбранной концепции для персонажа, то есть Большой Д должен остаться Большим Д https://i.imgur.com/EvbhfJ2.gif
Для стажеров есть Великое Испытание: мы уже в красках продумали, как все трое (а то и четверо!) будут сами, без взрослых, бороться со страшным драконом.
А ради мистера Макнейра мы готовы подписаться кровью на пожизненную службу в Бюро.
Наши телеги и задушевные разговоры выдаются после привета в гостевой :3

пример вашего поста

Если было в его жизни последнее время что-то постоянное, это была Ирма.
То есть, если честно, это было выражение ее лица каждый раз, когда она видела Брена: широко раскрытые глаза, тут же подозрительно щурящиеся, сжатые в тонкую линию губы. Сначала он говорила ему «привет», теперь вот перестала вовсе. И Брен, который сперва думал, что все может наладиться и шел на каждую вылазку как на праздник, уже начинал терять терпение.
Если кто-то расскажет, что любил девушку несколько лет и стойко сносил все ее гримасы в свою сторону, все презрительные фырканья и рассерженные комментарии, Брен плюнул бы ему в лицо. Он устал уже после месяца таких встреч, насупился, решил: просто будет делать свою работу, раз уж нужно выбирать между несчастным влюбленным и профессиональным драконоборцем. За последнее ему по крайней мере платили. А за все свои попытки быть для Ирмы хорошим — и кто ее знает, что она лично вложила бы в это слово! — Брен получал только по носу.
Да, на исходе был уже второй месяц их совместной работы. Так уж повелось: у каждого драконолога должен быть драконоборец, пары сотрудников редко распадались, так же как и редко создавались с драконологами из заповедников. Они предпочитали ограничиваться формальными контактами с Министерством и заниматься своими делами, но иногда один-другой сотрудник заповедника изъявлял желание попробовать себя в полевой работе. Брен знал, что МакФасти не жалуют драконоборцев, но тут уж ни он, ни они не могли ничего поделать. То, что презираемое всеми членами семьи место занял Брен, в целом его нисколько не удивило: кто же еще? И, хотя в Отделе о них с Ирмой толком ничего не знали — повстречались, расстались, у кого такого не было! — все произошедшее могло быть шуткой, доступной только его начальству. То, как он бежал за ней в прошлом апреле, перескакивая через головы, никого не удивило — бывает, глубоко запало парню, у кого, опять же... Ну да черт с ним, Брен уже оправился, и бровью не повел, хотя и допускал, что ребята надеялись поподтрунивать недельку-другую. Повода не дал: пожал плечами, поставил свою подпись под всеми нужными документами. Все, что сказал ему мистер МакНейр после назначения, можно было изложить всего тремя словами: я так решил.
Брен постарался как можно дольше не давать себе повода думать о назначении в карманные драконоборцы к Ирме МакФасти как о знаке свыше. Потом — он уже успел обругать себя последними словами — снова в груди подняла голову надежда, просто однажды Брен проснулся в омерзительном настроении, которое как по волшебству исправилось мыслью о скорой совместной работе. И Брен решил стараться изо всех сил, показать ей, что быть хорошим драконоборцем не равняется быть хладнокровным убийцей, что это никогда не было предательством — только серией шагов к своей точке зрения. И что он абсолютно не против — он всеми руками за — попробовать еще раз, даже если придется неделю стоять на коленях перед входом в заповедник.
Стоять на коленях без четко поданного одобрения Брен был все же не готов.
Доброе утро, — коротко здоровается он, равняясь с Ирмой. Добавляет по привычке:
И мне доброе утро.
Дракона удерживают четверо — и Ирме это не нравится, к гадалке не ходи. Сегодняшняя особь ведет себя ну точь-в-точь, как она: ничего не делает, но видно, что готова разорвать всех присутствующих в мелкие клочки, как только они дают слабину. Брен поднимает руку в знак приветствия остальным драконологам, близко не подходит: не совсем еще из ума выжил. Рассматривает издалека. Дракон ранен, но это для такого как он — пара царапин. Не взрослая особь, но уже достаточно нарастившая пластин, чтобы чьи-то зубы не принесли ощутимого ущерба. Брен окликает одного из драконологов:
Чуть отведи руку, ты ему на рану давишь! Он тебя добрым словом не помянет, глазом моргнуть не успеешь — и мы все поджаримся.
На драконе еще и намордник, но Брен близко к сердцу принимает профессиональные страшилки о том, что вся эта ерунда для рассвирипевшего дракона — игрушки. Стоит ему действительно рассердиться. Да только с этим все ясно: не опасен, тих, издает утробное рычание, но его можно понять, кому понравится застрять в силках.
Служебными бумагами на свежем воздузе никто не заморчаивается, и о драконе они с Ирмой получают только листок, исписанный корявым самопишущим пером: так мол и так, попыка нападения на человека, пойман во столько-то, работают такие-то и такой-то.
Что бы там не говорила — и не думала — Ирма, у драконоборцев не всегда возникала надобность именно что бороться. Иногда можно было просто использовать рабочее утро для того, чтобы подышать воздухом, например. На людей посмотреть, выгулять рабочую куртку.
Брен уже научился спокойно выдерживать острые взгляды в свою сторону и тоже в некотором роде оброс драконьей шкурой.
Это не в моей компетенции, — громко сообщает он в никуда. — Особь не проявляет агрессии, — в отличие от драконолога,а если немного нервничает, кто ж его обвинит. Ирма, ты согласна?
Он спрашивает с легко читаемой насмешкой: Ирма последнее время ни с чем, что Брен предлагает, не согласна. Вот сюрприз-то.
Две вылазки назад ему пришлось убить дракона прямо у нее на глазах. Дракон был буйный, у Брена при виде таких все сворачивалось в животе: не от страха, а от обрушивающихся мыслей о том, что эта тварь может сделать. И вот так, с завязавшимися узлом внутренностями, было все же легко принять решение, в правильности которого Брен ни разу — ни тогда, на месте, ни потом, — не сомневался. Он все делал правильно, делал то, что должен. Драконоборцам не присылают букетов и свежих булочек в знак благодарности, но приятно знать, что потенциально он спас сколько-то жизней. Из всех прелестей жизни отважного героя они получали только повышенный интерес и восхищение девушек — но тут Брену не свезло.
Вечно этот недовольный вид, — бормочет он себе под нос, глядя, как Ирма что-то выговаривает старательно удерживающим своего пленника драконологам. Уже и не верится, что когда-то она смотрела по-другому.

0

30

энзо вентура ждет

БРЕН И ЭНЗО ПРОДАКШН НИКАК НЕ УЙМУТСЯ

ТЫ ПЕРЕЖИЛ СТАЖИРОВКУ В БЮРО КОНТРОЛИРОВАНИЯ ДРАКОНОВ? ПОЗДРАВЛЯЕМ, ДРУГ, ТЕПЕРЬ ТЫ НАСТОЯЩИЙ ВЗРОСЛЫЙ ДРАКОНОБОРЕЦ
"любой переживший первую встречу с драконом драконоборец автоматически считается тертым" [q] ирма

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/559516.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/401089.gif

Louis Jordan
[на выбор, на выбор, драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: michael b jordan]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Л. ДЖОРДАНА

Обладатель самой внушительной мускулатуры в отделе. Ходят слухи, что однажды в дурном расположении духа выбил несколько зубов дракону, ударив его кулаком в морду. Нехотя откликается на "Малыш Лу", особенно когда за этим следует "мы принесли обед из Косого". Чип и Дейл отдела в одном лице. Этот парень обладает серьезным таким комплексом героя, почти не оставившим места для чувства самосохранения. Готов броситься в драконье пламя ради любого незнакомца. Коллеги иногда подшучивают, что пора подарить ему на День Рождения абонемент к психотерапевту. Потому что со своим желанием всех спасти он уже стал постоянным клиентом в Мунго (хотя есть версия, что ему просто приглянулась хорошенькая колдомедик). За белозубой улыбкой иногда проглядывает постоянная тоска по младшей сестре, которая умерла у него на глазах. Как именно - никто не знает, стоит кому-то спросить, как Джордан сразу замыкается, и в собеседника летит кружка со стола. Известно только, что парень винит себя за то, что не сумел спасти сестру. Благодаря своим рыцарским замашкам на спасение всех и всегда пользуется большой популярностью у девчонок. Коронная фраза "сейчас, ребят, я научу вас как жить".

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/487402.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/810602.gif

Barnabas Cuffe
[на выбор, на выбор, драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: aaron tveit]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Б. КАФФА

Барнабас, он же Барни, он же "Кафф, пятиног тебя за ногу" голосом Бреннана. Ломает стереотип о том, что драконоборцы - не шибко умные и простые рубаха-парни. Кафф из хорошей и обеспеченной семьи, сообразительный и предприимчивый, еще на начальных курсах был приглашен в Клуб Слизней, где обзавелся большим количеством полезных знакомств. Не пьет огневиски, но по запаху может определить, в каком районе Франции собран виноград для вина в бокале (по его словам). Единственный среди драконоборцев, который разбирается в искусстве и культуре, поэтому на все официальные мероприятия, где отделу надо не ударить в грязь лицом, засылают именно Барни. Испытывает большую и давнюю любовь к кожаным курткам. Почти такую же, как МакКливерт, что является причиной неофициального соперничество с этим шотландцем. Коллеги уже давно перестали удивляться тому, что два солидных драконоборца периодически подлетают к ним с вопросом на ком куртка сидит лучше. На досуге пишет и публикует в журналах статьи о драконах. Любит свою работу и отлично ее выполняет, но считает, что на Отделе по контролю драконов останавливаться не стоит. Поэтому через какое-то время его переманит Пророк, и в 90-х он доберется до должности главного редактора.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/46868.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/295556.gif

Royden Poke
[на выбор, на выбор, старший драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: chad michael murray]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Р. ПОУКА

Рой - не самый старший среди драконоборцев, но официально занимает статус "папочки". О том, что он пришел с утра на работу можно понять по характерным крикам "Барни, прекрати задирать Брена!" и "Энзо, хорош бить стажера!". Именно к нему все от мала до велика приходят, когда накосячили, и надо быстро исправить ситуацию. Один из старожилов отдела и тех достаточно здравомыслящих драконоборцев, которым удается дожить до тридцати пяти и не быть съеденным раздраженным драконом. Спокойный до хладнокровия. С таким непроницаемым видом способен убить дракона, глядя ему прямо в глаза, что у коллег по спине иногда пробегает холодок. Рассудительный и опытный. Трудоголик, часто уходит из кабинета последним, потому что обоих детей отправил в Хогвартс, и возвращаться домой не к кому. Его жена занимает очень солидный пост в Министерстве, и когда кто-то говорит "вы только посмотрите насколько Поук крут", ему обычно отвечают "это вы еще его жену не видели". Жена, кстати, залетала пару раз в кабинет драконоборцев и устраивала там такой разнос, что все находящиеся там тихонько сползали под стол. Про Роя ходят слухи, что он состоит не то в рядах Пожирателей, не то в рядах Ордена. С его абсолютным "покерфейсом" и не угадать, кого он ненавидит: магглорожденных или последователей Темного Лорда.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/212535.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/998083.gif

Phineas Proudfoot
[на выбор, на выбор, старший драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: ryan reynolds]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Ф. ПРАУДФУТА

Праудфут мог бы возглавить отдел много лет назад, окажись он чуть более изворотливым и предприимчивым. Он был правой рукой и доверенным лицом предыдущего главного драконоборца. Но, как выяснилось, он был лицом не только доверенным, но и доверчивым. Финеаса считали основным кандидатом в преемники ушедшего на пенсию руководителя. Но Макнэйр обошел его на виражах так лихо, что многие даже не успели понять, как Уолден с ноги открыл кабинет главного драконоборца и уселся в кресло из драконьей кожи. Поговаривают, что между Праудфутом и Макнейром произошла какая-то загадочная история, включающая в себя интриги, представителей руководящего состава Министерства и ожесточенную драку. Драконоборцы уже потеряли надежду узнать как все было на самом деле, поэтому просто пересказывают молодняку эту легенду, приукрашивая ее все новыми деталями для драматизма. Праудфут вобрал в себя правильное соотношение решительности и осторожности, делающие его хорошим драконоборцем. В буквальном смысле чахнет от бумажной работы, поэтому сейчас даже рад, что остался рядовым драконоборцем и может большую часть времени проводить "в поле". Способен с каменным выражением лица рассказывать шутку так, что окружающие задыхаются от хохота. Способен вставить в любой разговор сотню фактов о квиддиче (даже когда никто не просит). Лучше всех в отделе летает на метле потому что у него за плечами несколько сезонов профессиональной карьеры и даже участие в мировом кубке.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/965464.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/17/229414.gif

Agatha Timms
[на выбор, на выбор, помощница главного драконоборца, лояльность тоже на выбор; —// внешность: kristen bell]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО А. ТИММС

Врывается в кабинет с криками "ДРАКООООН" каждый раз, когда в бюро узнают о буйном или подлетевшем к населенному пункту дракону. Говорит со скоростью тысяча слов в минуту и обладает такой жестикуляцией, что итальянец Энзо чувствует себя сдержанным британцем. Ругается как сапожник, научила красочным выражениям стажеров, и даже старожилы отдела периодически узнают от нее словечки, которых раньше не слышали. Когда хочет, включает свой фирменный командный голос. Стоит ей крикнуть "а ну сидеть!", и на стулья опускаются присутствующие в кабинете. В отделе все хотят проверить теорию о том, что своим голосом она сможет и дракона заставить подать голос и протянуть лапу. Энергичная и неугомонная помощница Макнейра, которой удается каким-то чудом найти к нему подход. Поэтому когда драконоборцам что-то нужно от начальника, они идут к Тиммс и съестными взятками уговаривают ее замолвить за них словечко. Донна Полсон для Уолдена (отсылочка к Форс-мажорам, которую вряд ли поймут хд). Иными словами, знает все о боссе, начиная с суммы на счете и заканчивая предпочитаемым оттенком шнурков. Единственное, о чем она не в курсе - это модная татушка на левом предплечье Макнейра. Может, она и об этом скоро узнает?


внешности и имена меняемы, только пжалста не меняйте концепцию персонажа в целом
приходите заставлять стажеров бегать штрафные круги и хихикать над драконологами  https://i.imgur.com/LOtIqfa.png
прошу простить, я уже закончился к концу заявки и не могу придумать классных заключительных фраз

пример вашего поста

[indent] - Нет, и еще раз нет, - Энзо широкими шагами пересекает кабинет драконоборцев, в буквальном смысле убегая от их стажера, - скажу тебе по секрету, мы набираем стажеров именно для того, чтобы они заполняли за нас отчеты. Они за нас, а не мы за них. Парень не знает, что именно сделал, что Мэйв Дюарт из всех штатных драконоборцев именно его выцепила как самое слабое звено, на которое можно напасть с просьбой подкорректировать отчет. Рядом вон сидит целый кабинет его коллег, выбирай любого. Но в ответ на его отказ на него смотрят два самых жалостливых щенячьих глаза. Вентура демонстративно и страдальчески вздыхает. Это запрещенный прием. И чертовски действенный, потому что ему становится жаль единственную в их отделе девчонку, которую и так все шпыняют и советуют идти в драконологи или специалисты по домашним эльфам. - Первый и последний раз, ясно? - Энзо поднимает вверх указательный палец для придания важности своим словам. Забирает из рук девушки пергамент и садится за свой стол, чтобы сделать кое-какие пометки. Он успевает дойти почти до конца отчета, когда по его душу приходит Бреннан. - Эй, Дюарт, там последний пункт только остался, разберешься, - бросает он через плечо, уже натягивая форменную кожаную куртку.

[indent] - Возможно тебе представится возможность, - Вентура пожимает плечами в ответ на кровожадные наклонности начальника и по совместительству хорошего приятеля. Никогда не знаешь, чем закончится такой рейд по отлову блудного дракона. Парень прикасается к порт-ключу следом за МакКливертом и тут же ощущает себя в воздушном вихре. Легкой походкой спуститься на землю. конечно, не выходит. Но Энзо вполне достойно спрыгивает на траву, уверенно держась на ногах. Парень удивленно смотрит на Брена, который приземляется на траву мешком с картошкой. Обычно он более ловок. - Грация и красота, - со смешком комментирует парень и осматривается. Они где-то в промозглых лесах Уэльса.

[indent] Гадать, где именно находится дракон, не приходится. Ряд поваленных или наклоненных в одну и ту же сторону деревьев говорит сам за себя. Держа палочку наготове, Энзо вместе с МакКливертом начинает продвигаться по драконьему следу. Благо, проверенные временем ботинки позволяют двигаться бесшумно. Чего не скажешь о куче сломанных веток, на одну из которых Вентура на ступает, и она с громким треском ломается пополам. - Кое-кто сегодня в особо хорошем расположении духа, - хочет упрекнуть Энзо ворчливого товарища, но чтобы еще больше не шуметь только смотрит на него в ответ настолько многозначительным взглядом, насколько способен. Он застрял на на задании с драконобрцем, который сегодня настолько не в духе, что сам скоро начнет дышать огнем. Прекрасно. просто замечательно.

[indent] Медленно по протоптанной драконом тропе они доходят до прогалины возле реки. Это было бы весьма живописное и миролюбивое место с чистой речушкой и плакучими ивами, не разбавляй пейзаж приличного размера валлийский зеленый дракон. Энзо тут же пригибается,  прячется за поваленным стволом дерева и тянет за собой Бреннана. Выглядывает из их укрытия, чтобы понять, с чем им придется столкнуться. Черный гебридский - уж точно не безобидный пудель среди драконов. Гнездится на гебридских островах, кушает крупный рогатый скот, но довольно агрессивен. Что эта особь забыла так вблизи к маггловскому поселению - вопрос. Зверь, наклонив рогатую голову, пьет из реки, но периодически прерывается на звуки, похожие на ворчание. Странно. Энзо показывает товарищу на еще одно укрытие - большой булыжник с них ростом. Он не дожидается ответа от Брена и, когда дракон снова опускает голову, перебежкой добирается до булыжника. Делает знак Брену присоединиться к нему. - Смотри, левый бок - обеспокоенным голосом шепчет Энзо, когда МакКливерт присоединяется к нему. На богу дракона вспорота чешуя и кровоточит рана. Этим и объяснялось невнятное ворчание животного. Ничего хорошего в этом открытии нет, потому что раненый зверь - непредсказуемый зверь. Особенно если это огромный огнедышащий ящер.

[indent] - Каков план, шеф? - Вентура делает акцент на последнем слове, потому что внезапно вспоминает, что Бреннан формально его начальник. Очень странно быть в подчинении у сокурснику, с которым сидели за одной партой и вместе посещали кружок УЗМС. В конце концов, у них одинаковый стаж работы и одинаковый опыт в работе с драконами. Поэтому о том, что Бреннан МакКливерт - старший драконоборец, Энзо вспоминает редко и внезапно.

[indent] Вентура еще раз аккуратно выглядывает из-за камня и видит, что взгляд раненного дракона обращен прямо на них. Вот дерьмо. Плакал их эффект неожиданности. Воздух пронзает на удивление мелодичный, но недовольный рев зеленого валлийского. - Кажется, нас заметили, - констатирует факт парень и энергично продумывает возможные варианты действия. Тем временем со стороны реки раздаются тяжелые шаги и звук хвоста, словно плеткой рассекающего воздух.

Отредактировано House elf (2020-10-01 12:45:12)

0


Вы здесь » Рассвет Новой Эры » Партнерство » Finite Incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно