цитата недели от Оливера Вуда: "собрались как-то Оливер, Маркус и Гордон и устроили педсовет"

[31.08.1998] Вы, должно быть, издеваетесь?!

пост недели

Agafya Rasputina
— "Чтыо тебье нужно?" – Спросила Распутина кратко на ломаном английском, аккуратно снимая с лица шипящего таракана, жуткого, словно сбежавшего из фильма ужасов. Заметив ошалелый взгляд девчонки в сторону усатой живности, Агафья невозмутимо протянула его побледневшей от ужаса англичанке:
— Зис ис та-ра-кан! ТА-РА-КААН! Почта! Аааааа, чтоб тебя… — махнув рукой, колдовстворка бросила всяческие попытки объяснить этой впечатлительной особе, что живность не опасна, и просто служит верой и правдой, отрабатывая свои крошки хлеба, доставляя маленькие записки от доверенного лица. Ну, а что было делать, когда выяснилось, что в этой варварской стране все еще играют в Средневековье, отрицая технический прогресс и не пользуются сотовыми телефонами?! Пришлось прибегнуть к старому дедовскому способу – тараканьей почте.

Рассвет Новой Эры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рассвет Новой Эры » Партнерство » Finite Incantatem


Finite Incantatem

Сообщений 31 страница 60 из 71

1

http://forumstatic.ru/files/001b/11/2f/61085.png
HARRY POTTER 1980 // ВЫБРАН НОВЫЙ МИНИСТР МАГИИ

0

31

сириус блэк ждёт

r a v e n c l a w
OR YET IN WISE OLD RAVENCLAW, IF YOU'VE A READY MIND,
WHERE THOSE OF WIT AND LEARNING, WILL ALWAYS FIND THEIR KIND

https://i.imgur.com/4ZedX0f.gif

helga ollivander
[1959-1960, ravenclaw'78, death eaters; —// alina boz]

хельга, ты девочка хорошая, растешь доброй, понимающей и любознательной. в хогвартсе, правда, влюбляешься в северуса снейпа, который поначалу тебя не замечает, а потом лишь за подругу принимает. но ты не унываешь, следом за ним идешь к пожирателям смерти. вам вдвоем хорошо / или тебе так кажется. ты злишься, когда снейп говорит об эванс, радуешься, когда она сходится с поттером. тебе не хотелось бы быть той самой влюбленной дурочкой, но по ночам осознаешь, что именно такой и стала. а к восьмидесятому году план придумываешь: опоить северуса амортензией и женить на себе. он же обязательно в тебя влюбится после того, как клятвы произнесете, да и бежать будет уже некуда (и не к кому). только лили обо всем узнает, и ты понятия не имеешь, что теперь делать.

https://i.imgur.com/agOQByH.gif

quirinus quirrell
[1960, ravenclaw'78, на выбор; —// louis hoffmann]

я тебя считаю хорошим парнем, ты всегда приходишь на помощь. у тебя с робом какие-то странные схемы по заработку в хогвартсе, но никто тебе вопросов лишних не задает, потому что нажить себе врага в твоем лице никто не хочет. на последнем курсе у тебя отец совершает самоубийство, потому что больше не может терпеть издевательства коллег из-за чистоты своей крови. у тебя уже планы строятся, ты отомстить решаешь и все свои усилия вкладываешь для достижения этой цели. я когда тебя в орден феникса зову, понятия не имею, что ты меня вокруг пальца хочешь обвести, чтобы добраться до мучителей своего отца. квир, какого черта? думается мне, ты почему-то решил, что в этом замешан и малфой, но я тебя к нарциссе не подпущу, слышишь? да и вообще, держись ото всех подальше.


- канон у нас здесь только квир (вики), поэтому крутить ребят можно в разные совершенно стороны;
- мы придумали такую линию игры для хельги и северуса, но готовы заменить слизеринца на любого другого парня или девочку. очень нам понравилась идея с амортензией и уверенностью, что этого достаточно, чтобы быть любимой. есть кое-какие наметки, пиши, все расскажем!
- внешности можно сменить, истории поменять, указанные в описании факты опустить;
- развивайте ребят в разные стороны, куда хотите, туда ведите, мы поможем и обеспечим играми;
- сами пишем от 4к и выше, от любого лица. по темпу игры не шибко быстрые, но бывают дни, когда скорострелим. по крайней мере игроки мы постоянные и не оставим без дела;
- ♥

пример вашего поста

[indent]  [indent] Он даже не думает, что, возможно, нужно оставить записку. Получает задание и тут же, пулей, отправляется на исполнение; вещи сбрасывает в сумку, застегивает на молнию и уже через плечо перекидывает крепкий кожаный ремень. Сириус проделывает это столько раз, что уже на автомате проверяет, застегнуты ли все карманы и положил ли он бутылку воды. Пробежавшись взглядом по комнате, Блэк задумчиво кивает и выходит в темный коридор, в котором из источников света только дыры в шторах. Луна в этот раз светит ярко: он догадывается, что Ремусу крайне тяжко будет пережить эту ночь, но рисковать исполнением задания и отправляться на его поиски Сириус не решается. В конце концов не первый и не последний раз его кости сломаются, а потом снова срастутся. Он лишь проверяет, что дверь в его комнату надежно закрыта, а из-под двери Исы не виднеется света. Тогда спускается на первый этаж, забрасывает в рот пару орешков, которые по дороге из общей вазы достает, и ныряет в темноту.

[indent]  [indent] Когда Аластор узнает о его небольшом секрете, Сириус всячески отказывается к этому всему приплетать еще и Джеймса. Оленя в лесу куда легче объяснить, чем чёрного волкодава, да и должен же быть у них в кармане еще один козырь помимо крысы. Оттого Муди отправляет Блэка на задание в одиночестве: хотя, возможно, причина кроется совсем не в этом, но разбираться в мотивах начальника не пристало тому, кто уволился и обещал никогда больше не возвращаться. Сириус из Аврората уходит громко, лишь потому что хочет, чтобы остальные задумались о своих повседневных занятиях. Его очередное выступление воспринимается присутствующими капризом, и Блэк разубеждать их не спешит: пусть уж лучше сочтут манифест за что-то глупое, чем в действительности начнут его подозревать в пособничестве Ордену Феникса.

[indent]  [indent] Он пешком добирается до Дырявого Котла, палочкой стучит по кирпичам и пропадает в возникшем отверстии в стене. Сириус тут же аппарирует в Лютный Переулок, протискивается сквозь узкую дорожку между двумя чахлыми лавками и наконец оказывается у порт-ключа, оставленного специально для него. Блэк вынужден присесть на корточки, чтобы из-под горы мусора достать ту самую брошь, которая никакой ценности не представляет и выглядит скорее проклятой. Он осторожно до нее касается, сдувая непонятные пылинки, и лишь потом отщелкивает застежку.
Его быстро переносит в редкий лесок на юге Шотландии.

[indent]  [indent] Сириус поправляет рюкзак, оглядывается по сторонам и наконец прислушивается ко звукам и порывам ветра, которые обязательно подскажут, куда двигаться дальше. Задание в себя включает слежку и засаду — с этим Блэку, на удивление, справляться легче всего. Хотя, казалось бы, постоянно желающий сдвинуться с места мародер не должен находить успокоение в тишине. Но он всегда умел удивлять, а еще больше любил удивляться, поэтому следующие две недели Сириус проводит под оврагом, который обустраивает для ночлежки и приема пищи.

[indent]  [indent] Ему удается выведать не так много информации: деревня, оцепленная антиаппарационными чарами, призвана отвести любознательных магглов подальше. Блэк следит за теми, кто в нее заходит и кто из ворот выходит, отмечает всех, кто кажется ему знакомым, заполняет отчеты и, порой, сам внутрь пробирается в образе пса, чтобы вынюхать — есть ли внутри пожиратели смерти или те, кто им сочувствует. Сириус возвращается в Лондон лишь в начале июля, задержавшись на неделю. Он предоставляет все материалы Аластору, спрашивает у Джеймса о том, как они держатся, и с удивлением узнает о готовившемся покушении на них с Лили. Блэку эта новость совершенно не нравится, да и опухшее лицо Эванс вызывает лишь сожаления: — ты уверена, что это того стоит? — к детям он всегда относился с недоверием. Они живут в организме матери, истощают ее, а потом вырастают в ему подобных говнюков. Хорошо, если ребенок не плюет в лицо своим хамством, а бывают же такие идиоты, как сам Сириус.
Но в семью он играть не спешит и вряд ли когда-то решится, поэтому из-под тяжелого взгляда друга ускользает, объяснившись желанием принять душ и наконец поспать в мягкой постели.

[indent]  [indent] На самом деле все куда прозаичнее: Блэк спешит домой, чтобы получить от О’Коннелл несколько тумаков и уговорить ее сходить в Белую Виверну. Нет, не для того, чтобы напиться, а для того, чтобы поговорить наконец. Он чувствует между ними напряжение, которое самостоятельно усиливает мыслями и подозрениями. Сириусу, наверное, не стоит так много времени тратить на анализ всех его разговоров с Исой, но альтернативы в заросшем клевером овраге не предоставлялось. Он лишь с уверенного толчка двери заходит в дом, чтобы сбросить сумку на пол и, потерев ладони друг о друга, скрывается в кухне. В холодильнике, к сожалению, его ничего не ждет, но Блэк не отчаивается и уже ставит чайник подогреваться — кофе уже жизнь приятно сгладит.

[indent]  [indent] Он внимательным взглядом осматривает все, что попадается ему на пути: перешагивает через вещи Люпина, задумчиво разглядывает его сброшенные штаны в коридоре и начинает уже подозревать, что О’Коннелл нашла кем развлечься во время его отсутствия. Блэк закидает несколько орешков в рот, проходясь грязными ботинками по штанам друга и, удостоверившись в своей прекрасной работе, только потом двигается дальше. Пару раз постучавшись в дверь Исы, Сириус выжидает приличное «раз-два» у входа и только потом тянется за ручку. Внутри никого не оказывается, и он, нахмурив брови, разглядывает идеальный порядок в комнате.
Внизу начинает свистеть чайник, который Блэк тушит мановением палочки, потому что впереди еще нужно добудиться Люпина. Вдруг, О’Коннелл сейчас в его объятиях мурлыкает и точит когти об изголовье его кровати. Но и там Сириус никого не замечает, поэтому, прогоняя странные мысли из головы, уже спешит на кухню.

[indent]  [indent] — Значит, я вернулся, — замечает он Ису у плиты, — а меня никто не встречает, — она к нему стоит спиной, и Сириус театральное представление, кажется, заваливает с самого начала. Нужно было, наверное, поприветствовать и подарить несколько пятилистных клеверов, что нашел на своей опушке. Но Блэк не был Блэком, если оставался бы нормальным человеком каждый раз, когда чувствует, что снова нагадил. Он перекатывается с пяток на носок, ладонью проходится по затылку и делает несколько шагов к О’Коннелл, которая к нему все еще поворачиваться отказывается.
— Говорю, вернулся я, — звучит уже не так радостно, как пару минут назад, потому что тишина — не то, что Блэк рассчитывал получить в ответ. — Иса? — совсем неуверенно тянет Сириус, останавливаясь рядом и разглядывая ее профиль.

0

32

питер петтигрю ждёт

h u f f l e p u f f
YOU MIGHT BELONG IN HUFFLEPUFF, WHERE THEY ARE JUST AND LOYAL,
THOSE PATIENT HUFFLEPUFFS ARE TRUE, AND UNAFRAID OF TOIL

https://i.imgur.com/1lqrFdS.gif

robert haywood
[1959-1960, hufflepuff'78, на выбор; —// tom holland]

твой отец решает к пятидесяти обзавестись женой. у мачехи уже есть сын и дочь (триша рейкпик), что в принципе жизнь не усложняет, но знатно все меняет. а ты же привык все под контролем держать: покупаешь у отличников выполненные домашние задания, потом перепродаешь, избегая лишнего внимания со стороны преподавателей. ты и фестралов видишь, потому что в детстве смерть матери застал. роб, у тебя столько возможностей и перспектив, если бы не война, которая все портит. однажды ты на одном из фестралов сбегаешь из замка после комендантского часа, потому что до тебя доносится новость об убийстве старшего брата. ты с тришей случившееся не обсуждаешь, но что делать дальше будешь? мстить? или, может, это ты таким образом решил отцу насолить?

https://i.imgur.com/IBkR9Cc.gif

jane court
[1959-1960, hufflepuff'78, на выбор; —// kristine froseth]

ты не должна была родиться. вот так вот просто. любовница прокляла отца, пообещав, что ни один его ребенок не доживет до пятилетия. старшие братья погибли, ты вот, почему-то, осталась жива. к тому же еще и в хогвартс поступила. правда уже порядком устала бояться опасностей, да и переходный возраст свое сделал - ты вопреки наставлениям родителей стала влезать в неприятности, буквально мотыльком на свет летела, чтобы крылья свои опалить. долеталась. булстроуд тебя обманом заставляет принять непреложный обет и в течение года и одного дня ты теперь вынуждена выполнять ее поручения. а она весной, зная, наверное, об опасности, послала тебя в полнолуние в лес. догадываешься, что произошло? да, теперь у тебя укус красуется на руке. что дальше делать будем?


- только джейн у нас канон (вики), мы ее омолодили чуточку. поэтому имена, если что, можем все заменить!
- внешности можно сменить, истории поменять, указанные в описании факты опустить;
- развивайте ребят в разные стороны, куда хотите, туда ведите, мы поможем и обеспечим играми;
- родство роба с тришей необязательно, но нам показалось забавным. если что, со всеми идеями поддержим и не дадим скучать.
- сами пишем от 4к и выше, от любого лица. по темпу игры не шибко быстрые, но бывают дни, когда скорострелим. по крайней мере игроки мы постоянные и не оставим без дела;
- ♥

пример вашего поста

От подозрений не сбежать и не избавиться - всего год проходит с момента вступления в орден, а Питер, перенимать привыкший, на чужое волнение настраивается, на взгляды косые.
Они семья одна, это правда - большая, шумная, со спорами и перепалками: наверное, для остальных это что-то значить должно, только Петтигрю знает, какими семьи бывает. В его собственной - предательство за предательством, дом секретами и недосказанностями полнится. Они и тут есть - глаза опущенные, жесты нервные. У каждого есть, что скрывать, он знает это хорошо - человеческую натуру не обманешь, какой бы ни была степень близости. Он это знает все прекрасно, только за семь лет к другому привыкнуть успевает.
Секрет большой хранится Ремусом - но они узнают все равно, только ближе становятся - и после этого уже ничего, кажется, не замалчивается: Джеймс весь мозг им промывает своей влюбленностью в Эванс; Сириус о родителях рассказывает, в своей манере, поверхностно достаточно, но ясно все и так. Пит сам не делится только тем, в чем до конца не уверен - а смысл?
Тайны могут хранить Сириус и Джеймс, между собой, негромко - только в конце-концов рассказывают все равно - ведь так?
Поэтому когда Блэк отдаляться начинает, Питер ждет - ему ничего другого не остается. Ждет, наблюдая с волнением, подмечая, что друг себя стеной невидимой ограничивает, за которую даже Джеймса не пускает. Ждет, следя за тем, как Бродяга задании и миссии набирает, в одиночку уходит - в штабе место пустое там, где он должен быть, и ответов стрясти ни с кого не выходит.
Поэтому - подозрения, поэтому - тревога. Петтигрю представить себе боится, какой секрет настолько ужасным может быть, чтобы Сириус их в него не посвятил; не может избавиться от навязчивых мыслей, которые в голову лезут настойчиво.

Они ему забавными кажутся даже в существующем контексте: на бледное запястье друга метка в воображении ложится криво, смывается водой обыкновенной, как краска не закрепленная; на коже держаться отказывается, потому что это невозможно совершенно, он себя от одной мысли виноватым чувствует, как будто предал немного, пускай и не знает никто.
От этого легче не становится, не меньше кажется, что они его терять начинают и даже не знают почему. Он на мозг Аластору несколько дней капает: если бы кто-то другой на месте Питера был - наверное не получилось бы, но правда в том, что его за Блэком отпуская, Муди бойца фактически не теряет.
Пит в министерстве берет первый за год отгул, чувствует себя почти взрослым; портал активирует туда, где предполагает Сириуса найти сейчас.
Это день занимает, но в конце-концов крыса небольшая за собакой по полям устремляется - он за камнем прячется, наблюдая за тем, как друг карту рассматривает, хмурится - и непривычно видеть его настолько серьезным, настолько долго.
Перед тем, как в бар завернуть - в переулок за ним проскальзывает, обличие крысиное сбрасывая. Плечами ведет, ступает осторожно - после дня целого на четырех лапах ходить на своих двоих снова - непривычно. Дверь открывает аккуратно, но внутри слишком шумно, чтобы кто-то услышал полусломанный звонок - место занимает возле бара, наблюдает. [float=left]https://i.imgur.com/iyOt10b.gif[/float]В полутьме подрагивающих свечей Сириус еще более уставшим кажется - вина снова кусается, потому что это они недоглядели. Потому что если Сириус не рассказывал сам - должны были спросить, окружить, как когда-то окружили Ремуса.
Только Бродяга - не Лунатик, отшутиться может, оправдание придумать на любые вопросы. Здесь проще один на один, Питер думает, наблюдая за другом - Аластор о миссии его не распространяется - куда там; Петтигрю убедиться хочется сначала в том, что он не сорвет ему ничего, что друг не должен был встретиться здесь с кем-то. А потом Сириус едва перед магглами не раскрывается - бар случайно, значит, выбрал.
Шаги неспешные, осторожные - он его окликает только тогда, когда вплотную к столу его подходит.

- А где "привет, рад видеть"? - он его обнимает чуть крепче, чем нужно, наверное; в тоне ни следа возмущения, которое фраза предполагает, - тебя в Лондоне нынче не отыскать, решил хоть где-то подловить, узнать, как дела, - вблизи синяки под глазами яснее проглядывают. Сириус физически не способен выглядеть плохо, но подходит к этому настолько близко, насколько возможно. Петтигрю официанту улыбается, кивает немного растерянно - маггловских денег у него с собой нет, надеятся остается, что друг более предусмотрительным окажется (от него этого ожидать тяжеловато).

- Не следил, а присматривал, - бурчит, наконец, когда Сириус взгляд на него поднимает - сам глаза опускает, отодвигая стул напротив друга, садится, наконец. В лицо его вглядывается внимательно, голову чуть наклоняет, выдыхает - Питеру непривычно напористым быть, но выхода другого ему, кажется, не оставляют, - а я тут - узнать, что за дела у тебя.
Хочется с обидой легкой - "какого черта, Сириус", но тот его опережает, чуть помятую бумагу из кармана достает - почерк аккуратный, разборчивый, но Петтигрю на имя отправителя все равно несколько секунд смотрит, будто бы прочитать не может.
Питер боится пауков. Рем - оборотень. Джеймс обожает Эванс. Сириусу не пишет мать. Истины в последней инстанции, только вот на конверте имя Вальбурги проглядывает четко. В самом письме имя Блэка-младшего в глаза бросается сразу: "Р" большая, размашистая, нажим сильный, бумагу почти прорывает. Питер на Сириуса взгляд поднимает, губу закусывая.
- Ты найти его пытаешься? - предполагает негромко, не размениваясь на бессмысленные "мне жаль". Спросить много чего можно: что именно Регулус в подобных местах забыл сам; что могло к его исчезновению его привести. Только все эти вопросы - риторические скорее, ответ на них и так на поверхности проглядывает - в чистоте его крови, в связях и взглядах семьи Блэк.

0

33

иса о'коннелл ждёт

s l y t h e r i n
OR PERHAPS IN SLYTHERIN YOU'LL MAKE YOUR REAL FRIENDS,
THOSE CUNNING FOLK USE ANY MEANS TO ACHIEVE THEIR ENDS

https://i.imgur.com/LgoMi5X.gif

hysteria bulstroud
[1959-1960, slytherin'78, death eaters; —// barbie ferreira]

у тебя с детства жизнь за тебя расписана была, ты с рождения будто лотерею выиграла, потому что у тебя все есть: ты родилась в богатой, чистокровной и влиятельной семье, родители тебе лучшего жениха подобрали, нарекли невестой сириуса блэка. в хогвартсе ты, конечно, на слизерин попала, а куда еще с твоим нравом и самомнением? ты - девочка-война, которая сначала о себе думает, а потом о других. вот только все договоренности рушатся, а вместе с ними и планы на идеальную жизнь. сириус уходит из семьи, а твои родители помолвку разрывают. договариваются выдать тебя за регулуса, но он без вести пропадает. ты без жениха остаешься, но новую игрушку находишь - джейн, которую заставляешь обманом непреложный обет заключить. ты ее зачем-то в лес в полнолуние отправляешь, а ее там оборотень кусает. была ли готова к таким последствиям?

https://i.imgur.com/7sCUjye.gif

severus snape
[1959-1960, slytherin'78, death eaters; —// timothee chalamet]

у тебя все по канону идет: непростое детство, знакомство с лили, ты из школы выпускаешься, с ней в пух и прах разругавшись, ты поддерживаешь пожирателей смерти, ты для них зелья вместе с олливандер варишь. только ты не замечаешь, что хельга с тебя влюбленных глаз не сводит. отсюда и все твои беды: в один из дней она опаивает тебя амортенцией, а ты влюбляешься в нее, подвоха не замечая. ваши отношения развиваются стремительно, и от серьезных последствий тебя лили спасает, когда понимает, что ты так стремительно голову от любви потерять не мог. ты с трудом от амортенции оправляешься, еще сильнее в изучение зелий ударяясь, чтобы на подобную уловку больше никогда не попасть. тебе бы отношения с лили теперь наладить, но тебе письмо от каллидуса приходит, где о пророчестве ценном говорится. ты о нем темному лорду рассказываешь, но кто же знал, что под него именно лили попадет?


- северус у нас канон, поэтому нужно будет учесть все каноничные события, случившиеся до 1980-го, хистерию можно крутить в разные стороны, она вообще ничем не ограничена;
- линию с хельгой и амортеницей из истории северуса можно убрать, а его заменить на другого слизеринца, тут тоже обо всем можно договориться. очень нам понравилась идея с амортензией и уверенностью, что этого достаточно, чтобы быть любимой. есть кое-какие наметки, пиши, все расскажем!
- внешности можно поменять, факты из истории тоже, пишите - обо всем договоримся;
- развивайте ребят в разные стороны, куда хотите, туда ведите, мы поможем и обеспечим играми;
- сами пишем от 4к и выше, от любого лица. по темпу игры не шибко быстрые, но бывают дни, когда скорострелим. по крайней мере игроки мы постоянные и не оставим без дела;
- ♥

пример вашего поста

[indent] После возвращения Сириуса, которое больше походило на библейский мотив явления Христа народу, Иса впадает в чистейшую ярость. У нее в ушах звоном стоит этот блэковский беззаботный голос, непринужденно возвещающий о том, что, мол, вот он я. Вернулся целым, невредимым и очень жаждущим внимания любимой подруги, которая почему-то этого внимания ему не оказывает. И конечно же это удивление на лице. Даже не удивление - изумление, непонимание. В своей этой чистокровной заносчивости, которая, наверное, никогда из Сириуса не выветрится, он в очередной раз совершенно профессионально забыл о том, что у других людей тоже есть чувства, есть страхи, есть привязанности. И не к кому-то там, а именно к Сириусу. Он, как и много раз до этого, решил, что если ему просто поступить так, как поступает он, то и другие должны также просто переживать какие-то события. Но Иса «просто» переживать что-то не могла. Она злилась на Сириуса за то, что он заставил ее вновь ощутить то мерзкое зловонное чувство полнейшей беспомощности, окутанной одиночеством. Она ощущала себя в точности, как в девятилетнем возрасте: потерянная, разбитая, непонимающая того, что ждет ее впереди и оттого впавшая в абсолютную ярость. Иса злилась на Блэка за то, что он знал о ее прошлом и знал  не только через простые слова, которые не способны передать весь ужас некоторых событий; он знал это, прочувствовал отчасти на собственной шкуре. Именно оттого О'Коннелл было еще более мерзко осознавать, что он добровольно, полностью осознавая свои действия, заставил ее вновь ощутить себя той маленькой девочкой, у которой ничего не осталось. У которой отобрали по чужой воли самое дорогое, что вообще может быть у ребенка - семью. А взамен оставили лишь холодный страх неизвестности и молчаливую тьма. Иса не хотела встречаться с этим вновь. Но Сириус толкнул ее прямо в это отвратительное варево. И как не злиться О'Коннелл просто не знала. Этот удар был слишком сильным, слишком болезненным.
[indent] Она некоторые из своих вещей собрала быстро, запихнула в небольшой рюкзак и вывернувшись из чужих рук аппарировала к чертовой матери от этого дома и от этого человека, который так и не потрудился объяснить, по какой причине пропал так надолго. Он даже не попытался извиниться. Сириус Блэк виноватым себя не чувствовал вовсе. Конечно, как могло быть иначе. Иса уверена была, что этот избалованный чистокровный отпрыск, если бы не встретил настолько сильного сопротивление со стороны подруги, наоборот усугубил всякими словечками и без того шаткую ситуацию. Сириус в этом был мастак. Просто первоклассный чемпион. Хоть медаль выдавай.
[indent] Но спокойно прийти в себя в собственном доме в Ливерпуле, Исе, конечно, не удается. Странно, что она вообще надеялась на это. Ведь Блэка знала, как облупленного. Почти от и до. Хотелось бы знать лучше, конечно, и не через подобный опыт, произошедший в вот только что, но кто ее вообще спрашивал. Она от него скрывается сериями аппарационных прыжков. Скрывается в министерских коридорах, а домой возвращается всегда в разное время и разными путями, и способами. И от всего этого, конечно, не становится лучше. Иса устает дико. Кажется еще сильнее, чем было в те чертовы недели, когда она в прямом смысле с ума сходила от исчезновения Сириуса. И напряжение с каждым днем растекается по телу все сильнее и сильнее. Туманит сознание, туманит мысли, туманит действия. Туманит настолько, что она в какой-то момент просто не замечает, что ее слова, ее действия, ее мысли насквозь пропитаны ядом такой злости, какой она в своей жизни еще не ощущала. И Иса не задумывается о том, откуда все это взялось в таком невообразимом количестве. Не задумывается о том, что еще вчера валилась с ног от усталость и размышляла о том, чтобы все же прийти к Блэку, плюнув, наконец, на эти идиотские обиды и просто выпить с ним что-то как и раньше, а потом незаметно отрубиться прямо в гостиной, прямо на этом диване, сидя или скатившись на бок.
[indent] Все это куда-то улетучилось, исчезло, пропало. Осталось лишь стремление совершенно не связанное с тем, чем полнилась ее жизнь сейчас. Иса в уголке ото всех сидела в общем кабинете и перебирала бесконечные папки. В одной были протоколы допросов, в другой опись имущества, в третьей вменяемые обвинения и улики по делу, которое позади осталось уже несколько месяцев как. Иса заразилась какой-то навязчивой идеей, взявшейся не пойми откуда и теперь рыла, рыла, рыла архивы Аврората, прикрывая это желанием практиковаться в понимании мотивов тех или иных событий и человеческих действий. Она искала зацепки, которые помогли бы ей выйти на человека, пробравшегося в министерскую тюрьму и убившего Кассиуса Трэверса совершенно незаметно. Она искала, но найти у нее не получалось. Паззл не собирался, чего-то не хватало. Какой-то крохотной, незаметной ниточки. Может быть она запрятана где-то между строк, между действий. Как жаль, что в волшебном мире не было ничего, кроме бумаги. Ни видеозаписей, ни диктофонов, по которым судить возможно эффективнее, чем по словам. Потому что человек перед глазами и всегда останутся признаки лжи в его голосе, в его мимике, в его движениях. Магглы пользоваться стали этим не так уж и давно, но эффективность многих расследований возросла стократно. Иса все еще следила за новостями, касающимися и криминала, и борьбы с ним. Ей это было интересно всегда. Наверное из-за отца, которому Иса в детстве всегда задавала тону вопросов по поводу работы.
[indent] Она не рассчитывала, что кто-то заметит ее интерес так быстро, но когда записка оказывается в ее руках - забывает вообще обо всем. О своих проблемах - в первую очередь. Она горит сейчас совершенно иным, а потому, сжав клочок бумаги в кулаке, захлопывает папку и прячет под несколькими остальными, после чего с непринужденным выражением на лице направляется к выходу из кабинета. Она незаметным взглядом пробегается по помещению, проверяя, не вздумал ли кто-то из ее сослуживцев ревностно проследить за ней. И не увидев на себе ничьих взглядов - ни Марлин, ни Рена, ни Доркас - выходит, чтобы тут же быть пойманной в крепкую хватку... Блэка.
[indent] - Ты какого хрена тут забыл? - Иса вырваться пытается, оглядываясь назад - взглядом ищет хоть кого-то, кто мог бы выручить и пока не поздно, прогнать Блэка прочь. Но как назло в коридоре никого. Точнее никого, кто хоть минимум внимания проявлял к странной сцене. Сириус заталкивает О'Коннелл в одну из пустующих аудиторий, и чужая палочка оказывается в его руках быстрее, чем Иса успевает сказать хоть слово. Твою мать.
[indent] Вопрос, заданный ранее, был скорее риторическим. Она знала, что Блэк ошивается в Аврорате последнюю неделю точно. Она уже устала слушать шуточки Марлин про ревнивого бывшего, и если сначала Иса на нее огрызалась, стараясь на смотреть в сторону ее кузена, чтобы не вызвать лишних сплетен, то после глубоко вздыхала, натянуто улыбалась и показывая неприличный жест, проходила мимо МакКиннон к своему столу. Отбиваться от девушки себе дороже, уж кто-то, а Марлин способна вцепиться как клещ. И даже личные трагедии не останавливали ее от колкостей.
[indent] - Ты же в курсе, что мне палочка не нужна, чтобы врезать по твоей самодовольной роже, Сириус? - Кулаки у девушки сжаты, взгляд будто бы потемнел. Иса смотрит на него с неприкрытым недовольством, раздражением, злостью. Еще не хватало тратить время на то, что его не касается никаким образом. О'Коннелл записку комкает и кидает прямо в грудь парню, что на несколько голов выше ее самой. Говорить с ним желания нет. Говорить с ним о деле - и подавно. Она вообще видеть его не хочет. Не до этого ей. Не до повторного выяснения отношений. У нее терпения к нему сейчас абсолютный ноль. Она только закипать начнет сильнее от того, насколько еще более наглым кажется ей его поведение. Почему не оставить ее в покое? Почему постоянно надо мелькать где-то поблизости, создавая этим какие-то слухи? Почему просто нельзя от нее отъебаться хотя бы на время?
[indent] - Практикуюсь искать то, что не видно ни при первом взгляде, ни при втором и даже при третьем, - она врет и делает это совершенно спокойно. У нее даже пульс не учащается, не хочется отвести взгляда от внимательных и полностью черных глаз Сириуса, которые когда-то давно завораживали своей глубиной. Она лишь холодно ухмыляется, взглянув через плечо на дверь, запертую всего лишь на защелку, а затем возвращает внимание к Сириусу.
[indent] Они стоят друг напротив друга, а в голове у девушки только и вертятся мысли о том, успеет ли она рвануть прочь отсюда. Наверное успеет. Но сейчас делать этого не станет. Все же Сириус, при при всем своем невероятном ребячестве, абсолютным дураком не был и никогда не будет. С ним такие трюки, как беготня наперегонки - не прокатят. Остается лишь уставится на него в ответ, скрещивая на груди руки и отходя спиной вперед к кафедре, чтобы опереться на ту.
[indent] - Такой ответ тебя устраивает или есть еще вопросы? - Она брови вскидывает, ожидая, что он скажет. Это даже забавно. Даже когда они были вместе, со стороны Сириуса, кажется, не было столько внимания по отношению к ней. Зато сейчас он везде и всюду следует за ней, словно тень. Вот привязался-то на ее голову. - Знаешь, авроры уже шептаться начинают, что у тебя нездоровая тяга ко мне. Ты сколько уже ошиваешься где-то поблизости? Странно, что тебе еще не заломали руки и как минимум не выперли отсюда прочь. Хотя я бы предпочла, чтобы ты денек-другой побыл у нас за решеткой. Хотя постой... Муди тебя уже отослал разок.
[indent] Иса те бумаги видела. Удивилась, конечно. Забескопокилась и даже хотела наведаться в Азкабан, но не стала. Аластор запретил. Сказал, что профилактические меры никому еще вреда не приносили. Просто парню нужно остыть, прийти в норму и перестать палки колеса вставлять всем вокруг. Иса не понимала, что это значит, но расспрашивать Муди не стала. Решила, что займется этим позже и узнает все у самого Сириуса. Но потом все ее мысли занял Трэверс, и Иса как-то позабыла об однодневном аресте.
[indent] - Смотрю, даже холод, сырость и дементоры мозг тебе на место не поставили, а?

0

34

карадок дирборн ждёт

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/339/733689.webp http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/339/367197.webp

andy doe
[1961, Хаффлпафф'79; —// внешность: alexander calvert]

Я ничего не знаю о тебе. По правде говоря, я даже ничего не знаю о твоей матери. Тот год был одним из тех, что исчезают в памяти быстрее, чем подходят к концу. Вереница рутины, щедро приправленная личными проблемами. Финансовыми, личностными, не столь важно. Важно то, что итогом случайной связи стал ты, а я узнал об этом слишком поздно.
Наверное, твоя мама была действительно сильной женщиной, раз все эти годы справлялась самостоятельно. Сильной и независимой, или слишком обидчивой. Не знаю. Знаю лишь, что она вырастила человека, которого никогда не смог бы вырастить я сам. Знаешь, Энди, это ведь к лучшему, что мы встретились только сейчас. Тебе не пригодился бы такой отец, как я. В особенности забывший имя твоей матери, не говоря об остальном.
Но вот мы здесь. Ты, я и открывшаяся правда. Что с ней случилось? Она оказалась не в том месте и не в то время? Или слишком глубоко погрязла в происходящем и была единственной целью? Что ты знаешь об этом? Не потому ли нашел меня, чтобы вместе отомстить? Нет, едва ли. Я совсем не знаю тебя, но уже вижу, что ты выше этого. Таким она тебя воспитала. Таким я всегда мечтал быть.
А лучшее в тебе то, что, несмотря на все эти годы, ты все еще готов дать мне шанс. Я постараюсь не разочаровать тебя, но не суди строго. Твой отец - тот еще ворох проблем. И без тебя точно не справится.


1. Главная прелесть данной заявки: как бы мне не хотелось именно сына и именно Калверта, я готов принять гендерсвэп с той же Violet Brinson/Kathryn Newton, например. Или другой хорошенькой девчушкой/мальчишкой.
2. Имя подобралось гендернейтральное из-за пункта номер один, но и оно вполне менябельно. Фамилия полностью на ваше усмотрение, скорее всего та же, что и у вашей матери. Если хотите подобрать что-то околоканонное, позволяющее вплести туда эту историю - пожалуйста.
3. Если вам очень страшно приходить чисто в семейные отношения, добавьте себе годик возраста и станьте однокурсником мародеров и компании, мне не жалко.
4. Что мне точно не хочется менять, так это факультет. Энди - ребенок очень светлый, не смотря на все пережитое. С чистым сердцем, верой в будущее, детской наивностью, юношеским максимализмом и так далее. Такие верят, что они смогут что-то изменить и не опускают руки.
5. Хотите немного поиграть в героя и умереть на войне? Запрещать не буду. Не хотите в массовый сюжет и трагической гибели? Защищу и спрячу. Все на ваше усмотрение.
6. В самом конце оставлю послание тому невероятному чуду, которое едва ли мне светит: если ты все же хочешь Калверта, то помимо невероятной отцовской любви оставляю немного видосного альтернативного вдохновения. С графикой, возможно, смогу помочь.

+
пример вашего поста

[indent] На несколько миль вокруг - лишь редкие туристы, заглянувшие в полуживой Порт-оф-Ментит, чтобы добраться до того самого монастыря, где когда-то жила шотландская королева. Королева та давно уже своей головой пожертвовала ради политических распрей, но Дирборн вовсе не Стюарт, чтобы чувствовать родство. Ему, в прочем, даже не положено разбираться в маггловской истории, но разве скроешься от потока информации? Задуматься бы, почему тянет вечно именно в Шотландию, но для самоанализа время еще не пришло. Не до того сейчас.
Не до всего сейчас.

[indent]  [indent]  [indent] why do you even care?!
[indent]  [indent]  [indent] quite frankly, I am just tired of being your saviour.

[indent] Карадок не из тех, кто чутко следит за собственным самочувствием. Не из тех, кто в определенный момент умеет сделать шаг назад, чтобы восстановить собственные ресурсы. Не из тех, кто готов отказать, даже если это будет разумнее. Не марафонец - спринтер. Как та чертова лошадь из баек, гнавшая до тех пор, пока не сдохла прямо в пути.
Усталость накатывает постепенно. Приходит сперва беспробудным сном, которому он рад, как никогда прежде. Чтобы не видеть на полотне закрытых век калейдоскоп чужой боли. Чтобы не видеть лицо так и не повзрослевшего Майлана. Молчаливое забвение всегда было лучше любого кошмара. Только по утрам, на самом деле, разницы то и нет никакой: все та же тяжесть на плечах, которую приходится тащить, стиснув зубы. День за днем, каждый раз в страхе потерять концентрацию именно тогда, когда это будет нужнее всего. Когда от этого будет зависеть чья-то жизнь.
Где-то к началу лета начинается бессонница. Ему бы самому обратиться к врачу или хотя бы взять выходной - вместо этого огневиски и зельеварение по ночам. Времени ведь всегда недостаточно, так почему бы не использовать ситуацию во благо? Домик в Ньюпорте давно пора продать и взять что-нибудь поменьше, да поближе к работе. Без призраков. Без прошлого. Без преследующих комментарий матери о том, что он ничего никогда не достигнет, фоном для булькающей в котле заживляющей мази. Карадок от призраков из своей головы отмахивается, вытирает капли пота со лба и добавляет к зелью очередные перетертые в пыль сухоцветы. Сизая дымка поднимается клубами, в лица складывается; он трет глаза и проваливается в бессознательное раньше, чем заканчивает последний этап.
Очередная ошибка, вызывающая цепь последствий. По его вине - как предсказуемо.
[indent] К августу он перестает считать. Не замечает осевшей пыли; в большинство комнат он и вовсе не заходит, даже чтобы махнуть палочкой с очищающим. Гостиная и кухня, кухня и гостинная. Мунго. Штаб Ордена. Шелтеры. Чьи-то дома. Заброшенные постройки, служащие временным приютом. Гостиная и кухня. После очередной аппарации на предплечье остается узкая алая полоска - Карадок покупает первый попавшийся маггловский блокнот и пишет себе напоминания. Поминутное расписание, учитывающее все потребности организма. Еда, сон. Отдых. С десяти часов восьми минут до десяти часов двадцати трех минут каждый чертов день лежит на диване, разглядывая потолок. Без мыслей. Без подсчетов.
Майлан стоит у изголовья и говорит, что едва ли это можно считать отдыхом.
Карадок не отвечает.
Он же не сумасшедший.
[indent] Во время обеденного перерыва Нолли украдкой подливает себе в чай какое-то зелье. И этого достаточно, чтобы позабыть об усталости и рутинных делах. Достаточно, чтобы что-то почувствовать. Карадок не думает о том, что это не его дело. Что они просто... товарищи? Даже друзьями назвать сложно. Просто люди, видящиеся очень часто. Просто люди, перекидывающиеся фразами время от времени. Просто люди, не делящиеся друг с другом проблемами.
Он тянет ее за руку уже после, затаскивая в подсобку. Требует снять маскирующее излишне резко; усталости в Нолли не меньше, чем в нем самом, оттого и сопротивление минимальное.
Лучше бы уже тогда сказала, что это не его дело.
[indent] Карадок не злится: в нем накопленный измор и обиды выливаются пульсирующей яростью. На Нолли, на ее мудака мужа, на происходящее в мире, на собственную мать. Огромным клубком, которому и сворачиваться не надо, лишь выплыть на поверхность и сорваться кулаками, молотящими по костям. У него в самом деле руки по локоть в крови, и все нарушенные целительские заповеди. Забытая магия и острый ум. Этого было бы недостаточно. На самом деле, он и не думал вовсе, впервые за долгое время.
Совсем.
[indent] Она смотрит с упреком в ответ на все вопросы и обвинения. Карадок не понимает, к чему подобная жертвенность. Зачем любовь, если после нее приходится прятать синяки под маскирующим? В чем искупление, если оно даже ему не светит.
По его вине погиб ребенок, и едва ли это лучше, чем насилие над женщиной. Но отчего-то к мужу Нолли ненависти больше, чем к самому себе.
И он устал. Действительно устал слушать вранье об упавших котлах, неприятных случаях, неуклюжести и прочем. Устал лечить ее, когда должен спасать кого-то другого. Никто не заставляет, в самом деле. Никто не просит - это так. Его выбор.
Только усталость от этого не проходит.

[indent]  [indent]  [indent] did I say you could do that?
[indent]  [indent]  [indent] it makes no difference. I'm done

[indent] Посреди бетонной крошки в каком-то заваленном обломками переулке тишина до того тяжелая, что уши буквально закладывает. Девчонка не плачет даже, накрывает ладонью его руку и мягко сжимает.
- Все хорошо, - смазано шепчет и тянет бессильными пальцами. Карадок сопротивляется: если он руку сейчас уберет, то уж точно не спасти. Слишком большая рана. На самом деле, он может хоть сутками прижимать ладонь, пытаясь остановить кровотечение, все бестолку. Тут ни зелья, ни заклинания не помогут. Не научились еще за секунды восстанавливать в пыль размолотые позвонки и зашивать изрешеченный кишечник.
"Все хорошо", - шепчет девчонка, а у Карадока в голове кричат случайно подслушанные слезы Нолли.
"Почему тебя вообще это волнует?"
"С меня хватит".
С него хватит.
Черт его знает, как они это делают. Находят в себе силы сражаться, не опуская руки. Не прячась по углам. У него вот внутри лишь одно желание: забиться под короткую кровать Майлана и свернуться там клубком, не вылезая до тех пор, пока все не закончится. Плевать даже, как именно, лишь бы не смотреть на то, как глаза стекленеют. Не чувствовать этого глухого последнего выдоха, в котором свиста больше, чем углекислого газа.
[indent] Кто-то треплет его за плечо. Кто-то говорит, что все закончилось. Что он может идти домой. Что он сделал все, что мог.
- Эй, дружище, ты в порядке?
Он молча отмахивается, даже не видя лица. Черт его знает, кто там возится рядом. Все какое-то серое, туманное, приправленное бетонной пылью и липкими алыми пятнами. Одежду проще будет выкинуть, чем отстирать. Его самого, пожалуй, тоже давно пора утилизировать.
Бесполезный.
Первая мысль жалкая, глупая - прямиком направиться к Аластору и вывернуть душу. Чтобы услышать только, что не прав. Что есть польза. Что не смотря на все смерти, выживших гораздо больше. Спасенных. Его, в том числе, руками. Но мысль эту Карадок отметает через секунду же. У Муди и так дел по горло, возиться со взрослыми мужиками, опустившими руки, явно последнее в списке.
Если вообще в нем есть.
Вторая - еще глупее, выползшая из дикого страха снова не успеть вовремя. Сгрести бы Нолли в охапку и спрятать подальше от происходящего, от мужа ее дурного, от ее же жертвенности и надежды на лучшее. Но это ведь не его дело. Она ведь не просила об этом.
Они ведь не друзья даже.
[indent] Стопку. Другую. Повторить. От градусной мути вскрыться скорее хочется, чем получается забыться. И мысли в голову лезут дурные. Злые. Яростные.
Он не герой, чтобы в этом всем вариться. Нет у него этой способности стойко все переносить, подняв голову. Находить в себе силы ради других. Пусть другие сражаются, кто-нибудь получше быстро найдется. Ему то уж точно не стать подходящим. И глупо пытаться было.
[indent] Ноги сами несут куда-то, руки сами крутят волшебную палочку. Лишь что-то заставляет оставить портал в самом очевидном месте. Что-то, у которого есть еще желание вернуться. Услышать, что справятся - вместе.

[indent]  [indent]  [indent] < ... >

[indent] Там, чуть дальше от Порт-оф-Ментита, не то маяк, не то его подобие. Пустынное. Живи, сколько хочешь, только подлатай крышу, да забор поправь покосившийся на заднем дворе. Рыбные сети неплохо было бы распутать, ну и не забывай следить за озером.
Карадоку недели достаточно, чтобы припрятать палочку куда подальше и с новой жизнью обвыкнуться. Обычной, маггловской.
Он даже может спать по ночам, не видя перед глазами лица мертвой девочки.
Майлан смотрит с укором. Стоит по пояс в августовской воде Ментита и молчит. Знает, что бесполезно спрашивать.
Все кончено.
Он сам, похоже, тоже закончился.
В отпуск решил отправиться и никого не предупредил?
Майлан ухмыляется совсем не добро, когда голос Муди прорезывает озерную тишину. Карадок закрывает глаза, вдыхает глубоко и оборачивается, не обращая внимания на растекающийся по лицу жаром стыд.
Ты в курсе, что сейчас война и люди каждый день пропадают? Мог хотя бы записку у привет-ведьмы оставить, чтобы мне не пришлось тебя по всей стране искать.
- Прости, - только и может сказать в ответ. Не отступая, но голову пряча.
[indent] А что сказать? Что жаль? Что сил больше нет бороться? Не ему говорить это, не Аластору. Тот работает больше, во всем том дерьме завязан в разы сильнее, и никогда себе слабостей не позволяет. Перед такими не признаются в слабостях или трусости, с таких пример берут. Гордятся. Аластор в его глазах - герой. Он сам - бесполезный трус, невесть каким образом еще и продержавшийся так долго.
- Не надо было искать.
Сквозь недельный вакуум мешаниной прямо на голову все сваливается, яркими картинками возвращаясь. Переулок, мертвая девочка, разбитое в кровь лицо мужа Нолли, сама Нолли, рыдающая в голос за стенкой. Майлан с лужей воды под ногами.
Знаешь, скольких ты не спас за эту неделю?
- Заткнись, просто заткнись, - бормочет Карадок себе под ноги, ладонью вытирая лицо. - Не могу я так больше, Аластор. Хватит, просто хватит. Невесть какая потеря, тот же Роджерс сможет сделать больше и без лишних проблем.
Кто угодно. Любой стажер из Мунго, по сути. С радостью, альтруизмом и верой в лучшее. Силами, надеждой и прочим бредом, которого в нем конкретно и капли нет.
- Не трать свое время. Я того не стою.
А за спиной Майлан разочарованно вздыхает.

0

35

пайпер макфасти ждёт

a day to remember — resentment
https://i.imgur.com/ZxYCbit.gif https://i.imgur.com/9fYA5IT.gif https://i.imgur.com/TD3ynro.gif

mac-fucking-fusty clan
[30+; pb, драконологи (?), лояльны сестрице ♥; —// внешность: самые красивые]
dayton [m.fassbender], rigby [a.hammer], winston [b.holbrook], theo [r.madden], andrew [t.egerton]

гиф би лайк:

дайтон: к нам едут драконоборцы, тяните жребий
пайпс: /агрессия/
ригби: у меня тут столько дел, мне пора, уже опаздываю
уинстон: /похмелье/ я ем, отвяжитесь
тео: /вытягивает короткую/
эндрю: гыгык

дамы и господа, макфасти во всей их красоте и многообразии: драконологи, красавцы, наследники гебридов и просто хорошие ребятишки ( вот они, мои любимые btc слева направо: дайтон, ригби, уинстон, тео и эндрю ).
категорически пытаюсь закончить с шуточками, но выходит не очень, поэтому продолжу как есть. я ищу моих дорогих братье в количестве пяти штук. я старалась не расписывать ваши характеры ни в анкете, ни в постах, чтобы оставить побольше пространства для манёвра. имена махнём, внешности - тоже, неприкосновенной останется только ваша любовь ко мне ( самый важный пункт собсна ) и, так уж и быть, к драконам. вы можете иметь какое угодно отношение к своему предназначению и наследству в виде заповедника: можете ненавидеть всё это и мечтать сбежать, можете гордиться, а можете и вовсе быть равнодушными. можете строить свою жизнь вокруг архипелага и семьи, а можете упорхнуть их этих холодных пут сразу по окончанию хогвартса. вы вольны делать с персонажем всё, что угодно. можете быть очаровательным проёбой, можете быть ответственным и успешным, можете быть шутом и ловеласом, можете быть замкнутым и нелюдимым, а можете всем и сразу. семья у нас большая, если не сказать огромная — вырасти вы могли какими угодно, найдём место как стеклищу, так и шуточкам ( акция два в одном. не пропустите - купон в гостевой ).
по мере вашего прихода — а я верю в лучшее — каждый из братьев будет обрастать деталями и имена, скорее всего, тоже закрепятся, так как будем часто упоминать их в постах. из этого следует: чем раньше вы придёте, тем больше мы с вами придумаем вместе; это не шантаж, но немножко да, у меня есть нож, вот, посмотрите —  https://i.imgur.com/vYbxEow.png


в большей степени я разыскиваю братишек, но, если вы хотите носить гордую фамилию макфасти, всегда можно: 1. за одно из этих чудовищ выйти замуж, 2. стать кузеном/кузиной по линии батеньки. семья макфасти большая ( я в заявке взяла только дитяток своих родителей ), у отца есть сёстры / братья, так что примазаться можно с какой угодно стороны. вы только, пожалуйста, примажьтесь ♥
я вас обязательно одену, по голове поглажу и всё-всё тут покажу и расскажу, а это мем с котиком, чтобы надавить на жалость:

мем с котиком

по размеру/скорости подстроюсь под общее. тут много воды, берегитес, читайте поперёк

now we both got our battle scars
n o w   w e   b o t h   g o t   o u r   n e w   p o i n t   o f   v i e w s
( sorry, i'm not sorry )

[indent]  [indent] Чёрная водолазка дотягивается до горла, огибает его — плотная ткань не пускает наружу страхи, расходится по плечам, окутывает их, зализывает раны, по локтям скользит и до самых запястьей доходит; она прячет под собой слабости, которых Пайпер себе позволить не может. Она всё время тянется рукава закатать, но лишь сильнее их вниз одёргивает — п р я ч е т с я — ничего не должно ей напоминать // ничто не должно убеждать её в том, что страхи в душе её ещё живы. Вместо этого она надевает высокие перчатки из драконьей кожи, как будто собирается прикоснуться к огню // она не собирается, но об этом никто не должен знать. Пайпер ведь храбрая ( т а к ?), Пайпер ведь сильная, смелая, бесстрашная, Пайпер ведь всё нипочём ( т а к ? ) — с готовностью кивает и рвётся вперёд, даже когда спрятаться хочется. На месте ожогов где-то кожа светлее, а где-то едва ли не пунцовая; сколько мазей не используй, столько не прикладывай трав, сколько ни пей зелий от колдомедиков — кожа восстанавливаться отказывается; Пайпер ожоги не от других скрывает — ей не стыдно, драконологи все ранами разукрашены ( братья шутливо взлохмачивают волосы младшей сестрицы, лежащей уже которую неделю на больничной койке, смеются, что теперь она настоящая МакФасти ), Пайпер скрывает их от себя. Они — напоминание лишнее о том, что она не неуязвима; её кожа тонкая, на ней не наложена древняя магия, защищающая от всего на свете, у неё нет клыков, нет крыльев и даже хвоста, лона не всесильна — всю жизнь уверенная в обратном.

[indent]  [indent] Пайпер набрасывает на плечи кожаную куртку, неловко в узкие рукава просовывает руки и вооружается палочкой — её единственной защитой; как глупо — раньше она об этом не думала; раньше она не боялась. Это — вся её жизнь, драконы, этот заповедник, эта семья, она себя без этого не представляет — она  ч а с т ь чего-то большего, чего-то целого, она не может быть самой слабой частью, она не может быть уязвимой. Она с малых лет себе в голову втравливает мысль — бороться, она себя с детства учит тому, что нельзя сдаваться, что нужно л у ч ш е й быть едва ли не во всём. Она не слабость, она не кисейная барышня, она с детства с огнём сражалась и на драконах верхом, как в сказке — она  н и ч е г о  не боялась, а теперь, кажется, саму себя.
[indent]  [indent] Самоуверенность излишняя всюду МакФасти сопровождала; она за ней следовала по коридорам Хогвартса, когда маленькая девочка с двумя жидкими светлыми косичками ураганом по ним неслась, чтобы на урок успеть и по дороге неповоротливому старшему братцу подзатыльник отвесить / она за ней следовала на каждом занятии, когда без поднятой руки говорить начинала, потому что ей разрешение не нужно ( минус пять очков Гриффиндору, мисс МакФасти ), на что она фыркнет: ответ ведь был правильный / она за ней следовала всю стажировку в заповеднике, когда наставник учил, как самку от самца отличать, а Пайпс в ответ дерзила — я знаю, знаю, з н а ю. Самоуверенность барьером непреодолимым, ехидной ухмылочкой и пронзительным взглядом, самоуверенность — бронёй, которую она сейчас надевает и снимать ни за что не собирается // она иначе развалится.

[indent]  [indent] Выходя из небольшого дома, она все сомнения и страхи там оставляет; ей нельзя бояться, когда рядом драконы, ей нельзя бояться, когда рядом семья — они её сразу раскусят ( и те, и другие ), они её сразу поймут: одни — отстранят, на реабилитацию снова положат, а она без работы больше н е  м о ж е т, другие — просто не будут слушаться. Пайпер широким шагом направляется к административному зданию заповедника и у неё есть по крайней мере минут двадцать, пока она воюет с ветром и лёгкие воздухом наполняет, чтобы вновь сталь обрести и не дать слабости проявиться. В помещение она влетает — как всегда; она вечно носится, ходит быстро, едва ли не бегает, за ней снуёт ветер, путается в волосах, поднимает косу и высвобождает короткие пряди у лица, — за собой принося пресловутую самоуверенность, благодаря которой ей удаётся осанку прямой сохранить, а во взгляд привычное бесстрашие поселить. По коридорам к кабинету следует, без стука влетает к одному из братьев, разваливается на кресле напротив и морщится: «фу, Эндрю, опять здесь всё провоняло кофе!» — запаха она этого не выносит, кофе ни в каком виде не приемлет, в любой непонятной ситуации предпочитая чай: чёрный, очень крепкий, с тремя ложками сахара, кружка такого ( самая огромная ) всегда у неё в руке ( иногда — часто — внутри ещё и бурбон ).
Когда там должен приехать этот придурок из министерства? — громко глотает горячий чай / сколько её не ругай — не перестанет ( ну ничерта от леди ). Драконоборцев она иначе, как придурками не зовёт — переняла от отца и с гордостью продолжает, не унимаясь лет так с пяти.
Завтра, Пайпс, завтра. Сегодня новенькая из румынского. — напоминает Эндрю, что в бумаги зарылся и носа из них не показывает.
Ясно. Много заказов? — бросает любопытный взгляд на бумаги, чуть приподнимаясь с места. Брат беззвучно, одними губами произносит бранное слово и головой качает устало. Пайпер из его рук нагло вырывает один из свитков, податливая бумага едва ли не рвётся, изучает, пробегаясь глазами и возвращает обратно: «скукотища». Она остаётся в кресле сидеть, развалившись, покачивая ногой и хлюпая чаем. Она брату продолжит действовать нервы, а потом в этом кресле и останется работать, кабинета собственного отрицая существование — она же не одна из этих помоечных министерских крыс, она не станет весь день за запертой дверью сидеть и пылью дышать от старых свитков и книг. Пайпер заканчивает аккурат к приезду новенькой, разгребает несколько писем, надиктовывает прыткому перу сколько нужно чешуи для очередных — очень важных! — нужд прохиндеев из министерства; она эту часть своей работы не слишком-то жалует ( как жаль, что она — большая ), куда сильнее ей нравится драконов усмирять, новых принимать и с детёнышами возиться; ей о времени подошедшем напоминает Эндрю, который из-за стола наконец-то встаёт, последние несколько часов в одном положении проведя, и ведёт за собой за собой. Пайпер ему ехидно в спину шепчет: «вау, ты оказывается умеешь ходить, я думала так и застынешь крючком».

[indent]  [indent] Они к кабинету Тэда следует, который и должен был девушку новенькую встретить; Пайпер украдкой заглядывает в папку, что уверенно держит в руках Эндрю — Сара Рэндалл, хмыкает: ну, посмотрим, кто ты такая, Сара Рэндалл. Чужаков в заповеднике МакФасти не жаловали, прямо скажем, а Пайпер была в числе первых, кто не давал спуску любому, кто в число поголовья её семьи не входил; доверяться не привыкшая, с острова редко вылезающая, для неё все — чужаки, кто с ней десятки лет бок о бок не провели. Она обязательно новенькую проверкам подвергнет, обязательно проверит, из какого та теста, сможет ли девчонка с гебридским чёрным поладить; она почему-то думала, что это понять ей труда не составит. Сара Рэндалл / Сара Рэндалл / Сара Рэндалл, она имя это в руках крутит, примеряет, пока, наконец, с этой знаменитой Сарой Рэндалл глазами не сталкивается — смешок срывается с губ, старший брат её одёргивает, думая, что та снова издёвку задумала. Только Пайпер эту Сару Рэндалл лучше других знала — от Сары и от Рэндалл, собственно, там ничерта и не было, — она училась с ней на одном потоке, она прекрасно осведомлена о том, как та жизнь свою выстроила; д ж о р д ж и а  с л а г х о р н — виднеется в улыбке / в глазах / в сложенных на груди руках Пайпер // неужели ты думала, что я тебя не узнаю, д ж о р д ж и а?
[indent]  [indent] Пайпер молчит, ей это нечеловеческих усилий стоит, она привыкла всю правду вываливать с порога, ни на что не оглядываясь, но здесь, здесь ей были интересы тайны Джорджии: что её привело в Шотландию? что вырвало из уютного семейного гнёздышка? МакФасти смотрит с издёвкой, с вызовом, нагло и прямо — с а м о у в е р е н н о с т ь, — но молчит, решая, что для выяснения всего возможность ещё предоставится, а пока она может вдоволь цирком насладиться и наблюдать, как девушка назад пятится и слово вставить пытается, пока деятельный Тэд её со всех сторон информацией обкладывает. МакФасти делает глоток из своей огромной кружки и улыбается — пусть остаётся; здесь, на своей территории, она её точно обставит.

[indent]  [indent] Остаток дня всё также в кабинете Эндрю проводит, но только больше не работой занята, а мыслями, которые поведение Джорджии разгадать пытались. Пайпер из мыслей её прогнать не может, загадку раскусить хочет, раскрыть и обличить перед всеми — она чует подвох, чует тайну, словно зверь, где-то нутром ощущая опасность, которая от Слагхорн исходит. Из мыслей её достаёт неразборчивые слова брата.
А? — смотрит с непониманием.
Выпить, говорю, пойдёшь? Чего задумалась-то? — по-простецки Эндрю над ней виснет, почёсывая затылок.
А, да, конечно пойду, — вскакивает с места, вытягивается, как струна, — ничего я не задумалась, отстань. — фыркает и вперёд брата несётся. Неподалёку местечко небольшое, почти семейное. В нём отдыхают местные драконологи, их семьи и забежавшие на остров гости, коих немного, по пальцам за год пересчитать; каждый раз они для хозяйки паба — событие, она вьётся вокруг них, расспрашивает и угощает не меренным количеством пива. Местные говорят, что через этот обряд должен каждый пройти, кто к ним прибывает. Значит, он неминуем и для Джорджии; Пайпер этой мысли улыбается, нос в стакан пива опускает, скрывая от остальных свои мысли.
[indent]  [indent] Новенькой везёт, её первой МакФасти замечает, ловит в дверях, следует глазами за ней к стойке, читает слова по губам, будто рядом стоит, и буравит, надеясь, наверное, дыру в той прожечь. В Пайпер недовольство рождается: почему она ещё не убежала, поджав хвост, почему не убралась вон с чужих земель, почему ведёт себя так свободно, [float=right]https://i.imgur.com/uF23C41.gif[/float]почему не боится, почему продолжает на Сару отзываться. Пайпер во взгляд злость подмешивает. Слагхорн первой заговаривает, также нагло, также самоуверенно, также развязно, словно им по пятнадцать и они вновь что-то в коридоре Хогвартса не поделили. Пайпер делает глоток из бутылки и глаза закатывает / Изольда. Та смотрит с вызовом, смелость себе свою вернув и легко ею теперь жонглируя; н а д о л г о — цепляет это слово и растягивает его // фальшивое насквозь. Как и вся Слагхорн. — Тэд, — внимание брата привлекает, глоток прикончив, — сюда идёт Элспет, — толкает его в бок локтём и кивает на владелицу бара, что их издалека заприметила, — она сейчас нашей новенькой присядет на уши часа на три, отвлеки её, давай. — в спину его беспощадно толкает и смешок давит в кулаке. Удостоверившись, что два одиночества Элспет и Тэд состыковались на достаточном от девушек расстоянии, МакФасти на знакомую поворачивается вновь.
Ну,  С а р а  Р э н д а л л, — смеётся, деля буквы на равные части, —[float=left]https://i.imgur.com/i0HylOz.gif[/float] с фантазией у тебя всегда были проблемы, хоть бы Изольдой и назвалась, честное слово. — глоток пива, — От кого бежишь, С а р а, насолила румынам? Обчистила Гринготтс? — щурится, приближаясь, — Аааа — протягивает восторженно на вдохе, — неужели убила кого-нибудь? Муженька своего прибила, да? — улыбается, головой качает в выдуманном сочувствии, — Зря ты так с ним, святой человек должно быть, раз тебя, горгулью, столько терпел.
Здесь-то ты чего забыла, Сарочка? — с презрением отточенным за годы взаимной ненависти, — Не лучшее место для того, чтобы спрятаться. Здесь тебя быстро раскусят. — глоток пива, взгляд наглый, с а м о д о в о л ь н ы й.

0

36

флоренс паркинсон ждёт

https://i.imgur.com/YVcRp7R.gif  https://i.imgur.com/HudP3QX.gif

mr & mrs Patil
[1942, R’60, Mungo + unemployed, Ministry; —// rahul kohli & tina desai]

они знакомы с детства - в школе подружились, а может семьи общались и до этого. так легко сойтись, так легко найти много общего: они строят планы о том, что будут делать после школы. они собираетесь изменить мир, они наверное смогли бы, хотя бы немного: в обоих есть что-то особенное; талант, который бессонные ночи в библиотеке умножают только.
они смогли бы, но семья патилов пытается ассимилироваться: уже несколько поколений в англии, но своего места занять все еще не удается, несмотря на чистокровный статус. они смогли бы, но их родители решают иначе: пара месяцев с выпуска проходит, когда ей приходится свадебное платье примерить. его старший брат - ирония глупая, но зато в семью входить не так страшно, когда есть что-то знакомое, что-то, что уверенность определенную дает.
между ней и мужем понимание устанавливается. любви нет, но, наверное, не должно быть: традиции английские подозрительно схожи с договорным браком, привычным вашим линиям. она рожает детей, она обожает детей. она свыкается с мыслью, что теперь у нее - муж, что это - навсегда. в английской аристократии привычно, что жена занятия собственного не имеет, жена домом занимается: она подчиняется послушно. у нее желания есть тоже, но любовь к семье своей, стремление угодить их прихоти - сильно достаточно, чтобы ее ограничить.
он не задумывается об этом слишком сильно, он втайне рад - ему нравится, что родители именно_ее выбрали. ему нравится, что она теперь его семья.

они оба разрушены, уничтожены оказываются, когда вести о потере приходят. она теряет мужа, он теряет брата. их семья теряет все: в связи с подозрениями во взаимодействии с пожирателями - активы все арестованы. он заботиться о ней как может, он теперь наследник, на нем бремя лежит, да и дружба их линией протягивается со школы - и на всю жизнь. он поверить не может, что его семья может быть в нечто подобное вовлечена, но ее винить не в чем. она не виновата, он себе из раза в раз повторяет, прежде чем начинает подмечать мелочи, прежде чем выводы собственные делает. она не виновата - он сам себя убеждает, прежде чем ее за руку поймать: « ты   з н а л а ?   » 


будем честными - в тиночку не_крашнуться невозможно. што касается мистера патила - я сериал может быть и не смотрела, но мой аргумент заключается в следующем: вот в этом
но вообще внешности меняйте конечно, все меняйте, персонажи ваши я молчу!!!
общая идея: она выходит замуж за старшего брата школьного друга, тот оказывается замешан в делах не то, чтобы очень приличных. когда муж умирает, на всю семью подозрения падают - он берет ее под свое крыло, ее и ее детей - он им отца заменить не стремиться, так выходит, случайно совершенно. потому что она его подруга, потому что его брат был его мужем. он не сразу уверяется в том, что брат в чем-то нехорошем участвовал; он точно_не_сразу подозревать начинает, что она в курсе была, но это границу между ними проводит - уже вам судить - удасться ли ее преодолеть.
лично я просто бессовестно хочу себе однокурсников и приятелей

пример вашего поста

Она Беллу вне привычного контекста видела редко крайне - это, кажется, третий раз, когда они остаются наедине. Лестрейндж умеет быть собранной - всем своим видом демонстрировать то, что и должно жене министра будущего. Изящество, стабильность: во время вечеров званых Флора, порой, ловит себя на мысли о том, что из приятельницы, кажется, с рождения будущую первую леди готовили - так хорошо все этой ей дается. Не знает, удалось бы ей самой себя подобным образом держать, если бы Тео в свете софитов вечных оказался, если бы за каждым шагом пророк следил, каждое слово неудачное - мусолил неделями.
У Беллатрикс все это выходит превосходно - она рядом с Рудольфусом смотрится партнером полноценным: на фоне остальных кандидатов семья их выглядит, разумеется, выигрышно.
Она Беллу вне привычного контекста видела крайне редко - привыкла к ней другой совсем, поэтому неожиданным оказывается то, как движения ее резковатыми излишне становится, как на лице эмоции читаются, плохо скрытые.

- Нет, помню, помню, конечно, никакой амнезии, - девушку успокаивает с улыбкой на губах, тон полу-шутливый, легкий, потому что Белла слишком напряженной кажется и Лоре хочется это самое напряжение облегчить, - но - это свойство человеческого организма. Он забывает боль - своеобразная анестезия, в особенности полезная женщинам: если бы мы помнили в точности процесс родов - дальше одного ребенка никто бы, наверное, не пошел, - так себе, конечно, утешение, поэтому Флора продолжает поспешно, мысль заканчивая, - но у каждого все проходит индивидуально - кто-то по утрам мучается, рожает тяжело, у кого-то беременность и роды совсем легко проходят. Если тебя токсикоз не мучает - знак уже хороший. Да и зелья обезболивающие - никто не отменял, нужно только договориться о них предварительно с твоим целителем.

Сама Лора этот момент с сыном упустила - потом настойчиво и упрямо доказывала всем, что не забыла, а хотела просто напросто "испытать все прелести материнства" - на этот раз подобной ошибки она допускать была не намерена, позаботилась обо всех договоренностях, несмотря на то, что до родов оставался еще добрый месяц.
Аргумент, кажется, не особенно успокаивает девушку, у той тревога в глазах остается, вопросы нервным тоном.

- Я в порядке, - Флора заверяет, хотя понимает, что выглядит - честно - так себе, во всяком случае по своим собственным стандартам. Потерявшая вес во время болезни (она ведь и так была хрупкой достаточно), с животом, который на фоне худобы болезненной еще более раздутым кажется. "В порядке" - термин относительный: наверное, не должно быть так тяжело себя на ногах держать, наверное, не должна так сильно кружиться голова. Целители говорят - она жизнь сохранила скорее всего именно благодаря ребенку, только сейчас у Флоренс ощущения, что ее девочка наверстать упущенное пытается, все силы высасывая. Она дни считает нетерпеливо, когда это закончится, когда жизнь можно будет в нормальное русло вернуть - стыдиться этих мыслей, потому что помнит, что с Маттео было по-другому.
С Маттео рожать было страшно, от себя отпускать: ей казалось суеверно, что она какую-то нить обрежет, связь невидимую, которая между ними существовало; ей казалось, что они с сыном так близки никогда больше не будут. Может - опыт сказывался, но только с Пэнси все ощущается иначе совершенно.
"В порядке" - термин относительный, Флора себя в порядке не чувствует, но сомневается, что причины этому могут для Беллатрикс актуальными оказаться.

- Но у меня есть опыт, - она продолжает, взгляд, устремленный на девушку - пытливый, тон - осторожный. Спугнуть не хочет: если ты доверишься мне, если расскажешь, что не так - я помогу, транслировать пытается, - я понимаю - первая беременность тяжелая всегда, слишком все в новинку оказывается. И у каждой волшебницы - тревоги свои, - она чашку с блюдца поднимает, делает глоток. У всех тревоги свои - сама Флора боялась больше всего, что не сможет любить как надо, не сможет дать все, что ребенку нужно будет, все, чего самой в детстве не хватало так сильно. Что-то ей подсказывает, что Беллу боль и прочие неприятные физические ощущения тоже волнуют далеко не в первую очередь, - расскажешь, что тревожит тебя?
Пауза небольшая: Лоре хочется сказать что-то еще, что-то, что обстановку разрядить может, сделать ее более дружелюбной, той, в которой Белла ей довериться сможет. Улыбается хитро, лицо за чашкой пряча:

- Пожалуйста, скажи мне, что ты не переживаешь из-за того, что располнеешь и Рудольфусу это не понравится, - почти шепчет заговорщически - Паркинсон солгала бы, если бы сказала, что сама не думала об этом тогда, когда Маттео вынашивала, если бы заявила, что не бросала тревожных взглядов в сторону девочек, которые глаза мужу строили, пока Тео не видел. Ей достаточно быстро после родов удалось вес в норму привести, фигуру вернуть, которая до появления сына была, но все же, - потому что если ты считаешь, что ему подобное может прийти в голову - предупреждаю сразу, за такого кандидата я голосовать не собираюсь, - чуть голову наклоняет, чуть хмыкает, ждет реакции, ждет ответа правдивого о том, что у Беллы на душе на самом деле.

0

37

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
LEA SEYDOUX
https://media1.giphy.com/media/HKN2dIWKcqaxG/giphy.gif

ой-ой, будь кем угодно, только приходи. могу связать с обществом бедствующих волшебниц, пищать с твоей акцента и раскуривать с тобой сигары. а могу играть врага. все могу, ты приходи главное

0

38

юджиния дженкинс патронусит

я могу вот так вот →

TESSA THOMPSHON
https://i.imgur.com/ptWeU0i.gif

TAYLOR RUSSELL
https://i.imgur.com/0jNXc3Q.gif

← вот так вот

вот так могу →

ZENDAYA
https://i.imgur.com/WosQdl2.gif

девочки, я пока не знаю, предложить вам шэклболт, сделав родственницами, или все-таки остановиться на идее того, что вы из разных семей, но собрались вместе, чтобы противостоять не только войне за чистоту крови, но и предрассудкам. очень хочу что-то подобное, интересное, неоднозначное, готова отыграть нпс и сопровождать в играх, а также делиться графикой. просто приходите, мы обязательно что-то классное придумаем ♥

0

39

джорджиа слагхорн ждет


slughorns' family

https://i.imgur.com/bg7q8la.gif
https://i.imgur.com/Fq7nuc8.gif https://i.imgur.com/pQFbx5h.gif https://i.imgur.com/xgWYWAo.gif https://i.imgur.com/hYvw7Ie.gif https://i.imgur.com/XTDE29y.gif https://i.imgur.com/m0ujajH.gif https://i.imgur.com/XENTfAo.gif

dakota1933 ; hyperion1930 ; geraldine1930 ; jack1948 ; daniel1948 ; daisy1960 ; gennyfer1951

DEATH EATERS / ORDER OF THE PHOENIX / MINISTRY OF MAGIC ; МЕСТО РАБОТЫ НА ВЫБОР

D A K O T A / / J O N E S1933
FC: HALEY BENNETT

H Y P E R I O N / / S L U G H O R N1930
FC: NIKOLAJ COSTER-WALDAU

G E R A L D I N E / / S L U G H O R N1930
FC: AMY ADAMS

младшая сестра джеральдины ; всю жизнь хотела красивой сказки, а заполучила мужа сестры и двоих детей, которые по документами к ней никакого отношения не имеют

младший брат горация ; никогда не верил в любовь, но зато знал, что от него требуется для поддержания статуса рода ; заимел четырех детей от двух сестер

старшая сестра дакоты ; терпит наглость мужа и младшей сестры, воспитывая двух бастардов, как своих родных детей ; не ждет у моря погоды, сама вершит свою судьбу

J A C K / / S L U G H O R N1948
FC: ED SKREIN

D A N I E L / / S L U G H O R N1948
FC: ZAC EFRON

наследник семьи ; родной сын хипериона и джеральдины ; планирует унаследовать бизнес отца, имеет в собственном шкафу немало скелетов ; в плохих отношениях с дэниелом и большей частью семьи

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывался джеральдиной ; хороший парень, отказывается знать и знакомиться с дакотой, поддерживает во всем приемную мать и семью

G E N N I F E R / / S L U G H O R N1951
FC: HILLARY DUFF

D A I S Y / / S L U G H O R N1960
FC: JOSEPHINE LANGFORD

родная дочь хипериона и джеральдины ; в плохих отношениях со всей семьей, кроме дэниела ; очень сильно не любит дейзи, сбежала из дома после окончания хогвартса с кем-то, кого скрывает от родственников

бастард хипериона и дакоты, но с детства воспитывается джеральдиной ; в хороших отношениях только с дэниелом, терпит издевательства старших сестер ; хочет познакомиться с матерью, вряд ли хороший человек

Когда они произносили клятвы, она знала, что ничем хорошим их союз не закончится. У нее чересчур дерзкий характер, а он не любит, когда его перебивают. Только их привычки никого не интересуют, да и сами Хиперион и Джеральдин черту дозволенного не переступают, потому что растили их по-другому. Уважение друг другу в них так и не появляется: чем дольше они под одной крышей живут, тем больше разница между ними становится заметной. Но кого волнуют такие мелочи, когда на дворе сороковые, а Гриндевальд пытается захватить волшебный мир.
Джеральдин рожает первенца, а спустя время узнает, что Хиперион связался с ее младшей сестрой. Джеку нет еще и года, когда на свет появляется Дэниел и получает фамилию Слагхорн. Дакоту отправляют в Испанию, а Джеральдин осознает правила игры, которые устанавливает не она, а своевольный Хиперион.

/ / /


В семье непростые отношения: отец изменяет матери с ее младшей сестрой. Из-за этого Джеральдина, порой, в себе сомневается, правда никогда не вымещает боли и обиды на детях. У нее есть своя личная жизнь, она счастлива. Хиперион же, наверное, не осознает, как сильно ему с ней повезло.
Когда из дома уходит Джек, недовольный устоями, и рядом остается только Дэниел, всю жизнь пытающийся загладить вину отца, девочки пытаются определиться, что сами из себя представляют. Дженнифер сбегает от семьи вместе с человеком, в котором влюбилась и которого, скорее всего, остальные не одобрят. Она поддерживает отношения только с Дэном, а он пытается все это как-то устаканить.
> В 1978 голу Джоржиа пропадает и признается спустя время погибшей. На деле все с ней хорошо, у нее просто свое стекло, с которым нам всем придется разбираться ♥


наглядная родословная

> hyperion slughorn (1930) & geraldine slughorn-jones (1930)
   > jack slughorn (1948) // СТАРШИЙ БРАТ
   > daniel slughorn (1948) // СТАРШИЙ СВОДНЫЙ БРАТ
   > gennyfer slughorn (1951) // СТАРШАЯ СЕСТРА
   > daisy slughorn (1960) // МЛАДШАЯ СВОДНАЯ СЕСТРА

> horace slughorn (1890) // ДЯДЯ
> dakota jones (1923) // ТЕТЯ

> понимаю, что, возможно, все перечисленное выше может казаться запутанным, но я старалась как можно понятнее все изложить. по всем вопросам помогу, по всем семейным перипетиям - готова обсуждать. все (абсолютно все) можно сменить, буду рада, если у вас появятся какие-то другие идеи для семейных конфликтов;
> хочется большую семью, в которой невозможно все решить разговорами; давайте хоть друг друга ненавидеть, но будем ходить с одной фамилией, кряк
> джо сбежит из дома и все подробности конкретно ее биографии расскажу лично. остальные ребята на усмотрение игроков, что у вас там и как, кого любите, а кого ненавидите - feel free to choose the side;
> абсолютно любого из огромного семейства готова забрать в игру и ввести в курс сюжета!
> не пишу часто, но пишу всегда; размер постов от 4к, третье лицо. на частоту игры не смотрю, ни к чему не обязываю, просто забирайте ребят!

пример вашего поста

. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .
i become one with my demon
M Y     D A R K     S I D E     K E E P S     M E     A L I V E
https://i.imgur.com/cHlPXPc.gif
. [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] . [indent] .

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она пальцами по своему предплечью проводит, подушечками очерчивая края черной метки, что едва заметно колыхается. д ж о р д ж и а / она заворожено следит за тем, как искры из палочки вылетают, до цели добираясь в считанные мгновения. д ж о р д ж и а / тени шепчут ее имя, когда его ботинок в живот упирается, а с губ кровь сплюнуть не получается. Она бежит не сразу. Далеко не сразу вещи собирает и несколько лет живет с убеждением, что когда-нибудь он перестанет. Аттикус каждый раз, правда, удивляет и с новым ударом все больнее проходится по старым ранам. Джорджиа когда-то считалась красавицей: у нее волосы всегда были в аккуратную прическу собраны, под ногтями не скапливалась грязь, а туфли обязательно с каблуком да повыше. Она всегда была чересчур леди, когда проходила по коридорам Хогвартса, книги держала одной рукой, а второй обязательно кого-то обнимала и рядом с собой удерживала, потому что нашептывать так проще было и легче. Ее когда замуж отдают за Гойла, Слагхорн радуется. Она с ним общий язык быстро находит еще в школе, когда седлает в очередной раз метлу и на несколько часов от привычного облика леди избавляется. У нее ветер в волосах путается, Джо их каждый раз в тугой хвост завязывает, чтобы не мешались. Но однажды Пайпер за него ухватывается и не только ей бедро ломает резким толчком, но и здоровый клок выдирает. С тех самых пор Джорджиа волосы бережет и при ссорах с Аттикусом сразу же за ворот прячет — чтобы ухватить не успел.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она по лесу бежит и слышит, как он позади ее имя кричит. Аттикус с ума сходит, у него демоны в глазах пляшут, а причины поступкам последние пару месяцев и вовсе сложно найти. Джо во всем винит наказания Темного Лорда: несколько круцио подряд, да еще и принуждение к самобичеванию — он пытается на ней отыграться и боль свою заглушить. д ж о р д ж и а / у нее в ушах сердце ухает, и она за куст ныряет, впопыхах пытаясь нащупать порт-ключ, который обманом оформляет на чужое имя. Портсигар щелкает, и Слагхорн после себя оставляет только вихрь листьев, которые поднимаются от аппарации. д ж о р д ж и а / кричит Аттикус в лесу неподалеку от поместья, а она уже по улицам Бухареста идет, заколдованную сумку к себе прижимая и пытаясь найти тот самый магический переулок.
Она обменивает галлеоны, покупает карту и все необходимые принадлежности, спрашивает дорогу до заповедника и спустя пару дней у ворот его останавливается - д ж о р д ж и а выжила.

[indent]  [indent] Она проводит в Румынии несколько лет. У нее волосы теперь всегда распущены, на затылке только хвост небольшой виднеется, когда кто-то хочет найти ее сквозь кустистые заросли. Гойл меняет имя — теперь ее зовут Сара Рэндалл, и откликается она исключительно только на него. Привычка вырабатывается быстро, и она этому рада — чем дальше от себя прежней бежит, тем больше себя настоящей чувствует. Джо этого объяснить не может и перчатки снимает только к вечеру, когда справляется с осмотром пары самок и остается на несколько часов и с утепленными яйцами. Она на свои ногти обязательно смотрит — под корень практически обрезанные, — а потом шепот слышит отдаленный, который слишком на ее бывшего мужа походит.

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не отличалась терпением: она добивалась того, чего хотела с самого Хогвартса. Слизерин ее встретил распростертыми объятиями, а Слагхорн успела занять лучшую постель прямо у окна, за которым ничего, кроме темноты Черного Озера, видно не было. Гриффиндор она ненавидела так же сильно, как и желала смерти Пайпер МакФасти, которая умудрялась ей дорогу переходить в каждом сдвоенном предмете. Слагхорн, порой, в школьные будни вернуться пытается, переосмыслить что-то, задуматься, но всегда на одно и то же воспоминание натыкается: у нее переломана практически вся левая сторона тела, есть не получается, а на соседней койке лежит Пайпс, которую туда положил директор, считающий, что только так они смогут найти общий язык. Джо этот момент почему-то кажется донельзя глупым, она из раза в раз рассказывает его новым знакомым, но никто на шутку не реагирует — возможно, просто язык не до конца выучила и передать всю иронию не смогла.
Она заявку подает в заповедник МакФасти, когда пьяная и в очередной раз пытающаяся вытеснить страхи, вспоминает, что когда-то Пайпер сказала, что ей дорога туда заказана — братья ноги переломают, а родители обязательно добавят. В чем-то, наверное, она была права: Джо была отвратительным человеком и таковым и осталась. У нее в одной ладони бутылка зажата, из которой она глоток за глотком делает, а в другой перо между пальцами перекатывает, когда весь свой опыт расписывает и умудряется даже не приврать.

[indent]  [indent] Возвращение в Англию — плохое решение.
Джорджиа в этом уверяется, когда вновь влажный воздух вдыхает, благодаря попутчика и оказываясь посреди Гебридских островов. Но Темный Лорд ее вызывает на задания, и дальняя трансгрессия лишает сил. Да и из заповедника МакФасти приходит приглашение и хорошее предложение — отказываться от него грешно, ведь она последние пару лет живет исключительно на заработанные самостоятельно деньги. Гойл отслеживает все ее счета, и она не готова настолько рисковать безопасностью, которую успела выстроить.

[indent]  [indent] Стоит ей пройтись по вязкой земле, которая из-за постоянной мороси и близости к океану, мало чем напоминает поле, как Джорджиа себя вновь ощущает под невидимым гнетом. Она бежит от этих мыслей, от шорохов, от боли, которую не заслужила и которой противостоять больше не может, чтобы спустя три года оказаться с рюкзаком за спиной перед огромным заповедником. Слагхорн голову задирает и ладонью глаза от света прикрывает, чтобы в небе разглядеть хотя бы одного дракона, которыми так заповедник гордится, но ничего ее взгляду не попадается. д ж о р д ж и а / лишь в ушах вновь слышится, когда с влажным чавканьем по траве перешагивает, жалея, что не послушалась рекомендаций и не надела резиновые сапоги вместо кроссовок.
Джо добирается до горы, останавливаясь у ее подножия, чтобы дыхание перевести. Трансгрессией воспользоваться не получится — заповедник окружен антиаппарационным полем, специально построенным для того, чтобы избежать браконьерства и не приглашенных гостей. Только эта мысль ее успокаивает, когда страх вновь к желудку подступает стоит ей осознать, куда Слагхорн возвращается и на кой черт. Она тем самым конвертом, в котором и договор, и приглашения хранятся, себе в лицо машет, чтобы отдышаться и дальше наконец двинуться, когда впереди замечает недовольного гебридского дракона. Он плюется огнем в небо, а не на землю, и Джорджиа шагу прибавляет. Она повадки драконов изучить успевает до мельчайших подробностей, но каждый вид особенен по-своему: хочется предположить, что этот готовится к врачеванию, а не агрессирует на тех, кто пытается ему с земли помочь. Слагхорн у ворот оказывается спустя пару минут, которые дракон парит над заповедником и скрывается по другую сторону горы.

[indent]  [indent] — С а р а, — по буквам проговаривает, когда один из работников заповедника просит повторить ее имя и в журнале своем сверяется, приглашена ли она на территорию. Джо подобная отчужденность невероятно устраивает: Аттикус ее никогда найти не сможет, даже если узнает, что она именно здесь прячется. Ворота перед ней наконец открываются, и она на территорию заходит, лямки рюкзака крепче сжимая. Кажется, заповедник намного больше того, в котором Слагхорн до этого работала. Она успевает насчитать несколько кормушек и шесть пастбищ, которые проходит по дороге до главного здания, где ее ждут. Она по ступенькам взбирается — чересчур массивным на ее вкус, — и у двери останавливается, разглядывая колдографии почетных драконологов. Попасть в Заповедник Шотландии достаточно сложно: во-первых, он скорее семейный, чем открытый для всех желающих, во-вторых, работа с гебридскими драконами требует опыта и вовлеченности в процесс — они считаются самыми опасными после азиатских. Джорджиа уверена, что Пайпер здесь не встретит, оттого даже немного расстроиться успевает / вот видишь, Пайпс, еще и твоим родителям понравлюсь. Она на колдографиях замечает несколько удивительно похожих парней, предполагая, что это и есть те самые братья, которые должны были ей рот с мылом промыть.
Нет, думаю, что там хворосторог, — слышится мужской голос по другую сторону холла. Несколько человек стоят у панорамного окна, с которого открывается вид на еще несколько островов с горами на них. Как правило, драконы именно там устраивают свои пристанища.
Валлийский зеленый, — настаивает девушка, — не станет Мрак с хворосторогом уживаться, — Джо подходит к ним, выглядывая в окно и пытаясь понять, из-за чего происходит разговор. Черный дракон кружит вокруг горы и, судя по всему, сбрасывает еду кому-то снизу.
— Шведский, — вставляет она в разговор, обращая внимание присутствующих на себя, — во-первых, больший шанс, что именно он сюда залетит, потому что климат подходит для его родных мест. Во-вторых, только шведские скрываются в горных местностях, как правило, отдаленных от зелени, — Слагхорн ладонью в воздухе проводит в знак приветствия, — я — Сара, Сара Рэндалл, — ее никто из присутствующих не знает, и она себя уверенно чувствует в компании незнакомых людей. Метка надежно спрятана под несколькими защитными заклинаниями, а на губах красуется улыбка, которую нельзя принять за недружелюбность или хвастливость. Джо протягивает конверт с приглашением парню, который тут же ее за собой в кабинет какой-то ведет.

[indent]  [indent] д ж о р д ж и а / она на полпути останавливается, замечая наконец среди присутствующих п а й п е р. У нее прическа изменилась и сама она выше успела стать. д ж о р д ж и а / нервно руки прячет за спиной, взгляд тут же опуская и устремляясь за парнем как можно быстрее: — извините, произошла какая-то ошиб…
Сара, мы тебя так ждали. У нас тут затесалось два длиннорогих, но никто с ними не работал, а румыны пока не могут согласовать дату принятия двух особей, — прерывает ее, а потом взгляд отрывает от документа, — извини, я Тэд, — руку тянет для рукопожатия, и Джо неловко улыбается, тут же в кабинет его забегая и ладонь пожимая. д ж о р д ж и а / сердце слишком часто бьется, она пытается придумать, как из ловушки сбежать. Чем, блять, думала? Ее же фамилия в названии заповедника. Да и куда ее еще возьмут работать? Блять. д ж о р д ж и а / ей уже тяжело с собой совладать, она на месте топчется, ногти кусая: — Тэд, слушай…
Они обитают на Айлее, мы обычно туда через камины попадаем, — парню совсем не интересно, почему новенькая сказать ему что-то пытается. Но Джо уже получает ключ от дома, в котором расположится, и все необходимые документы. Она из его кабинета сбегает тут же, осторожно пробираясь по коридорам и выбегая из главного здания.

д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а / д ж о р д ж и а

[indent]  [indent] Как бы она ни пыталась от себя сбежать, как бы она ни старалась прошлое позади оставить, Джо все равно сидит в ванной и пальцами по метке, колыхающейся, проводит. Она себя успокоить пытается, что все в порядке будет, что Пайпер ее не узнала и проблем не создаст: крыша над головой есть, хороший оклад, несколько видов драконов. Слагхорн потерять этого не может, ей за работу нужно держаться — она сюда возвращается по причине, а не из-за каприза.
Джорджиа к вечеру выбирается в небольшой паб, который на территории заповедника для местных жителей открыт. Их тут немного и все друг друга знают, но внутри душно и шумно — то, что надо.
[float=left]https://i.imgur.com/YiQ2pyo.gif[/float]— Пиво, пожалуйста, — бармену кивает, по сторонам стараясь не разглядывать, но МакФасти тут же замечает. Она один стакан допивает и второй заказывает, когда наконец в ее сторону поворачивается: — почему ты на меня так смотришь? Призрака увидела? — у нее от хмеля глаза блестеть начинают, и Слагхорн ничего умнее придумать не может, как решает в дурочку сыграть. — Или познакомиться хочешь? — ногу на ногу закидывает.
— Я — Сара, а тебя как зовут? Изольда? — кажется, тон ее голоса не совсем дружелюбный, и          д ж о р д ж и а отворачивается, чтобы еще глоток сделать и в руки себя взять.
Сара, как тебе наши края? — Тэд подсаживается с другой стороны, и она ему кивает с улыбкой на губах: — пока не успела разобраться, но планирую остаться здесь надолго, — предложение договаривает и на последнем слове взгляд на Пайпер переводит / ясно тебе?

0

40

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
TOM KAULITZ
https://i.imgur.com/Rkr8ENv.gif https://i.imgur.com/wStiAXE.gif https://i.imgur.com/55Rh1TJ.gif
не могу это объяснить, жду c':

0

41

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
JOAQUIN PHOENIX
https://i.imgur.com/wkEzZBA.gif

поняла, что не могу по-другому. приходи, тебе точно здесь место найдется. а давай ты будешь муди? или, знаешь, а давай ты будешь пожирателем смерти? в принципе и даже министерским работником, почему нет. а может ты вообще болгарин, который приехал помочь, а оказался арестован за контрабанду драконьей кожи? но не все так просто, и у тебя есть план, который развалит Британию к чертям? может, ты - Геллерт Гриндевальд, который сбежал и никому не сказал?
видишь, too much information, в общем, приходи кем угодно, жду ♥

0

42

андромеда тонкс ждёт

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/345/423157.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/345/392987.gif

Edward Tonks
[1952, гриффиндор'71, аврорат, ОФ; —// внешность: richard madden only]

One misstep, you're mine
And you better stay clever if you wanna survive
Once you cross the line
You'll be wishing you would listen

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/345/893721.gif


Ты всегда будто изнутри светился; это особенно хорошо видно по взгляду - чистому и ясному. По широкой улыбке - она с твоего лица сходит редко даже сейчас: среди военных невзгод, в окружении твоих хмурых аврорских товарищей и друзей. Может быть именно это приковало мой взгляд к тебе когда-то давно - этот свет жизни, совершенно бесстрашный и теплый. Или может быть громкой голос привлек внимание. Эта энергия, эта способность четко знать, что ты хочешь и как надо поступать. Способность не вязнуть и не буксовать даже когда невыносимо сложно. Я не помню. На самом деле не помню ничего. Лишь обрывки. Осколки, которые режутся и вызывают внутри только одно - ненависть. Ненависть к себе, за совершенные ошибки: их было так много, десятки // сотни // тысячи. Ненависть за то, что протянула когда-то руку тебе; за то, что улыбнулась первая и позволила когда-то горизонтам наших взоров сравняться в параллельном движении. Мне противно за себя. За выбор, который я совершила. Противно за то, что опозорила род. И за чувства свои, которые грубо вырезали из груди // из памяти руки Беллатрикс - тоже. Но хуже всего то, что я помню - знаю - о существовании этой потребности, которую испытывала к тебе, грязнокровке. Потребности в твоем участии, в твоем взгляде и улыбке. В твоей поддержке. Я знаю о факте того, что между нами пролегла связь столь прочная, что ее уничтожение будет сулить для меня лишь одно - смерть. Потому что время вспять не повернуть. Потому что потеряй я последнее, за что могу схватиться на этой дороге, усеянной горящими пропастями некогда бывшими воспоминаниями - назад мне уже не вернуться. Все это я помню. Обо всем этом знаю. Но к тебе не чувствую н и ч е г о из этого. Мне невыносимо осознавать, что где-то там внутри еще запрятаны крохотные осколки любви к тебе. Невыносимо знать, что я позволила себе принять твое имя, отрекаясь от гордого Блэк. Противно знать, что отдалась подобному тебе. Мне сложно держать себя в руках, когда я вижу тебя впереди - меня пронзает презрением. Мне в принципе сложно держаться. Эти диаметрально противоположные мысли о том, какой я была и кем должна быть - рвут на части, на лоскуты, разбивают бесконечно по кругу. Той самой заветной середины, того баланса - нет, он пропал, спокойствие растворилось в череде взлетов и падений. Оно исчезло словно дым в воздухе. Я смотрю в глаза матери, которая снова стоит на пороге моей старой комнаты в родовом особняке, загораживая мне выход, и понимаю, что должна подчиниться. Должна кивнуть. Должна согласиться // признать // стать той, кем должна была стать по рождению. Должна принять эту тьму // одиночество // тишину, которые уже окутывали меня однажды. Но потом я просыпаюсь и понимаю, что - это все фантом, все сон. Матери уже нет на пороге, а я не в родном особняке. Все сон, кроме боли и тяжести впившейся в душу. Сириус говорит, что та я, которую растоптали в круциатусе и чье сознание разобрали на составные части грубым обливейтом - не хотела бы рухнуть в ту зловонную пропасть, до краев залитую только лишь одним - кровью. Сириус говорит, что меня в маггловском доме в глубине страны ждет дочь - Нимфадора, маленькая принцесса. Говорит, что мне нужно бороться и искать выход, искать в этом океане осколков и сожженных лоскутов правильную комбинацию к своей памяти // к себе настоящей. Он говорит, что видит ту Андромеду в моем взгляде. Он протягивает к ней руку, готовый помочь. А я лишь едко плююсь в ответ холодным словом, чтобы через одно // два // три мгновения снова ощутить внутри бурю и сопротивление тому, что гневом и ненавистью беснуется внутри меня при упоминание грязнокровок, при упоминании твоего, Тед, имени и того, что я когда-то оставила все ради позора. Ради тебя. Так помоги мне? Помоги собрать все назад.


- в заявке обтекаемо рассказано о той вселенской драме, которую мы тут решили устроить, но без тебя в этом паззле, дорогой муж, картинка не станет столь яркой, четкой и болезненно красивой, так что ты крайне необходим здесь и сейчас - я все расскажу, покажу
- тебя тут ждет целая свора авроров-ровесников - твоих верных друзей, которые в свое время очень тяжело перенесли тот факт, что спутницей на пути жизни ты выбрал не кого-то там, а урожденную Блэк - вот же безумие, самое главное в твоей жизни
- вступать в орден или нет - обсуждаемо, но мой персонаж пошел в этом вопросе по канону, что в целом может тоже изменится
- мы игроки постоянные, достаточно активные  - но не забываем, что реал есть у всех, так что не дергаем, не нервируем, но можем закидать идеями просто в любой момент  https://i.imgur.com/LOtIqfa.png
- пример поста под спойлером, а так пишу от 6-7к до бесконечности, люблю красиво и вообще давай вместе взорвет тут все миллионами ядерно-эмоциональных бомб, забудем про все ограничения (но не про здравы смысл) и напишем свою неповторимую историю
- и Белла заждалась пиздюлей от тебя, приходи и исправь это https://i.imgur.com/6Gb7Pm7.png 

пример вашего поста

[indent] Хлопок и мир перед глазами превращается в бесформенное ничто. Хлопок и сам ты превращаешься в ничто, растянутое до бесконечности в расколотом пространстве; в расколотой реальности. Ничего нет. И одновременно есть все. В одной точке собрались все звуки, все эмоции, все цвета. Собралось все и обратилось в ничто. Во тьму, которую не способен пронзить солнечный луч. Солнца нет. Надежды нет. Ничего нет. Помехи боли; какофония мыслей; хлюпанье дыхания, отравленного ядовитыми испарениями чужой насмешки, скрытой под пожирательской маской. Отчаяние животного рычания. Янтарный блеск во тьме. Оглушающий взрыв и отдача, дрожью тревожащая тонкие кости, искалеченные миллион раз.
[indent] На ее руках кровь. Своя // чужая. Запеклась, въелась в смуглую кожу. Натянула ее, словно тонкий пергамент. Застывшая, она сыпется к ее ногам янтарной пылью. Оставляет след в воздухе // на полу. Частички, которые можно было бы смешать с расплавленным жиром, создавая кровавые краски для стен этих бесконечно длинных коридоров. Дорога смерти должна быть окрашена в алый. Все здесь должно быть пропитано кровью предателей. Кровью убийц. Кровью виновных. Но под слоем черного полотна лишь стоны невинных. Десятков // сотен // тысяч. За все эти годы. За все столетия. И к ним примешивается еще один. Слишком знакомый. Слишком близкий к сердцу. Голос, который Иса хочет услышать.
[indent] Стычки с оставшимися приспешниками Темного Лорда походят на кошмары. Бесконечные. Длящиеся ночи напролет. Сжирающий душу через острые искры яркой боли. Перед глазами вспышки. Она видит их даже сейчас - упрямо шагая вперед на ватных ногах. Зеленые. Желтые. Красные. Это искры. Это взрывы. Это смерть // страдания // неволя. Это то, от чего она едва успевает припасть к земле или спрятаться за стеной. Это то, что жалит все ее тело, ломая и грубостью вырывая из груди вопль. У нее на языке кровь. У нее на губах кровь. У нее в ушах оглушительный выстрел звенит, а после него - агония, облаченная в голос.
[indent] У нее перед глазами мертвые тела друзей. Покореженный дом. Седой пепел застилает макушку. И пульс. Безумный пульс бьет по вискам. Сковывает дыхание. Сковывает все. Сердце - тугая мышца, работающая на пределе возможностей. Не вывозящая ту дрожь, тот могильный холод, который пронизывает клетки уставшего тела. Оно, кажется, остановится, если Иса сделает еще шаг // еще вздох // кинет еще один взгляд на того, кто говорит ей о суде за убийстве, совершенное Сириусом Блэком. У нее перед глазами тьма гипоксии встает густым полотном. Чтобы на ногах удержаться - нужно в стол перед собой вцепиться с силой такой, которая мгновение назад казалась невозможной. Все вокруг становится нереальным. Пустым. Глухим. Туманным. Это все - нереально. Вранье. Ложь. Бумаги летят со стола. Кружка разбивается об пол. Тишина зависает. Коченеет. Затвердевает. Считает про себя. Один. Два. Три. И все разбивается о хлопок двери. Все падает. Рушится. Превращается в Армагеддон. Все горит. Все истекает кровью.
[indent] Она по коридору этому идет будто бы по вечной дороге в царстве Аида. Ноги сотрет все. Изорвет одежду. Но до точки назначения не дойдет. Не сумеет путь этот осилить. Он прям, но тернист. Он прям и холодом прошибает, хотя огонь сжигает душу, вспыхнув прямо внутри. В грудной клетке ледяной ужас сражается с агонией неверия. Она не чувствует ничего. Ни рассеченной заклятием кожи на ребрах. Ни того, что левая нога пульсирует и скулит от тянущей боли. Иса не чувствует той слабости, которую наружу выплеснул недавний круциатус. Она ничего не воспринимает, кроме одной мысли: вранье // ложь.
[indent] Да как они смели?! Где чертов Орден?! Какого черта под шум войны это было сделано в обход всех процедур. О'Коннелл скулит безмолвно от несправедливости. О'Коннелл рык подавляет и палочку в руках дрожащих, кровью покрытых, до скрипа сжимает. Какой день сегодня? Иса себе под нос проклятия шипит, зверем смотрит. Ей тихое сержант - безразлично. Она на стажера, которым вчера еще сама являлась, смотрит с презрением // дико.
[indent] - Вали отсюда, - низкий голос, полный угрозы. Вздымающаяся в частом болезненном дыхании грудь лишь помогает интонации пронзить ядом. Мальчишка зеленых, не видящий ничего, кроме бумажек. Охранять тюремный блок ставят только самых трусливых. Неспособных. Глупых. Который один на один с пожирателем смерть постигнет за долю секунды. У него взгляд мечется в испуге. Во взгляде дилемма, как поступить: нарушить приказ или растерзанным быть. О, Иса в глотку вцепиться сейчас способна кому угодно.
[indent] - Хоть слово скажешь кому-то, что я здесь - убью. - О'Коннелл у него из рук артефакт вырывает, который позволяет на этаже магию кастовать. Вслед смотрит мальчишке, пока тот за поворотом не исчезает. Пусть бежит. Наверху все равно никого. На дворе ночь. Черная ночь, которая снова принесет лишь смерти в этот мир.
[indent] Иса дверь толкает и в тишине оказывается, к которой не готова. Здесь везде темно. Тусклые фонари под потолком ничем не помогают. Иса на шею артефакт себе вешает, но палочку доставать не спешит. Люмос ей не нужен. Она от света отвыкла. Он ее раздражать начал. Слепит. Мешает. Режет по глазам. Или может быть ей страшно. Руки дрожь пробивает, и Иса на месте останавливается, шумно воздух втягивая через рот. Она наконец-то осознавать начинает. Медленно, по капле. Осознавать тяжесть в теле. Осознавать холод в нем же. Усталость. Искры боли на ребрах и в левой ноге. Она наконец-то чувствует кровь, застывшую на руках. Здесь она кажется черным пятном, расплывшимся по ладони. Иса, кажется, начала осознавать, что время ускользает. Бежит прочь отбирает у нее все. Ее в спину будто что-то толкает, и девушка шаг делает вперед. Все ближе // ближе // ближе. Ближе к этим прутьям, через которые разве что призрак сможет пройти.
[indent] Его глаза и без того до невозможности черные, сейчас похожи на дыры, способные любой свет в себя утянуть. Его пальцы ледяной хваткой на ее запястье сжимаются, боль причиняют. Сириус говорит что-то, но голоса Иса не слышит. Лишь тишину и чужое дыхание на собственной коже. О’Коннелл за палочкой тянется, одновременно по губам прочесть пытаясь то, что ей Блэк говорит. Различает плохо. Или не хочет эти безмолвные звуки в имя знакомое складывать. Новая волна ужаса ее пронизывает, заставляя ближе поддаться, на носки встать - она от боли коротко шипит, жмурится на мгновение, но все же едва слышно произносит: - Фините Инкантатем.
[indent] Иса в ответ за ладонь Сириуса цепляется так, будто это чем-то помочь им двоим может. Пальцы второй руки в прутья впиваются, палочки волшебной не отпуская. Ненависть. Все, что она сейчас испытывает к этой преграде их разделяющей.
[indent] - Повтори, - ком в горле встал, когда она просьбу свою произносит тоном осипшим. Не может быть. Вновь жмурится, опуская голову и движение чужих губ повторяя шепотом. Не может быть. Металл холодный из плена выпускает и ладонью тянется к чужой куртке, сжимает ту крепко. Стук собственного сердца совсем из-под контроля выходит. Иса взгляд к глазам черным поднимает. Дрожит. Ужас и страх - все, что в ней бурлит сейчас. - Сириус. Повтори.

0

43

трэвис паркинсон патронусит

хочу видеть
NEIL PATRICK HARRIS
https://i.imgur.com/f2vpGhP.gif https://i.imgur.com/F4ibdgW.gif

ну возьмите его, вам жалко что ли
Может отлично вписаться в круг сотрудников ММ, который занимает какой-нибудь высокий пост
или же отвечает за бумажную волокиту отдела
// в любом случае будет очень классно видеть Нила среди игроков Финита, приходите https://i.imgur.com/nFsDzPn.gif

0

44

трэвис паркинсон патронусит

хочу видеть
LYNDSY FONSECA
https://i.imgur.com/pX37iiY.gif https://i.imgur.com/s1F4Vjn.gif

она классно впишется в роль пожирателя или же целителя;
я понимаю, что у Линдси давно нет проектов и графики с ней не так много,
но по меньшей мере у неё есть несколько сериалов, откуда можно найти много хорошей графы
приходите ♥

0

45

патриция селвин ждёт

https://i.imgur.com/Ga3T92n.gif https://i.imgur.com/ACFU4JK.gif https://i.imgur.com/cdfd6fA.gif

mr and mrs zhou
[1947/1950, фак-т, работа и лояльность на выбор; —// henry golding and choi sooyoung]

[indent]  [indent] [indent]  [indent] cтріляй!
[indent]  [indent] cкажи чому боїшься ти / / зробити цей останній крок?

она - единственная дочь древнего корейского рода волшебников / он - бастард и отпрыск, ребёнок, который не должен был появиться на свет, если бы не благородство жены отца и смерть родной матери / они - не сказка о любви и не история о примирении / они - это боль, становящаяся потребностью;


[indent]  [indent] ее выдают замуж по договору: хотят наладить связи, а на деле пытаются загладить конфликт и дать возможность дочери скрыться на другой стороне материка. он не против, ему отец говорит, что нужно, оттого противиться нет смысла. ему никогда не достанется богатство рода чжоу, а ей никогда не захочется больше того, что он может ей предложить.
они вместе оказываются в лондоне. она отдельно от него ночует, а его губы касаются чужих плеч. они живут вместе, но остаются порознь, и этого достаточно до поры до времени.
[indent]  [indent] достаточно до момента пока он не показывает ей, каково это, когда о тебе заботятся. она влюбляется в человека, у которого нет принципов и нет будущего. попавшая в ловушку кореянка вынуждена смиряться с жизнью, которую диктует не муж и не родители, а общество, до сегодняшнего дня им обоим чуждое.


- в общем, да, размыто, да, а для чего ты нас ищешь, да, а зачем. ответ простой на самом деле: а) тут две прекрасные внешности, сами лица, в) хочу красавицу и чудовище увидеть в вас, но не ту сказку, о которой мы все знаем, а ту, которую вы напишите сами
- патриция может быть подругой или одной, или второго - вас обоих заберу, отыграю и одену
- давайте вернем моду на азиатов в гп мире, потому что а) надо, б) почему нет, в) нет, ну вы посмотрите, какие они красивые, а сколько эстетики?
- верю, что найдутся ребята, которые захотят воплотить идеи в мире магии и волшебства, поэтому забирайте семью сразу и меняется биографию, возраст и все-все-все! ♥

пример вашего поста



THE WORLD IS UP IN ARMS
/ / all the pieces falling apart
gotta get out while you can

[indent]  [indent] патриция на него смотрит, взгляда не отводя; она его черты лица запоминает, чтобы потом каждый раз, когда в темноте в одиночестве домой возвращаться, представлять, что следующий шаг ее последним будет. она — фаталист, она — пессимист, ей, кажется, что она долго не проживет и скоро окажется среди тех, кто червей кормит и навсегда в прошлом остается. если бы сэлвин могла, она бы в моменте потерялась / время бы зациклила и с последствиями не сталкивалась, а лишь одни те же ошибки совершала, чтобы себя наконец до конца изучить. он бы ей что-то говорил, кажущееся сперва сонной бессмыслицей, рассказывал бы о тенях в темноте, спрашивал бы, как бы поступила, если бы оказалась в руке с кинжалом напротив человека, чье будущее закончиться здесь и сейчас должно. эйвор столько всего говорил, и патриция его слушала, кивая, когда он паузы делал, словно этого и ожидал / я тебя слушаю, я тебя слышу — повторяла без конца. но только сейчас, спустя столько лет, поняла, что за тени ему чудились, что такое, когда в ладони кинжал, а перед тобой человек, который жить н е        д о л ж е н.
она первый удар кассиусу наносит и ранит его не смертельно; помнит, что эйвор говорил — лучше перестраховаться. ее пальцы вокруг рукоятки кинжала крепко сцеплены, патриция губы поджимает, с усердием дело свое завершая и пальцы друг о друга растирая, когда трэверс последние хриплые вдохи сделать пытается. она помнит, как сидит на корточках перед его клеткой, как прутьев ладонями касается, а потом с удивлением осознает, что отпечатки свои оставляет.

[indent]  [indent] патриция второй удар наносит незнакомому ей человеку, совершенно случайно вспоминая, что в сумке тот самый кинжал продолжает носить. палочку натаниэль отбирает, запрещая ей приближаться к темноте, что зовет ее // п а т р и ц и я // что шепчет ей о том, как лучше поступить. сэлвин мужчину не знает, она его случайным образом в толпе визжащей выбирает, когда за руку хватает. ей в хаосе проще всего [float=right]https://i.imgur.com/espb896.gif[/float]ориентироваться — пэт сама из криков надрывных состоит, поэтому улыбку на губах растягивает, когда парень ей на плечо оседает. у нее платье светлое, оно в каплях чужой крови пачкается, липким становится, но сэлвин лезвие внутри незнакомца прокручивает, а потом на его лицо взглянуть пытается. если бы он ее видел,  — если бы только он ее видел, — то слова свои бы назад забрал. только светлые глаза, уже практически закатившиеся, в карие не окрашиваются, и знакомой ухмылки на губах патриция не замечает.
если бы эйвор здесь был, он бы никогда больше в ее сторону не позволил тирады о страхах и слабости. — там, дальше, одна сплошная пустота, — шепчет парню на ухо, когда он кровью ее плечо заливает. она его волосы гладит, кинжалом вверх ведя и усилия немалые прилагая, когда тот за ребро цепляется. — но есть те, кто рожден жить, — сэлвин оглядывается по сторонам, — а есть те, кто рожден, чтобы умереть, — когда парень на лавку заваливается, она на свои ладони смотрит, перепачканные в его крови.
                                         если бы он ее видел, если бы только он ее видел.

[indent]  [indent] патриция из-под одеяла сбегает, как только натаниэль сопеть начинает. она дверь за собой закрывает и по лестнице, скрипучей, спускается. нейт уверен, что она все еще зелья принимает, а пэт к выходу спешит, потому что дышать не может в этом пыльном особняке, потому что в семьдесят шестом по этой же причине на работе задерживается. трансгрессируя со ступенек, сэлвин как можно дальше пытается сбежать, представляя сначала обрыв у океана, который к ней порой в воспоминаниях соленым привкусом на губах возвращается, но в последнюю минуту передумать успевает. она у того самого паба оказывается, напротив двери останавливаясь. эйвор говорит, что рано или поздно она поймет, а она продолжает спорить, потому что убийство — это убийство, это темная магия, которая разрушает, а не свободу дает. но ее пальцы дрожат, когда патриция ими за ручку берется и наконец внутрь заходит.

[indent]  [indent] она здесь в последний раз была больше полутора года назад: уже не фэй, а пэт, уже не девушка с гипотетическими историями, а самая настоящая шпионка аврората. они сидели за тем столом, что сейчас чужой компанией занят: девушка смущается громких криков своего друга и пытается его успокоить, пока патриция у барной стойки останавливается и замечает выпуск ежедневного пророка // «кровавая свадьба» на главной странице пляшет, а снизу колдография того самого заведения, в котором сэлвин себя потеряла, кажется, окончательно.

фэй? — она на месте замирает, не ожидая, что кто-либо ее помнит, — фэй, привет, — бармен напротив останавливается, на барную стойку наваливаясь. патриция же его имени не помнит. она — фаталистка и пессимистка, а палочку дома оставляет, потому что натаниэль сразу заметит, если та с места пропадет.
— вы обознались, — эйвор узнает, что ее зовут патриция спустя пару месяцев — она сама признается, потому что в нем находит собеседника и поддержку, о которой просить не нужно. заказывать сэлвин ничего не хочет и оставаться здесь тоже не желает, тут же за дверью скрываясь. зачем сюда пришла и почему подумала, что именно здесь его найти сможет трудно объяснить. патриция на свежем воздухе вдох глубокий наконец сделать удается, ветер волосы путает, и она то и дело их пытается за спину забросить, чтобы не мешали.

[indent]  [indent] еще несколько раз она по тем местам проходится, где они с ним виделись, чтобы к последнему сдаться и перестать пытаться отыскать в темноте того, кто ее отождествлением является. пэт в уэльсе оказывается, хотя, наверное, не стоило бы так открыто расхаживать по людным местам — ее все еще могут арестовать за убийство. сэлвин об этом вспоминает, когда в кофе просит виски подлить. что он приходит и напротив садится патриция даже не видит — она взгляда от кружки не отрывает, а только слышит, как стул отодвигается и как он вздыхает, напротив устраиваясь.
[float=left]https://i.imgur.com/xnni480.gif

.am i gonna bend
am i gonna break
?

[/float]— не думала, что придешь, — эйвор как-то говорил, что он, как тот самый дьявол, которого по имени четыре раза позвать нужно, чтобы он поверил, что его действительно ищут. пэт глоток кофе делает, взгляд на него все-таки поднимая и запрещая себе хоть на мгновение забыться в воспоминаниях. она что-то сказать должна, но вместо этого ложкой по стенкам чашки стучит, помешивая пойло, которое пить невозможно. эйвор же никак не изменился с последней их встречи. — у тебя уставший вид, — замечает, ложку в покое оставляя и ладони под стол пряча. ходить его и искать по всем местам, где когда-то они встречались, наверное, не самое лучше занятие во втором часу ночи. да и выглядит это, мягко говоря, жалко. — ты был прав, — но пэт ему признаться должна, хотя бы, чтобы свои сомнения отпустить, — не в том, что из меня ничего не выйдет, — голову склоняет на бок, взгляд отводя, потому что на его ладони смотреть и вспоминать, как она по ее шее проходятся не время и не место, — а в том, что я еще раз убью. и когда убью, то буду искать тебя, — сэлвин на него смотрит наконец, потому что признаться в том, что его болезненные слова и правда смысл в себе несли, неприятно.

0

46

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
SELENA GOMEZ
https://i.imgur.com/tdFNgfZ.gif https://i.imgur.com/t1t2oX6.gif

[indent] [indent]  слизеринка


тебе многого не надо, лишь бы весь мир под ногами валялся. корона не жмет, зелья получаются отменные, а чужие мужья смотрят тебе вслед // "не потому что на мне тибетская амортензия, а потому что я этого хочу".

хочу не могу, хочется, но не можется. возьмите пожалуйста, согрейте и сделайте ее своей. без разницы, сколько ей, кем работает, какой магией пользуется, просто сделайте эту девочку такой, чтоб она могла отомстить, а ее боялись обидеть.

0

47

трэвис паркинсон патронусит

хочу видеть
EMMA WATSON
https://i.imgur.com/Ayaa10n.gif https://i.imgur.com/8XG0Po2.gif

и что, что это гермиона https://i.imgur.com/HFzfwhS.png
приходите и будьте классной работницей министерства;
а может колдомедиком в мунго;
или светской дамой - почему нет?;
а может и вовсе оторванной от реальности волшебницей.
всё в ваших руках  https://i.imgur.com/Hmro7yR.png

0

48

аластор муди ждёт

https://i.imgur.com/6xisIA9.gif https://i.imgur.com/ZOUug04.gif

Mackenna & Allan Belby
[1959, всё на выбор игрока; —// внешность: maia mitchell]
[1960, всё на выбор игрока; —// внешность: logan shroyer]

вам повезло оказаться братом и сестрой - пока родители только и делали спустя пару лет брака, что ругались и выясняли отношения, вы всегда держались вместе. маккена старше на год с хвостиком, но всегда была настоящей старшей сестрой: уводила аллана подальше от ссорящихся родителей, читала ему сказки на ночь, помогала осваивать магию, оберегала в хогвартсе и не давала ему думать, что он не нужен своим родителям.
донна буквально свою жизнь положила ради детей - воспитывала, приводила в общество, делала всю ту работу, что должна была;
аластор был отцом скорее приходящим, даже пока они жили вместе, - он пытался иногда быть примером, но у него не получалось;
семьи у них не вышло, но кого в этом винят дети?

быть ребёнком такого человека, как аластор муди, сложно по умолчанию, а когда он запрещает об этом распространяться и всячески оберегает, давая детям девичью фамилию матери, приезжая исключительно в шотландию для встреч, нет-нет да наблюдая за тем, чем они занимаются, просто невозможно. любят ли дети его? вопрос слишком открытый.

он не запретит им ввязаться в войну - если маккена или аллан захотели пойти в аврорат, он отговаривать не станет. если кто-то из них захочет рваться в политику, делать этот мир лучше, пытаться всё исправить, он только поддержит - аластор надеется, что хотя бы немного смог вложить своим детям главное - отличать зло от добра нужно уметь и к первому никогда не примыкать.
он всегда готов прийти им на помощь, но не всегда способен это сделать - у него слишком много забот, о которых вслух распространяться не  может, но дети, наверно, понимают; тяжело вздыхают и улыбаются грустно, когда он пропускает очередной праздник/путает дни рождения/забывает про выпускной, но обнимут его и улыбнутся почти искренне, когда он всё же приедет навестить с новыми шрамами и увеличивающимися мешками под глазами.

муди хотел бы стать для своих детей классным, правильным и самым лучшим отцом, но упустил свой шанс ещё с десяток лет назад, когда главной целью в жизни выбрал карьеру.


не могу и не буду ограничивать вас какими-либо сухими фактами о детях - их характеры, био и цели полностью остаются на вас, главное - это наши отношения. если вы хотите быть ребёнком одного из самых знаменитых авроров, но абсолютно ужасного отца, велком, вы прямо по адресу. у нас будет всё - и любовь, и ссоры, и непонимание, и попытки сблизиться, я готов принять любую вашу историю и раскрутить её в разные стороны.
я вижу маккену привязанной к отцу сильнее аллана, возможно, у неё конкретные дэдди-ишьюс, с которыми муди придется разбираться кулаками; аллан видится ёршистым и непокладистым, отца на дух не переваривающим, но какие мотивы заставляют сына себя так вести?

очень бы не хотелось смены внешностей - мы вас и оденем, и обуем, вы только посмотрите, как прекрасно майа и логан похожи на эклза и лейтон мистер (да, ваша мать - лейтон, джаст релакс)
маму отыгрывают на форуме в качестве нпс, своей био обязательно поделюсь и в курс дела введу, вы только приходите  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Аластор сглатывает слишком много крови; его почти выворачивает наизнанку, железный привкус на языке заставляет поморщиться, но он продолжает держать палочку наготове побелевшими от усердия пальцами, и всматривается в тёмный коридор полуразрушенного уже дома, пытаясь уловить гудящей головой и, по всей видимости, на половину отказавшим слухом хоть какое-то движение впереди. Он сплёвывает кровь, вновь скопившуюся в горле, и осторожно пробирается вперёд, когда поисковое заклинание возвращается без вестей, но палочку не опускает - бдительность он сегодня больше не потеряет.
Чем ближе выход, тем сильнее ноет тело - пронзительной болью отдают сломанные рёбра, норовящие пробить какой-нибудь ближайший орган, левая рука непослушной верёвкой свисает по телу, потому что в плечо попали заклятьем, глаза и рот застилает кровь, но Аластор не собирается падать прямо в логове врага, ожидая, когда к убитым и поверженным им пожирателям присоединится подмога. Он хочет выбраться как можно скорее, прекрасно осознавая свои шансы на борьбу даже с хиленьким дилетантом - никакие. Он по стене буквально идёт, выходит из дома и спешит, хромая - боль в колене отвратительная - к границе антиаппарационных чар, наложенных им же, чтобы добить себя этим окончательно, но вызывать патронуса на подмогу уже некогда; может не дождаться.
Муди аппарирует прямо к порогу больницы святого Мунго и всё, что успевает, это злобным взглядом окатить ошалевшую от такого визитёра привет-ведьму - добрый вечер, у вас гости.

Он знает, что его пичкают как можно большим количеством зелий, чтобы не проснулся, не встал с кровати раньше положенного, чтобы отлежался и не дал швам разойтись, а костям проткнуть всё-таки почки или лёгкие, но Муди всё равно просыпается. С гудящей головой, накатывающей болью по всему телу, судорожно вздыхает и не может полной грудью этого сделать, потому что повязки на груди слишком плотные; он выругивается негромко и приподнимается, чтобы палату осмотреть. В темноте почти не ориентируется сначала, одно понимает - он здесь в одиночестве; какая честь, неужели нужно было дослужиться до командора, чтобы начать попадать в одиночные палаты, а не за компанию с другими не самыми везучими аврорами?
Аластор пытается встать, но получается не с первого раза; он всё же отталкивается свободной рукой от койки и привстаёт, мгновенно головокружение и тошноту ощутив - когда это он головой приложиться успел? Сидя на постели, пытается прийти в себя, головой встряхивает, дурные позывы желудка игнорируя, но едва ли успевает хотя бы одну ногу опустить на пол, как в палату врывается по меньшей мере целый взвод колдомедиков, они спешат уложить его тут же, но встречаются с громкой тирадой из изощрённых матов и громогласным "не трогайте меня".
Его боятся - он прекрасно это знает и пользуется бессовестно, чтобы своё получить; в святом Мунго его лечить не все хотят, потому что бедолагам после такого отпуск нужен, а желательно обливэйт. Муди - пациент откровенно паршивый, он не даёт себя долечить, не принимает назначенные лекарства в срок и требует слишком много обезболивающего, но сегодня он рвёт даже свои рекорды - никогда ещё не стремился покинуть госпиталь после нескольких часов попадания с такими ранениями.
Он головой прекрасно понимает, что едва ли живым выбрался из засады, в которую попал, но признавать этого не хочет, - у него свой план действий, своё чётко отработанное расписание, в которое отлежаться в Мунго никак не вписывается. У Муди, наверно, поехала крыша - так многие за спиной у него говорят, но сейчас это видно слишком ярко, он себя беречь совершенно перестал. Иначе суицидальные порывы в одиночку с врагом сражаться объяснить сложно; его за это никто по головке не погладит, он знает, но в Ордене запросто можно сказать, что невинную находку проверял и вообще к чёрту идите, выбрался же, ну а Руфусу... Руфус лишних вопросов задавать давно перестал, а учитывая последние события - всё молча и так поймёт.
Убийства двух министров и нападение вскоре на действующего почву из-под ног выбивают у всей магической Британии, но Аластор это всё ещё и лично воспринимает. Он с каждым из убитых общался близко, он их знал хорошо и прямо перед убийством выпивал, обсуждая грядущие изменения и поздравляя Милли с победой; он всегда был близок с той, которой выжить удалось, хоть и общаться они прекратили так давно, что и посчитать не выйдет. У Аластора ориентиры сбиваются, он всё слишком близко к сердцу воспринимает - это личное уже, далеко не ради мира во всём мире. Он хочет найти убийцу, хочет преподать урок тем, кто Юджинию пытался убить, хочет как следует отработать то, что должен, но в итоге сам на пороге смерти чуть не оказывается.
Останавливает ли его этого?
Вовсе нет.

Колдомедикам едва ли удаётся убедить Муди в том, что ему придётся переждать до утра - раны кровоточат, в глазах двоится, зелья ещё не подействовали. Тяжёлой артиллерией в палату входит Скримджер, вздыхает тяжело и в кресло рядом с койкой приземляется, смотрит прямо и молчаливый вопрос "что в этот раз?" Муди стойко игнорирует, предпочитая возмущаться на то, что не подписывался отсиживаться в больнице - с ним всё нормально, он не ребёнок, уберите руки, в конце концов, повязки ещё не настолько грязные. Руфус пытается быть убедительным, говорит умно, а потом не очень, даже угрозы в ход пускает, но Муди отмахивается от друга, как от назойливой мухи: его слова что горох об стену, в голове Аластора приживаться не собираются. Он пробудет здесь до утра и ни минутой больше - у него много дел, он в отпуске не нуждается.
Руфус выходит из палаты не рассерженным, не удивленным, просто никаким - он знает, что если Аластор себе в голову что-то вбил, его в этом не переубедить. Он берёт с него обещание остаться до утра и принять все рекомендации колдомедиков, на что Муди неохотно соглашается и укладывается поудобнее, требуя у девочки, снующей рядом с ним, принести что-нибудь поесть.
[float=right]https://i.imgur.com/hdR59iX.gif[/float]Ему всё надоедает примерно через час - он за это время в своей голове успевает множество вариантов почти проваленной операции перебрать, а ещё ему нужно Ордену сообщить о том, где оказалась новая ставка и где Муди хорошенько подчистил ряды пожирателей, потому, оказавшись один, отправляет патронус Боунсу, детали сокращая и требуя отправить туда самую организованную группу на ещё одну разведку и поиск существенных улик, сам же обещает уже завтра в штабе появиться и подробнее всё рассказать. Он доедает свой йогурт и пытается уснуть, но лишь может нервно ворочаться, а заслышав в коридоре слишком много голосов - как кстати прямо рядом с его палатой - встаёт всё же с койки, в этот раз легче и без воротящего головокружения, и выходит из палаты, сталкиваясь сразу с целой, мать её, армией.
Вы не должны вставать, - к нему уже мчится колдомедик, но Муди закатывает глаза, опираясь здоровой рукой о косяк двери и переводит взгляд на обернувшуюся женщину, которую он и так со спины узнать успел, только в коридоре оказавшись. Муди скрежещет зубами недовольно тут же, злобой наполняется через край - Руфус решил, что тяжёлая артиллерия в данном случае поможет, да только Аластор как раз из тех, кто может послать нахер и министра без лишнего зазрения совести. В конце концов, они это уже и так сделали.
- А Вы с каких пор отдаёте распоряжения о лечении авроров, госпожа министр? - хмыкает Муди, делая шаг вперёд. Ему абсолютно всё равно, что Юджиния себе в голове надумала - он слушать её не намерен, ровно как и она его. С места командор не двигается, в палату возвращаться не собираясь, когда за него решают, как, где и сколько ему оставаться, он в стороне оставаться не собирается. На её вопрос глаза закатывает и поджимает губы. - Сержант Финнеас, если посмеете не дать мне уйти, о карьере в Аврорате можете забыть, - превышение полномочий прямо перед министром и доброй половиной Мунго - это как раз в духе Муди, да только он знает, что ему за это ничего не будет. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться, мисс Дженкинс, - ему теперь на любые обещания совершенно плевать, потому что Руфус свои тоже нарушил.

Муди делает ещё шаг вперёд и к нему тут же рвётся по меньшей мере половина присутствующих - Финнеаса он таким взглядом обдаёт, что тот поспешно шаг назад делает, а на колдомедиков же шипит недовольно проклятиями, но когда он пошатывается, не имея возможности на месте удержаться от резко подкатившей слабости, его тут же под руки хватают. Аластор злится пуще прежнего, он с громогласным "я в порядке" их руки сбрасывает и опирается о дверь, с духом собираясь, но перед глазами фейерверки пробегают, а с повязки на теле уже кровь капает на пол - он перестарался в геройстве своём.
[float=left]https://i.imgur.com/WuSMaf1.gif[/float]Собирается с духом, чтобы не потерять сознание действительно - такой радости он министру не доставит, и поднимает на неё взгляд совершенно не добрый; разве этот человек сегодня чуть ли жизнь богу не отдал из-за того, что она чуть ли не погибла?
- Стерва, - выдаёт он недовольно, всё же помощь колдомедиков принимая, и разворачивается, проходя обратно в палату. Ему помогают улечься на койку, меняют повязку и пичкают новым зельем - он в ответ требует обезболивающее, но те качают головой в ответ, мол, принял и так много. Аластор глаза закатывает и на подушку откидывается, пока с ним все процедуры необходимые выполняют, а потом глаза с потолка уводит и вновь видит перед собой Юджинию - он что, сегодня за бесплатное представление?
- Что ты тут делаешь, Дженкинс? - он морщится недовольно и взмахом руки колдомедика прогоняет. - Решила меня тут запереть? - рычит сквозь зубы, женщину огнём совершенно несправедливого гнева обдавая, - я уйду отсюда утром и это не обсуждается. Можешь возвращаться к своим делам, уверен, у тебя их сейчас немало.

0

49

патриция селвин патронусит

хочу видеть
MARINA
https://i.imgur.com/7GKTH6K.gif https://i.imgur.com/YtEEgXM.gif https://i.imgur.com/tEL8UY3.gif

наверное, ты из ведьмополитена. на твоей каминной полке стоят трофеи "мисс магическая Британия 1976", "мисс совершенство", "вице-мисс Европы 1977", но не хватает только чего-то. чего - реши сама, потому что смотрю на тебя и хочется предложить писать анкету под dua lipa - break my heart

0

50

алиса лонгботтом патронусит

хочу видеть
SAMARA WEAVING
https://i.imgur.com/NZb8C6w.gif https://i.imgur.com/gP88jCW.gif

хочу не могу, можешь моей младшей сестрой быть, кузиной, можешь за пс интриги плести, работая в борделях или держа под собой сеть аптек, а можешь за оф болеть, шпионя за кем-то из пс. хочешь, я тебя даже определю кое-куда? приходи, она ж такая атасная ♥

0

51

доркас мэдоуз ждёт

https://i.imgur.com/wfw5Bmi.gif https://i.imgur.com/UFN534F.gif

angel & vivian meadowes
[1930, Рогатый змей'1948, владелец книжного магазина, мм; —// внешность: pedro pascal]
[1930, Рогатый змей'1948, колдомедик в обв, мм; —// внешность: katherine heigl]

[indent]вы оба так и не рассказали доре, каким образом кубинец анхель сумел убедить американку вивиан уехать на кубу и зажить счастливо в магической деревне, бросая американскую мечту и перспективы, но ей этого знать и не нужно. вы создали свою личную мечту, построив семью на отдалённом острове и жили вполне себе счастливо, пока однажды нападение стаи оборотней на ваше поселение не перечеркнуло всю атмосферу этого места. на глазах доркас раздирают соседского мальчишку, а её лицо на всю жизнь украшает шрам от когтя оборотня: вы спешно собираете вещи и покидаете кубу, ища новую жизнь в англии, и у вас получается.
новый дом на ла-манше, книжный магазин в косом переулке у анхеля, должность колдомедика чуть позже у вивиан - семья приходит в себя после пережитого, дора начинает говорить и оправляется после нападения. вам кажется, что всё хорошо, всё так, как надо, - мечты снова сбываются, можно выдохнуть спокойно.
[indent] но вот дочь вырастает, а на пороге стоит война - и дора сломя голову несётся в самое пекло, потому что шрам на щеке каждый день напоминает о том, что она должна быть полезной, должна уберечь как можно больше людей от зла.
анхель и вивиан не против - они оба понимают, что переубеждать доркас не имеет никакого смысла, а потому молча поддерживают, продолжая жить своей уже не новой, а ставшей устоявшейся жизнью.
[indent] пять лет назад у вас появляется вторая дочь - вы называете её лорелеей и ни секунды не сомневаетесь в том, что и в сорок пять можно быть снова родителями.
[indent] доркас уже выросла и за ней не нужен глаз да глаз - или всё же..?


приходите моими родителями, пожалуйста https://i.imgur.com/gstfoll.jpg
обещаю придумать много драмы не на пустом месте (просто посмотрите моё лз // смекаете?), не забывать заходить в гости по выходным и да-да, мама, я выйду замуж, просто не сейчас.

пример вашего поста

d  o  n'  t    t  u  r  n    a  w  a  y
d  o  n'  t    t  r  y    t  o    h  i  d  e

don't close your eyes
i can stop the pain if i will it all away

Доркас никогда слабой не была и страха другим не показывала: ни в далёком детстве, когда чудом жертвой оборотня не стала, ни в Хогвартсе, когда насмешкам однокурсников подвергалась из-за шрама на щеке, ни в академии, когда от бессилия на маты оседала после изнурительной тренировки, ни на заданиях, где лицом к лицу с Пожирателями сталкивалась и от авады уворачивалась. Доркас росла сильной и умеющей смелость проявлять даже в те секунды, когда хотелось разрыдаться у кого-нибудь на плече, но с одним своим страхом - самым главным - справиться не могла. Она в бессилии кулаки сжимала, себя ненавидя за иррациональное желание остолбенеть и глаза от ужаса расширить; она пыталась научить себя не бояться и с боггартом наедине оставалась, в ярко-желтые глаза хищника из далёкого детства смотрела, но каждый раз ощущала жар по всему телу, сжигающий внутренности и её саму изнутри. Она слабости показывать ненавидит и старательно их прячет, но как только разговор об оборотнях заходит, себя порой контролирует с огромным трудом; Дора мечтает перестать назад оглядываться и наконец плечи выпрямить, со своим страхом встречаясь наедине, но каждый раз ей чего-то не хватает.
Каждый раз, когда она берёт себя в руки, что-то мешает, обязательно новую картинку подкидывая; она по шраму пальцами проводит, подушечками выпуклость на коже ощущает, и надеется, что когда-нибудь она на горло оборотню наступит и сможет свой страх преодолеть.
Потому что Доркас бояться не хочет, как не хочет напиваться до беспамятства и пополнять запасы зелья; как не хочет от Филлипа каждый раз отскакивать и вспоминать не те тысячи приятных, хороших воспоминаний, а одно-единственное, всё собой затмевающее. Она хотела бы не видеть в нём того монстра из детства, разодравшего на её глазах мальчика, а после полоснувшего когтем её лицо; она себя умоляла в нём не видеть монстра, потому что верила, что Минчум не такой, но всё равно продолжала шарахаться и шипеть агрессивно в ответ на любую попытку с ней ближе быть.
Доркас себя за это ненавидит; и его, наверно, тоже - но это слово слишком сильное, оно всю суть её витиеватых и наполненных бесконечными размышлениями чувств не передадут.
Но Филлип хочет, чтобы она его ненавидела; Доркас, пожалуй, понять бы его могла, но не хочет.

Поэтому в очередной раз с провалом в памяти просыпается и агрессивно на Минчума реагирует, возле себя замечая. Доркас слабой быть перед ним ненавидит - она не хочет, чтобы он в очередной раз с ней возился и на свет вытягивал, она хочет, чтобы он перестал наконец её мучить и приходить в её жизнь каждый раз, как она только учится без него быть.
А Мэдоуз училась долго: пожалуй, до сих пор у неё не получается стать той самой независимой и сильной, потому что склянки на полу вряд ли об успехах говорят. Она ему никогда не расскажет, как тяжело ей было, как она ночами ворочалась и уснуть одна не могла, как с удивлением замечала, что мелкие, бытовые вещи она выполнять не умеет, как в ванной могла разрыдаться от взгляда на стакан с одной зубной щёткой. Она ему никогда не расскажет, как хотела несколько раз забыть о том, что видела, и к нему в дверь постучать, попросить обнять и не заводить разговор больше о том полнолунии никогда. Ему этого знать необязательно: снова слабость, снова неумение быть одной, снова ощущение одиночества и злоба внутри на то, что он своей тайной им обоим жизнь сломал.
Дора не прозорливая, когда дело эмоций касается, но ей не кажется, что Филлип счастлив настолько, как он это показывает; когда она начала к нему присматриваться после долгого отрицания его существования для себя в принципе, поняла, что храбрится он больше положенного, а рядом с ней оказывается чаще, чем нужно. Она не верит, что он ещё к ней испытывает что-то, - не после тех слов, что она ему наговорила, не после стольких лет порознь, - но она верит, что он себя обязанным считает, потому рядом оказывается, когда ноги не держат, а зелье слишком сильно в голову ударяет. Только Дора от этого устала: от вечной беготни и игр в кошки-мышки; она попыталась найти в себе силы не держать его на расстоянии, рядом оказаться - он же хотел этого, нет разве? - и хотя бы друзьями попытаться стать, но Минчум всё перечёркивает, её от себя отталкивая с силой.
Он будит в ней все страхи, которые она так усиленно убить пытается, а теперь вновь рядом с ней оказывается, требуя не просто пары минут, а в её доме обосновываясь и не собираясь даже слушать её гневное сопротивление.

Доркас ломается вновь; она себя ненавидит - за каждый градус повышающейся ненависти к себе новым глотком зелья себя награждает - и вновь оказывается там, где и всегда. Только Фил в этот раз тихо не уходит, а продолжает взглядом её сверлить, и Доркас понимать перестаёт совершенно происходящее.
У неё картинка в голове не складывается, а слова уже кончаются - она как попугай одно и то же ему повторяет, а он как идиот каждый раз её не слушает. Так и стоят, так и не могут друг до друга достучаться; первой всегда Доркас психует и разворачивается, убегает как можно дальше - так проще, когда его рядом нет, себя в чувство привести и перестать думать о том, чего нет. Сейчас Доркас злее обычного, сейчас она ему продохнуть не даёт, потому что он её выкинул из своей жизни нагло, потому что он её сломал в очередной раз, а сейчас она об этом забыть должна и подчиниться. Должна забыть о том, как он её чувства в грязь втоптал, потому что она в январе себе позволила думать, что к нему где-то в душе теплота осталась; должна забыть о том, как он её унизил, к стене прижимая, а потом ушёл и больше не появлялся. Доркас себя устала находить в истерике или депрессии, устала на него затравленно смотреть и пытаться очередную загадку разгадать.
Она просто устала - жутко, мать вашу, невыносимо, - и сейчас хочет одного; но Фил, по всей видимости, совершенно другого.
Взглядом неотрывно за Минчумом следит, когда он к ней приближается и лямку оттягивает; сразу думать начинает, что хреновой идеей было  свитер снимать и предлагать ему то, что она переживёт с трудом. Но она забывает о том, что он не плохой человек, - хоть и пытается обратное доказать, - потому не дёргается даже почти, когда он на неё свитер обратно надевает, только упрямо его одёргивает ещё раз, и продолжает затравленно на него смотреть, на свои остальные вопросы ответов ожидая.
Но слышит полную чушь - она глаза закатывает, потому что сдвинуться с места не может, он её приколачивает и собой закрывает, а Дора только сглатывает нервно, потому что такая близость ей напоминает о том, как он к ней ночью тогда ворвался; но Дора повторения не хочет и к губам его не потянется - разве что оплеуху дать захочет и случайно по лицу попадёт. Она хочет личные границы выстроить и расстояние держать, потому что ей так проще себя контролировать, да и его тоже - она может среагировать на любой выпад, что он выдумает, потому что у Минчума тормозов совсем не осталось, судя по его действиям и словам. Его хриплый голос Мэдоуз бесит - как и он сам, начиная со своего красивого лица и заканчивая идеальной фигурой; сложно видеть монстра в человеке, которого идеальным буквально считала несколько лет. Её бесит, что он вновь ведёт себя так, будто она его игрушка или собственность, а значит, ему позволено всё, что угодно; Мэдоуз закипает и идти на попятную не собирается, выдыхает с облегчением, когда он отодвигается.

[float=right]https://i.imgur.com/RiqeDRU.gif[/float]- Ты рехнулся? - она громко выкрикивает вновь - чёрт возьми, она голос повышать не любит и себя спокойной считает, но сейчас от расслабления ни следа не осталось; как и следов зелья в её организме // очень жаль, чёрт возьми. - Что за чушь ты городишь, Филлип, какое дело? Какой месяц под одной крышей? Ты знаешь, что преследование другого человека - уголовно наказуемо? - она заводится ни на шутку и ни какие просьбы послушать не реагирует, потому что слушать она устала.
Ей, как никому другому, известно, как красиво он говорить умеет; она на его ложь велась долгие пять лет и каждый раз ему удавалось её уболтать, но сейчас она ни единому его слову не поверит. Не тем, где он правду укрывает и пытается заставить её принять как данность тот факт, что ей по утрам придётся с ним на кухне сталкиваться.
- Не собираюсь я слушать твой бред, пока ты мне не объяснишь, какого чёрта решил притащиться и жить у меня! - она видит, как он закипает, как про себя считает, чтобы не броситься агрессивным зверем в нападение, но ей плевать; он сам виноват в том, что делает, и в том, как она на это реагирует.
У Доркас в голове не укладывается, что его к ней на порог привело и заставило на диване обосноваться; и она смиряться с этим не собирается, потому что учится быть без него - а с ним рядом этого никак не получится. Доре это всё надоело - она хочет уйти, а не выслушивать его крик, но он дверь запирает и выйти ей не даёт, на что она возмущённо назад дёргается, и хочет уже рот открыть, чтобы его вновь агрессией обдать.
[float=left]https://i.imgur.com/27UeuoK.gif[/float]Только Мэдоуз совершенно не ожидает, что Минчум голос повысить тоже может; она на месте замирает, когда он с итальянского на английский возвращается и срывается на неё, кажется, впервые. Доркас замолкает мгновенно, от страха съёжившись, но всё ещё со злостью в глазах на него смотрит; да какого чёрта происходит?
- Думаешь, этого мало? - откликается тихо, усмехнувшись невесело; одной этой лжи про ликантропию хватило для того, чтобы её пополам разрубить и так и не дать рубцам зажить. Да, он прав, что никогда её не трогал и от боли оберегал; но про один маленький факт забыл, вынудил её увидеть то, чего она видеть никогда не должна была, и теперь считает, что имеет право стоять в её комнате и орать на неё. - Или думаешь, мне тебя ненавидеть нравится? Напиваться и не помнить целый вечер, просыпаться с гудящей головой? - вкрадчиво спрашивает, резонируя ярко с его повышенным голосом, даже шаг вперёд делает, внимательно в его лицо смотря.

Фил для неё с новой стороны открывается - неизведанной ранее - Доркас вновь на его крик шугается, дёргается и чуть ли не хватается за палочку; с обидой смотрит на него, когда он её идиоткой зовёт, и глаза щурит, потому что она его не обвиняет в том, что он ей говорит. Она вряд ли подумать могла, что Фил к ней прикоснётся или убьёт, потому что как бы он не думал, чудовищем она его не считает; она боится другого совсем и ему это известно.
Но сейчас Доркас замечает изменения в его лице, видит, как он успокоиться пытается, а после - угрожает, и Дора теряется окончательно, совершенно перестав происходящее понимать. Он себя ведёт по-новому, не так, как Мэдоуз привыкла, и её к месту пригвождает от того, как он слова выбирает и как давит на то, что обсуждению его переезд не обсуждается.
Доркас резко глаза расширяет и голову вскидывает, смотря на него с осознанием; она к нему шаг делает, расстояние между ними разрывая нацелено, и рядом с ним замирает, в тёмные глаза смотря требовательно.
- Что происходит? - громко спрашивает, руки на груди складывая, испепеляя Минчума взглядом сощуренных глаз. - Что случилось, Филлип? Почему тебе нужно за мной следить и находиться рядом? - он, кажется, снова забыл о том, что она не дура, и даже за пеленой ярости рассуждать умеет; Доркас все его слова про себя повторяет и наконец понимает, что он не договаривает самое важное, вновь за бортом её оставляя. - За мной кто-то охотится? Кто-то из тех, кто напал на твоего отца? - она за самую правдивую историю цепляется, нити тянет, пытаясь клубок развязать, и на Филлипа теперь сама давит. - Ты снова забыл, что я аврор, и могу за себя постоять? Или о том, что меня могут убить в любую секунду, потому что я выполняю свою работу хорошо, тоже забыл? - не замечает, как некоторые слова из-за нервов на испанском произносит // она вновь на него голос повышает, потому что в няньке не нуждается, а в охране тем более. Она боевой магией может и не владеет так, как Аластор, Фрэнк или Марлин, но на поле боя с ними плечом к плечу стояла и отбивалась всегда; она перед ним сейчас живая стоит, хотя стольких за решётку упекла, врагов себе наживая, и от авад уворачивалась. - Объясни мне немедленно, что происходит, иначе я вышвырну тебя отсюда и приложу Конфундусом, - кому, как не ему, знать о том, что это заклинание у неё мощным всегда выходит; Доркас терпение теряет и снова к двери рвётся, чтобы вниз выбежать и в его вещах покопаться, но он ей выйти не даёт, заставляет вновь руки из-под его ладоней выдёргивать. - Да Мерлин тебя раздери, Филлип, я не маленький ребёнок и не твоя собственность, чтобы ты со мной себя так вёл, - взрывается вновь, угрозы его вспоминает и как в глазах огонь загорался, когда орать начинал. - Я имею право знать, что происходит, и уж точно имею право на объяснение, какого чёрта ты решил жить у меня дома, - она ему в грудь пальцем тычет, потому что он её бесит невыносимо; она бы с радостью сейчас ему больно в ответ сделала, потому что одна страдать устала.
Но знает, что не сможет; потому выжидающий взгляд на него устремляет, уже зная заранее, что если он снова увильнуть попытается, палочку к себе призовёт и обязательно ему покажет, кого ещё в этой комнате защищать надо.

0

52

доркас мэдоуз ждёт

https://i.imgur.com/qbOYtdD.gif https://i.imgur.com/u0nVHnS.gif

agnes rosier
[1950, слизерин'68, св. мунго, пс; —// внешность: katie mcgrath]

[indent]  [indent] давай ты будешь колдомедиком, лечащим ментальные расстройства, в том числе депрессии и птср?
[indent] доркас обратилась за помощью в 78 году, когда уже совсем невмоготу стало от навязчивых идей, бессонницы и нежелания вставать с постели. агнес не раз встречала в кресле напротив авроров, борющихся с проблемами из-за войны, уже не на пятки наступающей, а сидящей нагло на плечах. но доркас для неё стала находкой - аврорка, всю себя отдающая работе, пришла за помощью не только из-за происходящего в стране, но и разбитого сердца.
[indent] агнес зацепилась за историю доркас, потому что той нужна была помощь не только словесная: она назначает ей лечение антидепрессантами, но дозировку рассчитывает ей не самую верную. мэдоуз становится легче, а розье её не отпускает - ей нравится держать на поводке девушку, иметь возможность участвовать в войне не только сидя в своём кабинете за разговорами с глупыми людьми.
[indent] только агнес не рассчитывает, что доркас и сама в итоге с лечения слезет за более активной поддержкой; она замечает, что мэдоуз на занятия приходить перестаёт, и следит за ней с интересом, но близко подобраться не может. уж кому, как не ей, знать, что даже с проблемами и склянками в карманах, доркас всё ещё может оказаться для неё опасна - потому агнес пользуется случаем, когда аврорат отправляет доркас в мае на реабилитацию.


я очень резко и совершенно случайно придумала этот сюжет, поэтому вышло сумбурно и явно непонятно, простите извините.
но мне в любом случае нужен лечащий колдомедик, который наблюдал первое время дору и назначал лечение: потом она соскочила и нашла успокоение в чём-то потяжелее, но может и агнес к этому приложила руку? или она не знает о том, что доркас сидит на зельях с психотропными травами?
и что она могла сделать, пока доркас изредка, но всё же посещала реабилитацию, чтобы вернуться к работе?
в общем, навертеть можем много, давай приходи, я жду https://i.imgur.com/pvsSvBJ.jpg

пример вашего поста

d  o  n'  t    t  u  r  n    a  w  a  y
d  o  n'  t    t  r  y    t  o    h  i  d  e

don't close your eyes
i can stop the pain if i will it all away

Доркас никогда слабой не была и страха другим не показывала: ни в далёком детстве, когда чудом жертвой оборотня не стала, ни в Хогвартсе, когда насмешкам однокурсников подвергалась из-за шрама на щеке, ни в академии, когда от бессилия на маты оседала после изнурительной тренировки, ни на заданиях, где лицом к лицу с Пожирателями сталкивалась и от авады уворачивалась. Доркас росла сильной и умеющей смелость проявлять даже в те секунды, когда хотелось разрыдаться у кого-нибудь на плече, но с одним своим страхом - самым главным - справиться не могла. Она в бессилии кулаки сжимала, себя ненавидя за иррациональное желание остолбенеть и глаза от ужаса расширить; она пыталась научить себя не бояться и с боггартом наедине оставалась, в ярко-желтые глаза хищника из далёкого детства смотрела, но каждый раз ощущала жар по всему телу, сжигающий внутренности и её саму изнутри. Она слабости показывать ненавидит и старательно их прячет, но как только разговор об оборотнях заходит, себя порой контролирует с огромным трудом; Дора мечтает перестать назад оглядываться и наконец плечи выпрямить, со своим страхом встречаясь наедине, но каждый раз ей чего-то не хватает.
Каждый раз, когда она берёт себя в руки, что-то мешает, обязательно новую картинку подкидывая; она по шраму пальцами проводит, подушечками выпуклость на коже ощущает, и надеется, что когда-нибудь она на горло оборотню наступит и сможет свой страх преодолеть.
Потому что Доркас бояться не хочет, как не хочет напиваться до беспамятства и пополнять запасы зелья; как не хочет от Филлипа каждый раз отскакивать и вспоминать не те тысячи приятных, хороших воспоминаний, а одно-единственное, всё собой затмевающее. Она хотела бы не видеть в нём того монстра из детства, разодравшего на её глазах мальчика, а после полоснувшего когтем её лицо; она себя умоляла в нём не видеть монстра, потому что верила, что Минчум не такой, но всё равно продолжала шарахаться и шипеть агрессивно в ответ на любую попытку с ней ближе быть.
Доркас себя за это ненавидит; и его, наверно, тоже - но это слово слишком сильное, оно всю суть её витиеватых и наполненных бесконечными размышлениями чувств не передадут.
Но Филлип хочет, чтобы она его ненавидела; Доркас, пожалуй, понять бы его могла, но не хочет.

Поэтому в очередной раз с провалом в памяти просыпается и агрессивно на Минчума реагирует, возле себя замечая. Доркас слабой быть перед ним ненавидит - она не хочет, чтобы он в очередной раз с ней возился и на свет вытягивал, она хочет, чтобы он перестал наконец её мучить и приходить в её жизнь каждый раз, как она только учится без него быть.
А Мэдоуз училась долго: пожалуй, до сих пор у неё не получается стать той самой независимой и сильной, потому что склянки на полу вряд ли об успехах говорят. Она ему никогда не расскажет, как тяжело ей было, как она ночами ворочалась и уснуть одна не могла, как с удивлением замечала, что мелкие, бытовые вещи она выполнять не умеет, как в ванной могла разрыдаться от взгляда на стакан с одной зубной щёткой. Она ему никогда не расскажет, как хотела несколько раз забыть о том, что видела, и к нему в дверь постучать, попросить обнять и не заводить разговор больше о том полнолунии никогда. Ему этого знать необязательно: снова слабость, снова неумение быть одной, снова ощущение одиночества и злоба внутри на то, что он своей тайной им обоим жизнь сломал.
Дора не прозорливая, когда дело эмоций касается, но ей не кажется, что Филлип счастлив настолько, как он это показывает; когда она начала к нему присматриваться после долгого отрицания его существования для себя в принципе, поняла, что храбрится он больше положенного, а рядом с ней оказывается чаще, чем нужно. Она не верит, что он ещё к ней испытывает что-то, - не после тех слов, что она ему наговорила, не после стольких лет порознь, - но она верит, что он себя обязанным считает, потому рядом оказывается, когда ноги не держат, а зелье слишком сильно в голову ударяет. Только Дора от этого устала: от вечной беготни и игр в кошки-мышки; она попыталась найти в себе силы не держать его на расстоянии, рядом оказаться - он же хотел этого, нет разве? - и хотя бы друзьями попытаться стать, но Минчум всё перечёркивает, её от себя отталкивая с силой.
Он будит в ней все страхи, которые она так усиленно убить пытается, а теперь вновь рядом с ней оказывается, требуя не просто пары минут, а в её доме обосновываясь и не собираясь даже слушать её гневное сопротивление.

Доркас ломается вновь; она себя ненавидит - за каждый градус повышающейся ненависти к себе новым глотком зелья себя награждает - и вновь оказывается там, где и всегда. Только Фил в этот раз тихо не уходит, а продолжает взглядом её сверлить, и Доркас понимать перестаёт совершенно происходящее.
У неё картинка в голове не складывается, а слова уже кончаются - она как попугай одно и то же ему повторяет, а он как идиот каждый раз её не слушает. Так и стоят, так и не могут друг до друга достучаться; первой всегда Доркас психует и разворачивается, убегает как можно дальше - так проще, когда его рядом нет, себя в чувство привести и перестать думать о том, чего нет. Сейчас Доркас злее обычного, сейчас она ему продохнуть не даёт, потому что он её выкинул из своей жизни нагло, потому что он её сломал в очередной раз, а сейчас она об этом забыть должна и подчиниться. Должна забыть о том, как он её чувства в грязь втоптал, потому что она в январе себе позволила думать, что к нему где-то в душе теплота осталась; должна забыть о том, как он её унизил, к стене прижимая, а потом ушёл и больше не появлялся. Доркас себя устала находить в истерике или депрессии, устала на него затравленно смотреть и пытаться очередную загадку разгадать.
Она просто устала - жутко, мать вашу, невыносимо, - и сейчас хочет одного; но Фил, по всей видимости, совершенно другого.
Взглядом неотрывно за Минчумом следит, когда он к ней приближается и лямку оттягивает; сразу думать начинает, что хреновой идеей было  свитер снимать и предлагать ему то, что она переживёт с трудом. Но она забывает о том, что он не плохой человек, - хоть и пытается обратное доказать, - потому не дёргается даже почти, когда он на неё свитер обратно надевает, только упрямо его одёргивает ещё раз, и продолжает затравленно на него смотреть, на свои остальные вопросы ответов ожидая.
Но слышит полную чушь - она глаза закатывает, потому что сдвинуться с места не может, он её приколачивает и собой закрывает, а Дора только сглатывает нервно, потому что такая близость ей напоминает о том, как он к ней ночью тогда ворвался; но Дора повторения не хочет и к губам его не потянется - разве что оплеуху дать захочет и случайно по лицу попадёт. Она хочет личные границы выстроить и расстояние держать, потому что ей так проще себя контролировать, да и его тоже - она может среагировать на любой выпад, что он выдумает, потому что у Минчума тормозов совсем не осталось, судя по его действиям и словам. Его хриплый голос Мэдоуз бесит - как и он сам, начиная со своего красивого лица и заканчивая идеальной фигурой; сложно видеть монстра в человеке, которого идеальным буквально считала несколько лет. Её бесит, что он вновь ведёт себя так, будто она его игрушка или собственность, а значит, ему позволено всё, что угодно; Мэдоуз закипает и идти на попятную не собирается, выдыхает с облегчением, когда он отодвигается.

[float=right]https://i.imgur.com/RiqeDRU.gif[/float]- Ты рехнулся? - она громко выкрикивает вновь - чёрт возьми, она голос повышать не любит и себя спокойной считает, но сейчас от расслабления ни следа не осталось; как и следов зелья в её организме // очень жаль, чёрт возьми. - Что за чушь ты городишь, Филлип, какое дело? Какой месяц под одной крышей? Ты знаешь, что преследование другого человека - уголовно наказуемо? - она заводится ни на шутку и ни какие просьбы послушать не реагирует, потому что слушать она устала.
Ей, как никому другому, известно, как красиво он говорить умеет; она на его ложь велась долгие пять лет и каждый раз ему удавалось её уболтать, но сейчас она ни единому его слову не поверит. Не тем, где он правду укрывает и пытается заставить её принять как данность тот факт, что ей по утрам придётся с ним на кухне сталкиваться.
- Не собираюсь я слушать твой бред, пока ты мне не объяснишь, какого чёрта решил притащиться и жить у меня! - она видит, как он закипает, как про себя считает, чтобы не броситься агрессивным зверем в нападение, но ей плевать; он сам виноват в том, что делает, и в том, как она на это реагирует.
У Доркас в голове не укладывается, что его к ней на порог привело и заставило на диване обосноваться; и она смиряться с этим не собирается, потому что учится быть без него - а с ним рядом этого никак не получится. Доре это всё надоело - она хочет уйти, а не выслушивать его крик, но он дверь запирает и выйти ей не даёт, на что она возмущённо назад дёргается, и хочет уже рот открыть, чтобы его вновь агрессией обдать.
[float=left]https://i.imgur.com/27UeuoK.gif[/float]Только Мэдоуз совершенно не ожидает, что Минчум голос повысить тоже может; она на месте замирает, когда он с итальянского на английский возвращается и срывается на неё, кажется, впервые. Доркас замолкает мгновенно, от страха съёжившись, но всё ещё со злостью в глазах на него смотрит; да какого чёрта происходит?
- Думаешь, этого мало? - откликается тихо, усмехнувшись невесело; одной этой лжи про ликантропию хватило для того, чтобы её пополам разрубить и так и не дать рубцам зажить. Да, он прав, что никогда её не трогал и от боли оберегал; но про один маленький факт забыл, вынудил её увидеть то, чего она видеть никогда не должна была, и теперь считает, что имеет право стоять в её комнате и орать на неё. - Или думаешь, мне тебя ненавидеть нравится? Напиваться и не помнить целый вечер, просыпаться с гудящей головой? - вкрадчиво спрашивает, резонируя ярко с его повышенным голосом, даже шаг вперёд делает, внимательно в его лицо смотря.

Фил для неё с новой стороны открывается - неизведанной ранее - Доркас вновь на его крик шугается, дёргается и чуть ли не хватается за палочку; с обидой смотрит на него, когда он её идиоткой зовёт, и глаза щурит, потому что она его не обвиняет в том, что он ей говорит. Она вряд ли подумать могла, что Фил к ней прикоснётся или убьёт, потому что как бы он не думал, чудовищем она его не считает; она боится другого совсем и ему это известно.
Но сейчас Доркас замечает изменения в его лице, видит, как он успокоиться пытается, а после - угрожает, и Дора теряется окончательно, совершенно перестав происходящее понимать. Он себя ведёт по-новому, не так, как Мэдоуз привыкла, и её к месту пригвождает от того, как он слова выбирает и как давит на то, что обсуждению его переезд не обсуждается.
Доркас резко глаза расширяет и голову вскидывает, смотря на него с осознанием; она к нему шаг делает, расстояние между ними разрывая нацелено, и рядом с ним замирает, в тёмные глаза смотря требовательно.
- Что происходит? - громко спрашивает, руки на груди складывая, испепеляя Минчума взглядом сощуренных глаз. - Что случилось, Филлип? Почему тебе нужно за мной следить и находиться рядом? - он, кажется, снова забыл о том, что она не дура, и даже за пеленой ярости рассуждать умеет; Доркас все его слова про себя повторяет и наконец понимает, что он не договаривает самое важное, вновь за бортом её оставляя. - За мной кто-то охотится? Кто-то из тех, кто напал на твоего отца? - она за самую правдивую историю цепляется, нити тянет, пытаясь клубок развязать, и на Филлипа теперь сама давит. - Ты снова забыл, что я аврор, и могу за себя постоять? Или о том, что меня могут убить в любую секунду, потому что я выполняю свою работу хорошо, тоже забыл? - не замечает, как некоторые слова из-за нервов на испанском произносит // она вновь на него голос повышает, потому что в няньке не нуждается, а в охране тем более. Она боевой магией может и не владеет так, как Аластор, Фрэнк или Марлин, но на поле боя с ними плечом к плечу стояла и отбивалась всегда; она перед ним сейчас живая стоит, хотя стольких за решётку упекла, врагов себе наживая, и от авад уворачивалась. - Объясни мне немедленно, что происходит, иначе я вышвырну тебя отсюда и приложу Конфундусом, - кому, как не ему, знать о том, что это заклинание у неё мощным всегда выходит; Доркас терпение теряет и снова к двери рвётся, чтобы вниз выбежать и в его вещах покопаться, но он ей выйти не даёт, заставляет вновь руки из-под его ладоней выдёргивать. - Да Мерлин тебя раздери, Филлип, я не маленький ребёнок и не твоя собственность, чтобы ты со мной себя так вёл, - взрывается вновь, угрозы его вспоминает и как в глазах огонь загорался, когда орать начинал. - Я имею право знать, что происходит, и уж точно имею право на объяснение, какого чёрта ты решил жить у меня дома, - она ему в грудь пальцем тычет, потому что он её бесит невыносимо; она бы с радостью сейчас ему больно в ответ сделала, потому что одна страдать устала.
Но знает, что не сможет; потому выжидающий взгляд на него устремляет, уже зная заранее, что если он снова увильнуть попытается, палочку к себе призовёт и обязательно ему покажет, кого ещё в этой комнате защищать надо.

0

53

вильма паркинсон патронусит

хочу видеть
SYDNEY SWEENEY
https://i.imgur.com/4JjUmTx.gif https://i.imgur.com/YfGIEgR.gif

giiiiiiiiiiiirrrrrrl!
она такая красивая, у меня сердечко щемит  https://i.imgur.com/iMwTGG1.gif
давай ты придёшь и будешь чистокровной женой sugar daddy и иметь тайную ячейку в гринготтсе, наполненную кучей тайн и ядами для муженька;
или амбициозной журналисткой, пишущей нелепые статьи в ведьмополитен, и постоянно пытающейся доказать что она нечто большее;
или талантливой авроркой [алиса, привет!] мечтающей победить всё зло этого мира;
или просто девчонкой, которая делает то, что любит // варит пиво? шьёт мантии? продаёт метлы? убивает грязнокровок?
[indent]  [indent]  [indent] сидни очень милая, мне кажется, из неё можно всё, что угодно слепить. приходи!

0

54

патриция селвин патронусит

хочу видеть
MARIE AVGEROPOULOS
https://i.imgur.com/vSYZyIl.gif https://i.imgur.com/eVzbbFM.gif

у меня для тебя есть один хедканон, но для него нужен фенрир, поэтому я просто тут скажу, что ты можешь быть а) егерем, б) оборотнем, в) членом ордена феникса, г) аврором. я вижу тебя сильной, уверенной в себе, властной, но по нужде, а не из-за собственных амбиций. приходи, пожалуйста, так люблю мэри, но сама твинком точно не смогу обзавестись

0

55

трэвис паркинсон патронусит

хочу видеть
ROBERT SHEEHAN
https://i.imgur.com/oHWZIga.gif https://i.imgur.com/LHtRQ0l.gif

ну давайте, скажите мне, что он вам не нравится https://i.imgur.com/pb7pWbV.gif
приходи тем еще разгильдяем, шляющимся то по косому, то по лютному, срезающему кошельки, дамские сумочки и мужские портфели - за последнее частенько получаешь по лицу, но быстро скрываешь магией синяки, потому что пытаешься вновь найти себе нормальную работу.
приходи работать в бордель, ну или в  любую другую лавку в лютном, куда тебя наконец возьмут на работу - только не проеби свой шанс, а?

0

56

джорджиа слагхорн ждёт

https://i.imgur.com/xLszSVB.gif https://i.imgur.com/qLESgnb.gif

fenrir greyback
[±1940, death eaters; —// внешность: travis fimmel]

» when I wake up,  I'm afraid
SOMEBODY ELSE MIGHT TAKE MY PLACE


у тебя шрамы, выцветшие, по всему лицу; грубые руки и запекшаяся кровь под ногтями. у тебя нет ориентира, ты скитаешься по миру, чтобы выжить // или чтобы тот самый смысл найти. я понятия не имею, почему ты такой и откуда ты взялся, но на вопросы ты не отвечаешь. я тебе приношу лекарства, а ты это смешным находить: "от мужа сбегаешь ради того, чтобы здесь прятаться?"
тебе одному мой секрет известен, а я тебя своей еще одной тайной делаю, когда в пещере прячу и прикрываю вход хвойными ветками. прошу тебя не приближаться к драконам, но одного ты все-таки ранишь, из-за чего я перестаю с тобой общаться. а тебе все равно - если не я, найдется другой человек, который поможет и принесет корку хлеба. фенрир, кто ты такой и зачем пытаешься осесть в англии? неужели темный лорд может дать того, чего достичь своим пренебрежением не может?
[indent]  [indent]  [indent] у тебя черное и белое смешиваются в серое // нет правил, нет ограничений. кто тебя останавливает и почему ты, грейбэк, продолжаешь появляться на заданиях пожирателей смерти?


- ой, в общем, вообще все равно, какой у тебя характер, кто ты, почему ты, зачем ты - просто приходи! очень хочу фенрира видеть и, наверное, фиммел (или момоа) классно смотрелся бы на нем. мне бы хотелось сохранить отношения между ним и джо, где джо понятия не имеет, кто такие оборотни, а фенриру все равно, что она там думает, лишь бы приносила поесть и помогала, когда было нужно.
- со всем поддержу, везде уведу, со всеми познакомлю
- приходи, оставайся!

пример вашего поста

looks at her average life
and nothing has been alright

[indent]  [indent] Джорджиа никогда не гасит свечи в комнате. Она перед сном наблюдает за тенями, что после себя пламя на стенах рисует. В одной замечает дракона, в другой - войну, а третью долго разглядывает и на постели садится удобнее, затылком в стену утыкаясь. Края у тени неровные, она то и дело скачет от потолка и до стола напротив, а Слагхорн, сама того не замечая, улыбаться начинает, наблюдая за этим. Свеча, кажется, не двигается, зато тот самый отпечаток, по которому можно, наверное, будущее прочитать, места себе найти не может. Джо любила когда-то прорицания, пока не растеряла интерес к изучению чего-то непонятного. В Хогвартсе легко можно было отказаться от одного и перейти к другому: сменить клуб или поссориться с лучшими друзьями. Сейчас же Слагхорн связана обещаниями и обязанностями. Порой создается впечатление, будто бы она в очередной клетке оказывается, из которой сбежать не получится, даже если очень попытаться.
Чем дольше она на тень смотрит, тем отчетливее в ней различает волнистые волосы, обрамляющие лицо. Они небрежно переброшены на одну сторону, чтобы не мешали заполнять документы. Между бровей Джорджиа замечает складку — отблеск из окна, сквозь которое все еще виднеется небольшая луна. Еще немного // совсем чуть-чуть // и она в силуэте на стене различает Пайпер.

[indent]  [indent] Эта мысль заставляет ее свечу затушить и впервые за последние четыре года заснуть в темноте.

[indent]  [indent] Слагхорн никогда себя хорошим человеком не считала: она словно возвращается в Гойл-мэнор, чтобы сквозь кусты терновника пробежать до леса. Правда лабиринт каждый раз увеличивается и запутывается все сильнее. Джорджиа ни за что ухватиться не может — она теперь понятия не имеет, кем является. Сара Рэндалл, которой боль подобная не знакома, больше не примеряется на воспоминания, что Пайпер собой на поверхность вытаскивает. Она на МакФасти смотрит и не может больше улыбку на губах растянуть, потому что перед глазами тот самый ужин на седьмом курсе, его пальцы на ее колене под столом и радостные крики со стола Гриффиндора. Насколько Джо было плохо, настолько же боли она приносила Пайпс всеми возможными способами. Пусть даже безобидная шутка с окрашиванием волос — все равно легче дышать становилось. Ей за это стыдно иногда бывает // особенно, когда Пайпер себя профессионально ведет и, кажется, старается позади оставить то, что их в Хогвартсе связывало. Джорджии не нравится, что подобное ее задевает. Она все чаще угрюмо в ее сторону смотрит, надеясь хотя бы чем-то спровоцировать злость или недовольство, но как бы сильно ни пыталась, МакФасти не поддается дрессировке.

[indent]  [indent] Ее работа сводится теперь к попыткам избежать компании Пайпер. Она кажется вездесущей: куда бы Джорджиа ни пошла, везде то разговоры про нее, то она сама. Слагхорн краем уха слышит, что МакФасти была замужем, но о большем никто не распространяется. Разговорить даже завсегдатаев бара не получается, сколько бы Джо ни покупала им выпивки, потому что: — а тебе-то что? — отрезвляет похлеще прохладного душа, под которым Джорджиа прячется после до самой полуночи.

[indent]  [indent] Она на задание собирается с четырех утра: просыпается слишком рано. В голове кавардак, но Слагхорн уже успевает к этому привыкнуть. Когда-то удавалось отдохнуть от своих же страхов, представившись Рэндалл, теперь же любые попытки заканчиваются испорченным настроением. Джорджиа себя не любит // она себя знать не хочет, потому что в ее имени один лишь шепот, шипящий, недовольный и тяжёлый. Он пробегается холодом по позвоночнику и оставляет после себя дрожь в пальцах, которые то и дело приходится сжимать в кулаки и разжимать тут же, чтобы размять и не дать страху дальше распространиться. Спустя мгновение ей начинает чудиться ментоловый запах и аромат его духов // тут же Слагхорн открывает окно нараспашку и из него высовывается, чтобы свежего воздуха вдохнуть и наваждение с себя сбросить.

[indent]  [indent] Пайпер своим существованием Джорджии каждый раз напоминает, кем она была и кем осталась, как далеко бы ни бежала. Если бы не сошедший с ума Аттикус, он бы наверняка ее смог найти даже тут. Очередное утро с краснеющим горизонтом не приносит с собой успокоения, и Слагхорн поправляет рюкзак, выдвигаясь к месту сбора.

[indent]  [indent] Она могла бы из заповедника уехать и скрыться в другом месте, но все не так просто. Хотя, наверное, проще уже некуда. Другое дело, что Джо не хочет пытаться скрыться в очередной раз. Сдалась она или, наоборот, осмелела — непонятно, а она шагу прибавляет, чтобы не опоздать и не вызвать очередной шквал недовольства старшего МакФасти.
Работать на эту семью оказывается не то чтобы сложно, скорее — душевно. Это самое чувство Слагхорн и пугает, наверное, сильнее всего. Они подходят к заповеднику с любовью, они семьей зовут всех, кто причастен к общему делу, и даже Джо, порой, обнимать пытаются, а она шипами тут же обрастает, с каждым разом все хуже их скрывая под дружелюбностью Сары.

[indent]  [indent] Она игнорирует Пайпер, которая на каждом задании с нее взгляда не сводит, словно ожидая, что Джорджиа снова кого-то вверх ногами подвесит и заставит выплевать слизней. — Привет, — здоровается с Дайтаном, забирая дневник, в котором последние наблюдения за длиннорогом. Слагхорн находит его парой месяцев назад и только недавно выпускает на волю. Привязанность к драконами — худшее, что может случиться с драконоборцем, поэтому Джо выбирает дорогу драконолога. Она пробегается по записям и довольно прячет дневник в рюкзак.
На Джурре замечено три особи, говорят, женские, — объясняет Дайтон, раздавая присутствующим склянки, которыми они должны смочить экипировку на всякий случай. — Прилетели с юга, возможно, двинутся к северу. Нужно удержать, иначе Министерство снова попытается вмешаться, — Слагхорн кивает, передавая противоожоговую мазь дальше по кругу и отмечая, что драконологи делятся по группам: — Пайпер с Сарой, — Джо губы поджимает, но ни слова против не говорит — права не имеет себя дискредитировать. Она обещает Пайпер соблюдать правила, а общения Джорджиа в последнее время старается исполнять.

[float=right]https://i.imgur.com/7HqunxG.gif[/float] [indent]  [indent] Когда все разбирают порт-ключи и отправляются ко своим подопечным, Джо ладони друг о друга потирает, дожидаясь, пока Пайпер сама что-то скажет. Но она сохраняет молчание, а Слагхорн с омерзением осознает, как четко вчера тени свечи изобразили линии ее лица.
— Так и будешь медлить? — толкает ее в сторону, злясь скорее на саму себя // и на то, что ни черта не понимает. Джоржиа осторожно касается порт-ключа, протягивая вторую часть палки Пайпер: — Мерлин, ты можешь перестать копошиться? Туда и обратно, большего от тебя не требуется, — ей нужно быть учтивее, ей нужно молчать и не заставлять щеки МакФасти краснеть от гнева, только вот не получается, только вот заебала.
— МакФасти, не раздражай меня с самого утра, — тянется за ее рукой и, цепко перехватив запястье, тянет к порт-ключу.
                   смотри, Аттикус, смотри.

[indent]  [indent] Джо губы закусывает изнутри, когда осознает, на кого в этот самый момент оказывается похожей, а потом в сторону выдыхает и наконец глаза закрывает в трансгрессии.

0

57

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
ALBA FLORES
https://i.imgur.com/BJbnjLi.gif https://i.imgur.com/fJUvjeY.gif

я сражалась как могла, от того, чтобы зарегистрировать твинка меня останавливает лишь мысль, что кто-то может эту девочку взять и сделать с ней невероятного персонажа. пожалуйста, заберите, я вас залюблю, уверена, что и остальные подтянутся. вы можете быть (кряк) воровкой, предсказательницей, светской леди, хреначить пожирателей или же орденовцев. а может ты вообще посол из Испании, и я с тобой кручу-верчу-все-дела  https://i.imgur.com/iMwTGG1.gif

0

58

патриция селвин патронусит

хочу видеть
MILEY CYRUS
https://i.imgur.com/dG3tRo6.gif https://i.imgur.com/bChciY5.gif

don't call me angel все дела

0

59

юджиния дженкинс патронусит

хочу видеть
MAXIM MATVEEV
https://i.imgur.com/O6flfc9.gif

влоатмолватм (?) ну посмотрите это же ньют, а может зельевар ордена феникса, а может потомок эмигрантов, который просто не в тот момент не в том месте оказался. приходи, придумай с тобой сюжет и не дам скучать

0

60

луна флеминг патронусит

хочу видеть
DYLAN MORAN
http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/205/858153.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/205/346357.gif

вот вы как думаете, кто в магическом мире - самый защищенный человек? логично было бы предположить министра дженкинс, за которой после покушения глаз да глаз, или тех же кандидатов ордена / темного лорда, которых организации берегут старательно. казалось бы, но нет. знакомьтесь - это том.
том владеет баром, расположенным на входе в магический квартал, вмещающий в себя лютный и косой переулки. если вы - волшебник - в любом случае видели его в дырявом котле. если старше 17 - скорее всего и выпить с ним успели.
ему по большей части ни до кого из собутыльников дела нет, но вино он любит, послушать готов, а потому душу ему периодически изливают как пожиратели, так и орденовцы, да и те, кто скорее министерство поддерживают - тоже не отстают. он не отличается сильными дружелюбием - расскажи ему о своих проблемах и получи в ответ "мерлин великий где мои сигареты, что что ты там вещаешь? нет, продолжай,  продолжай, а то мне придется идти и пересчитывать кассу". так что да - так себе психолог, но уже ставший настолько привычной частью магического мира для всех, что ни у кого рука не поднимется. случись что с томом или дырявым котлом- страну ждет всенародный траур.
неоднодневный.

ps я наткнулась в вк на паблик дилан моран в уебищном состоянии и пришла сюда сразу, ни о чем не жалею

0


Вы здесь » Рассвет Новой Эры » Партнерство » Finite Incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно